Заменить Беларусь на калийном рынке могут — и хотят — все. А как туда вернуться?
24.06.2021

Заменить Беларусь на калийном рынке могут — и хотят — все. А как туда вернуться?

Таких высоких цен на калий, как в этом году, не было уже десять лет. А производить калийные удобрения уже давно не было так выгодно.

На следующий же день после анонсированного четвертого пакета санкций в отношении Беларуси производитель удобрений канадская компания Nutrien Ltd пообещала нарастить производство на полмиллиона тонн. Чтобы мир не столкнулся с дефицитом.

Еще раньше немецкая компания South Harz Potash заявляла, что может взять потребности Европы в калии на себя.

Реакция конкурентов на санкции идет несколько вразрез с заявлениями Белорусской калийной компании: мол, отказавшись от белорусских удобрений, коллективный Запад доведёт мир до подорожания продуктов. Мир переживет. А раз так, сможет ли Беларусь вернуться на рынок?

Мировой лидер станет еще большим лидером

В этом году цены на удобрения выросли вслед за ростом цен на продовольствие, пишет Bloomberg.

Продукты дорожают, и раз фермеры могут выручить больше денег, они и на удобрения могут потратить больше. В результате, по некоторым данным, цены на калий достигли максимальной отметки с 2012 года.

Белорусский калий обеспечивал пятую часть мирового экспорта. Но если бы компанию просто «выгнали» с рынка, всё могло бы сложиться так, как и предсказывали в пресс-службе БКК в беседе с «Интерфакс». Острый дефицит калия повлек бы за собой рост цен на удобрения. Следом — еще более высокие цены на продовольствие.

Но конкуренты сориентировались быстро.

О том, что «Беларуськалий» попал в санкционный пакет, стало известно в понедельник, а утром вторника акции канадской Nutrien выросли на 2,6%. И в тот же день уже во второй раз за месяц компания пообещала нарастить объемы производства на полмиллиона тонн. Там пояснили: как раз для того, чтобы предотвратить слишком быстрый рост цен.

В первый раз такое обещание канадцы дали после того, как американская компания-конкурент Mosaic Co вынуждена была сократить добычу. И вот через две недели они дали новое обещание, еще более щедрое.

«Имея устойчивый рост на глобальных рынках сельскохозяйственной продукции и средств производства, мы повышаем прогноз и увеличиваем производство калийных удобрений в общей сложности на 1 миллион тонн, чтобы гарантировать, что фермеры получат необходимый им калий», — цитирует генерального директора Nutrien Мэйо Шмидта Bloomberg.

Произвести этот дополнительный тоннаж планируют не сразу, а ближе к четвёртому кварталу года.

В общем, мирового голода не будет. По крайней мере, не из-за санкций в отношении Беларуси. А конкуренты заработают. И речь не только о канадцах.

Немцы берут Европу на себя. Или это сделают русские

Сейчас Беларусь покрывает четверть потребностей Европы в хлористом калии.

Еще за несколько недель до анонсированных санкций немецкая South Harz Potash уже заявляла о планах нарастить объемы производства. Так, чтобы Европа самостоятельно могла обеспечивать свои внутренние потребности.

Германия занимает пятое место в мире по объему производства калийных удобрений. Компания South Harz Potash владеет тремя бессрочными лицензиями на добычу и двумя — на разведку полезных ископаемых в калийном районе в центральной Германии. Запасы большие, и планы на Европу понятные.

А еще Европу может обеспечить Россия. Аналитик инвестбанка ВТБ Капитал Елена Сахнова прежде предсказывала, что санкции в отношении «Беларуськалия» могут вызвать краткосрочное повышение цен в Европе. А потом «такие производители, как российский ПАО «Уралкалий», могут заменить белорусские объемы».

«Занижай цену и продавай»

Итак, мир без белорусского калия не пропадет. Но что делать белорусским калийщикам в идеальном мире будущего, где в Беларуси больше не нарушают права человека, глава государства меняется каждые два срока, а европейский и американский рынки потеряны?

