За что можно посадить бизнесмена в Беларуси: топ-10 статей Уголовного кодекса
21.09.2020
Автор: Леонид Фридкин, Office life

За что можно посадить бизнесмена в Беларуси: топ-10 статей Уголовного кодекса

Менее года назад едва ли не самыми популярными для обсуждения в деловом и юридическом сообществе были две темы. Первая — укрепление доверия между государством и бизнесом, вторая — декриминализация экономических преступлений. Теперь эти высокие правовые материи сменились у предпринимателей грустной парадигмой: искать способ релокации или не зарекаться от тюрьмы и сумы.

О правовых рисках бизнеса в белорусском государстве рассказывает колумнист Office Life Леонид Фридкин.

Когда государству нужны деньги, оно прежде всего шарит в карманах налогоплательщиков. Теперь у нас особая ситуация. Властям приходится одновременно решать сразу две задачи: искать новые способы пополнения бюджета и приструнить бизнесменов, рискнувших проявить гражданскую активность. Богатый ассортимент административных и уголовных статей, а также специфика законодательства и судебной системы позволяют решать обе задачи комплексно.

Вопреки распространенному мнению, в Беларуси не столь уж много «посадок» по экономическим статьям. К примеру, в первом полугодии 2020-го — всего 84 (в том числе половина — по «налоговой» статье 243 УК), за весь прошлый год — 303, тогда как в 2017-м осуждено 587 человек.

В значительной мере это обусловлено новациями в законодательстве. Главными достижениями последних изменений главы 25 УК «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности» считаются увеличение крупного и особо крупного размера ущерба, ограничение применения конфискаций и лишения свободы, изменение категорий и декриминализация отдельных экономических преступлений. В частности, отменена статья 234 «Лжепредпринимательство» и изменена статья 233 «Незаконная предпринимательская деятельность».

Статья 209 УК РБ (мошенничество)

Но не стоит впадать в эйфорию. Во-первых, эти статьи применялись не столь уж часто — хватало административной ответственности. В уголовных делах в 2018 году было зарегистрировано 36 фактов лжепредпринимательства и 109 — незаконной предпринимательской деятельности (2,1 и 6,3% экономических преступлений), в первом полугодии 2019-го — 7 и 27 соответственно (0,7 и 2,8%). Во-вторых, лжепредпринимательство, то есть создание бизнеса, в том числе на подставное лицо, с целью получения незаконных доходов по своей сути очень схоже с завладением имуществом либо приобретением права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием, то есть мошенничеством, наказуемым по статье 209 УК. При необходимости вполне можно привлечь предпринимателей и менеджеров по этой статье. Но по статье 233 УК виновным лицам грозил срок до 2 лет, а то и просто штраф, при самых отягчающих обстоятельствах (особо крупный размер и организованная группа) — от 2 до 7 лет, а по статье 234 УК — от 3 до 7 лет. А срок за мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, — от 3 до 10 лет со штрафом.

Статьи 235 (отмывание денег) И 236 (приобретение или сбыт материальных ценностей, добытых преступным путем) УК РБ

При этом «подогнать» действия, ранее считавшиеся лжепредпринимательством, под мошенничество — дело техники, которая, кстати, во многих странах давно и успешно освоена. Поскольку многие управленческие решения принимаются и исполняются коллегиально, то все причастные к планированию, разработке и реализации сделки — директор, зам по финансам, главбух, юрист и т. п. — готовая организованная группа. Полученные ими зарплаты, премии и дивиденды, закупки, а также инвестиции, осуществляемые за счет «сэкономленных на налогах средств», столь же легко можно квалифицировать как легализацию незаконных доходов. Таким образом, всегда есть опасность привлечения к ответственности по статьям 235 УК «Легализация („отмывание“) средств, полученных преступным путем» и 236 «Приобретение либо сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем».

Статьи 210 (хищение путем злоупотребления полномочиями) и 216 (причинение ущерба без хищения) УК РБ

В наше время удивляться креативу правоохранительных органов уже не приходится. Если контролеры сочтут, что цена товаров, реализованных государственным структурам, или оказанных им услуг почему-то необоснованно завышена, вполне можно ожидать возбуждения уголовного дела против частной компании по статье 210 «Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями» или 216 «Причинение имущественного ущерба без признаков хищения». Подобные случаи бывали и не исключено, что повторятся вновь.

