Задержанный по делу Тихановского политтехнолог Шкляров передал через адвоката на волю свое обращение
18.08.2020
Фото: day.gudkov.ru

Задержанный по делу Тихановского политтехнолог Шкляров передал через адвоката на волю свое обращение

Письмо он передал через адвоката Антона Гашинского.

Открытое обращение политтехнолога Виталия Шклярова опубликовала «Новая газета».

«Мой подзащитный Виталий Шкляров, находящийся в СИЗО-1, лишен возможности переписки с внешним миром. Поэтому он попросил меня сделать заявление от его имени, передав его слова», — цитирует НГ Гашинского.

— Как и всякий человек, посмевший критиковать авторитарные режимы, я понимал, что зарекаться от тюрьмы не стоит. Но когда меня арестовали, я все же не ожидал, что попаду в тоталитарный застенок. Надолго. Словно какая-то гнусная машина времени отправила меня в ГУЛАГ. Нет, меня пока не бьют. Но пытаются сломать. Всеми силами. Корежат и давят, используют махровые лагерные методы, — пишет Шкляров.

Политзаключенный рассказывает, что он лишен возможности даже письменно общаться с родными. Ему не передают книги

 — Один раз после встречи с адвокатом, после попытки передать письмо матери и жене, завели в комнату, раздели полностью, догола, и обыскивали с пристрастием — не спрятал ли я где-нибудь клочок бумажки. Потом посадили в «стакан» — это бетонный карцер метр на метр, — пока, похоже, обыскивали мою камеру.

Шкляров рассказывает, что в камеру ему поставили телевизор по которому доступно только три белорусских канала, «где идут особые душеспасительные белорусские программы — наверное, надеются вымыть мозг пропагандой про надои и уборку зерновых». Душ политзаключенному доступен раз в неделю. Туалет прямо в камере — у всех на виду.

— Лечь на кровать днем нельзя — за это тоже выговор и карцер гарантированы. Зато после 22.00 — отбой. Думаете, отбой — это легли и уснули? Отбой — это только выключили музыку, советско-патриотическую, которая с шести утра гремит со двора. Свет в камере горит непрерывно, 24 часа в сутки. Нары короткие, железные и настолько неудобные, что на них невозможно уснуть. Ноги отекают, вытянуть их не выходит. Поэтому выспаться нереально: больно и светло. И постоянный лязг железных замков и дверей. Всегда. 24 часа в сутки. В 2020 году это можно и нужно расценивать как пытки. Пытки за свободу слова, за неправильные взгляды и статьи о выборах президента.

Однако, как отмечает Шкляров, его условия — ничто по сравнению с тем, что пришлось пережить задержанным во время протеста. А слухи об этом доходят с воли. Он пишет, что не теряет «надежду на свободу, для нас всех».

— На всякий случай официально заявляю: мыслей о самоубийстве не имею. Надеюсь быть полностью оправданным, выйти на свободу, и продолжить жить свободной честной жизнью, как жил всегда.

Обращение от «временно застрявшего в Белорусской ССР, свободного политзэка Виталия Шклярова» адвокат передал «Новой газете» и «Эху Москвы».

Виталия Шклярова, напомним, задержали 29 июля в Гомеле. Ему предъявлено обвинение по части 1 статьи 342 — в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них.

ГосСМИ вечером 29 июля показали «расследование» о том, что Шкляров был консультантом проекта Тихановского «Страна для жизни» и фактически мобилизовал протестный электорат вокруг блогера. Сам Шкляров неоднократно заявлял, что не имеет никакого отношения к штабу Тихановской и не знаком с Сергеем Тихановским.

Европейская федерация журналистов призвала власти Беларуси освободить Виталия Шклярова, который был также известным политическим комментатором и колумнистом «Новой газеты», и прекратить преследование журналистов за выполнение ими своих профессиональных обязанностей. Депутаты бундестага обратились с открытым письмом на имя Александра Лукашенко с тем же призывом.

Белорусские правозащитники признали Виталия Шклярова политзаключенным.

Последнее в рубрике