«Значит, не буду работать». В мастерской у Цеслера нашли кровать — и почти в 4 раза повысили аренду
22.01.2020
Адар'я Гуштын, фото Елена Анкудо, TUT.BY

«Значит, не буду работать». В мастерской у Цеслера нашли кровать — и почти в 4 раза повысили аренду

Комитет госконтроля провел мониторинг творческих мастерских белорусских художников и дизайнеров. Теперь мастеров лишают права на льготную аренду и выставляют неподъемные счета — до 50 тысяч долларов.

В Белорусском союзе дизайнеров, который является арендатором, говорят, что это уничтожит объединение — таких денег нет ни у союза, ни у творческих работников, пишет TUT.BY.

Главная претензия — художники и дизайнеры занимаются коммерческой деятельностью — продают свои работы. В мастерской известного художника Владимира Цеслера у проверяющих вызвала вопросы… кровать — ставку за аренду подняли в четыре раза. Цеслер говорит, что не сможет столько платить: «Значит, не буду работать, значит, им так надо».

Председатель Белорусского союза дизайнеров Дмитрий Сурский говорит, что из Комитета государственного контроля пришло письмо, что они проводят мониторинг, — запросили адреса творческих мастерских, документацию о доходах союза. Проверяли мастерские всех творческих союзов — и художников, и дизайнеров, и архитекторов.

— Проверяющие ходили по мастерским, составляли акты, где описывали, что находится в помещениях. А потом сформулировали предписание для ЖРЭО: повысить арендную ставку. По закону, творческие работники имеют право платить по льготной цене — коэффициент 0,1 от полной стоимости. Но в КГК посчитали, что в мастерских ведется предпринимательская деятельность, поэтому никаких льгот у художников и дизайнеров не должно быть. Всегда в мастерских работали художники, они создавали свои произведения, которые в результате продавались — в музеи, в частные коллекции. Творческая мастерская — это рабочее место художника или дизайнера. Зачастую это единственное место, где он может заработать на жизнь и на аренду этой самой мастерской.

У Белорусского союза дизайнеров 60 таких мастерских, порядка 30 находится в Минске. В отношении восьми мастерских вынесены предписания.

— Все договоры заключены с Белорусским союзом дизайнеров, — поясняет председатель. — Нам пока не предоставили никакие документы — ни Комитет госконтроля, ни ЖРЭО Московского и Ленинского районов, к которым относятся мастерские. Счета выставили нашим дизайнерам. Максиму Карасю насчитали более 98 тысяч рублей. Понятно, что таких денег нет ни у него, ни у союза, мы за год можем максимум собрать 30 тысяч рублей, и то, если все заплатят взносы. Другим дизайнерам выставили счета свыше 2 тысяч рублей, причем в одном случае с нашего счета уже списано в адрес ЖРЭО Ленинского района 2 тысячи рублей.

Люди из руин поднимали эти мастерские, вкладывали свои деньги, делали ремонт — ничего не зачлось, а сейчас еще забирают льготу.

По словам Дмитрия Сурского, претензия проверяющих в том, что художники и дизайнеры занимаются в мастерских коммерческой деятельностью и даже… живут.

— У Володи Цеслера в мастерской увидели кровать и прицепились к этому, а ведь ему почти 70 лет. Он что, не имеет права, работая в мастерской за компьютером или мольбертом, прилечь и расслабиться? Посчитали, что нецелевое использование! В другой мастерской увидели несколько швейных машинок — это тоже не устроило. Наверное, подумали, что там ателье по ремонту одежды. Но у каждого художника — свой инструмент: у кого-то холст и масло, а у кого-то — швейная машинка, утюг, ткань и иголки. У дизайнера в арсенале могут быть даже токарные станки, у меня у самого в мастерской весь комплект слесарного и столярного оборудования. Еще одно основание для претензий — то, что некоторые художники и дизайнеры являются индивидуальными предпринимателями. Но они в свое время открыли ИП, чтобы легализоваться, потому что были претензии: продаешь картины чаще, чем раз в год, это считается регулярным извлечением дохода, могут привлечь к ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность. Люди в ужасе стали открывать ИП. А сейчас оказывается, раз открыли ИП, значит, вы уже не творческие работники — и мы будем вас душить. Это совершенно несправедливо. Мастерская — это место работы художника, а не место, куда он приходит отдохнуть от основной работы и рисовать воздушные замки. Проблема, что в законодательстве так и не урегулировано, что считать творческой мастерской.

Владимир Цеслер говорит, что после визита проверяющих арендную плату за мастерскую ему подняли с 400 долларов до 1,5 тысячи долларов в месяц. Вопросы вызвала не только кровать, но и то, что художник в свое время зарегистрировал ИП, чтобы легализовать доход — платить налоги.

— У меня пенсия примерно 100 долларов. Раньше аренда была четыре пенсии, сейчас будет 15 пенсий, — отмечает собеседник. — 1,5 тысячи долларов в месяц я платить не смогу, поэтому придется отказаться от мастерской.

— Но вы же должны где-то работать, — уточнили мы.

— Значит, не буду работать, значит, им так надо, — заявил художник.

Мы обратились за комментарием в Комитет государственного контроля и Министерство культуры и опубликуем официальные комментарии, как только получим ответ.

Последнее в рубрике