— Нас ещё не прогнали с рынка, пока это только угроза. Но если секторальные санкции введут, нужно понимать, что свято место пусто не бывает, — говорит экономист Ярослав Романчук. — Желающих заключить контракты с Китаем, Индией, Бразилией достаточно.

В случае санкций нам предстоит узнать, будут ли реализованы серые схемы поставки белорусского калия, говорит экономист.

— Может появиться офшорная компания, может что-то предложить Китай. Вопрос только в объеме потерь. Когда Иран был под санкциями, он находил возможность торговать с танкеров. И здесь что-нибудь придумают. Да, отпускная цена будет низкая, но ради валютной выручки могут пойти и на это.

Экономист Владимир Ковалкин считает, что вернуться в игру будет несложно — через демпинг.

— Если мы говорим про калий, про нефть, про биржевые товары, которые не несут в себе технологичных затрат, то такой рынок вернуть легко.

Биржевые товары продают так: предлагай цену ниже рыночной — и продавай. Как с торговлей валютой. Хочешь купить больше долларов? Предлагай выгодную цену. То же самое с нефтью, то же самое с калийкой.

Экономист Ярослав Романчук также предрекает, что через «год-два» отсутствия на рынке возвращаться на него придется с серьезным снижением цены и благоприятными условиями поставок.

— Беларусь на этом потеряет не одну сотню миллионов долларов. Объемы потерь будут зависеть от того, насколько продолжительными и жесткими будут санкции и насколько креативными будут люди, которые займутся разработкой схем по восстановлению или сохранению существующих географических пунктов поставок калийных удобрений.

Но демпинговые цены БКК уже и без того вызывали на рынке переполох. Так случилось буквально этой зимой, когда БКК подписала крупный контракт с Индией. Тогда партнерам предложили покупать калийные удобрения по 247 долларов за тонну. Это выше цен 2020 года, но ниже, чем у конкурентов. Так, канадская Nutrien Ltd. продает калийные удобрения в США примерно по 350 долларов за тонну.

Кстати, в апреле цену все же пересмотрели: чувствительная к стоимости удобрений Индия неожиданно согласилась платить БКК 280 долларов за тонну.

С другой стороны, калий — это товар, который продается не на спотовых рынках, когда сделки заключаются мгновенно, а по долгосрочным контрактам. Кто будет разрывать долгосрочный контракт ради того, чтобы снова торговать с Беларусью?

Ковалкин говорит — кто угодно.

— Все заинтересованы в том, чтобы покупать дешевле. И если есть такая возможность, то разорвут контракт, заплатят штраф и начнут покупать по более низким ценам. Так это работает. Как говорится, проблемы, которые можно решить за деньги, это не проблемы, а расходы. Вот и это тоже не проблема, а расходы.

Включите печатный станок

Мы предположили, что откровенно демпинговые цены могут не просто «взволновать рынок», но и отразиться на условиях труда рабочих. Но собеседник Еврорадио считает, что у «Беларуськалия» — по крайней мере, сейчас — достаточно денег, чтобы обеспечить своим сотрудникам комфортный труд. Если захочет.

— Условия труда в первую очередь зависят от того, что готово руководство «Беларуськалия» тратить на своих рабочих. Не нужно перекладывать с больной головы на здоровую. Сегодня это высокоприбыльное производство, и ничто не мешает руководству «Беларуськалия» обеспечить для рабочих лучшие условия труда, — говорит Ковалкин.

Романчук согласен: главной жертвой санкций будут все же не рабочие, а бюджет.

— «Беларуськалий» — огромное бюджетообразующее предприятие. Если валюта не будет поступать в страну, мы можем потерять пару процентов ВВП. Белорусские власти должны понимать: если они воют, то цена войны будет не только в потерях человеческого капитала. Они столкнутся и с давлением на курс, с инфляционным налогом, который появится, если власти решат компенсировать потери с помощью денежно-печатного станка.

Последнее в рубрике