Статья 237 УК РБ (незаконное получение кредита или субсидии)

Статья 237 «Незаконное получение кредита или субсидии» выглядит в наших реалиях довольно странно. К ответственности за получение кредита или субсидии, совершенное с использованием заведомо ложных документов и сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение, или несообщение о них у нас привлекают довольно редко. Но потенциально это очень опасная статья. По сути любая ошибка в представленной в банк отчетности и в расчетах ковенантов может обернуться для директора с главбухом сроком от 2 до 5 лет — при наличии соответствующего ущерба, то есть если кредит не удастся вернуть. Но смысл существования статьи 237 УК подрывает само государство, периодически прямо разрешая скрывать убытки путем бухгалтерских манипуляций с курсовыми разницами и амортизацией.

Статья 238 УК РБ (ложное банкротство)

Статья 238 «Ложная экономическая несостоятельность (банкротство)». Пока это тоже относительно редкая в применении статья. Но ситуация может измениться, если станут чаще встречаться попытки закрыть компанию через банкротство.

Статья 231 УК РБ (уклонение от уплаты таможенных платежей)

Статья 231 УК «Уклонение от уплаты таможенных платежей» неизменно популярна: только попробуйте утаить нюансы своих сделок и цен от таможенных органов при совершении внешнеторговых операций.

Статья 431 (дача взятки)

Статья 431 «Дача взятки» имеет у нас особую специфику. Коррупционные схемы есть везде, но более всего там, где в экономике доминирует государственная собственность, а бюрократия наделена излишними полномочиями. Чем больше в законодательстве запретов и ограничений, тем чаще бизнесу приходится оплачивать взятками возможность что-то сделать. А чем меньше самостоятельности и мотивации у руководителей госпредприятий, тем чаще при крупных поставках для госнужд случаются «откаты». Любые попытки власти победить коррупцию и разогнать посредников обречены на неудачу. Еще больше усугубляют взяточный процесс меры по решению долговых проблем госсектора. Если госпредприятия могут почти безнаказанно не рассчитываться с поставщиками, то у последних нет выбора. Чтобы удержаться на рынке, приходится давать «откаты», сначала — чтобы госпредприятие купило у них товар, потом — чтобы оно заплатило за него. Правоохранителям остается только решать, кто будет главным «героем» коррупционных дел: взяткодатели или получатели.

Отчасти снизить «взяткоемкость» долговых проблем могло бы более активное применение института банкротства и ответственности за уклонение от погашения кредиторской задолженности. Но от первого госпредприятия старательно оберегаются, а от второго директоров и чиновников неплохо прикрывают состав и практика применения статьи 242 УК.

Статья 243 УК РБ (уклонение от уплаты налогов)

Статья 243 «Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов» — вероятно, самая распространенная «экономическая» статья УК. Соблазн скрыть или умышленно занизить налоговые обязательства существует слишком часто, а набрать крупный или особо крупный размер ущерба для казны (свыше 2000 или 3500 базовых величин) можно даже в относительно небольшой компании. Опасность «загреметь» по статье 243 усилилась с появлением в законодательстве нормы об основной цели хозяйственной операции (пункт 4 статьи 33 НК). До сих пор контролеры ей не злоупотребляли, тем более что есть возможность вынудить компании доплатить налоги «добровольно» даже без проверки — по результатам мониторинга. Угроза уголовного дела здесь работает даже лучше, чем оно само, — пока силовики заинтересованы лишь в пополнении бюджета. Но приоритеты могут измениться.

Риски уголовного преследования для бизнеса еще больше возрастают в условиях всевластия силовых структур и ангажированности суда. А если к некоторым делам добавляется еще и политический фактор, то ведение бизнеса становится еще более опасным. Тут особо уповать на презумпции добросовестности и невиновности, процессуальные нюансы и приоритет права в целом не приходится вообще. Речь уже идет об отношении государства к предпринимательству в целом. К тому же в ближайшем будущем придется латать очень серьезные дыры в бюджете. А потому у власти остается несколько вариантов: серьезно повышать налоги или выжимать деньги проверками. Или совместить одно и другое.

Последнее в рубрике