Взгляд из Москвы: «Кремль не считает Лукашенко единственно приемлемым»
10.08.2021
Анастасия Зеленкова, Салiдарнасць

Взгляд из Москвы: «Кремль не считает Лукашенко единственно приемлемым»

Есть ли шанс у белорусской оппозиции быть услышанной в Кремле? Мнение Максима Саморукова.

Есть ли шанс у белорусской оппозиции быть услышанной в Кремле? Что думает на этот счет российский политолог?

Филин продолжает дискуссию по поводу того, как (и стоит ли) лидерам белорусского протеста выстраивать диалог с Москвой, которая упорно игнорировала все предыдущие попытки (ранее публиковались мнения на этот счет Игоря Лещени, Сергея Наумчика и Евгения Прейгермана).

Предлагаем точку зрения российского политолога, заместителя редактора carnegie.ru (Московский центр Карнеги) Максима Саморукова.

1

— Недавно, посещая Белый дом, Светлана Тихановская передала очередной месседж в Москву о желании пообщаться, попросив США способствовать в этом, и получила вполне ожидаемый отказ устами пресс-секретаря президента РФ Пескова. И это уже не первое такое отфутболивание. Есть ли шанс у Тихановской и других лидеров оппозиции достучаться до Кремля?

— Шансов никаких. Их с самого начала практически не было. А сейчас уж тем более. Особенно после встречи с Байденом со всеми вот этими печеньями.

Эта встреча — наибольший раздражитель, который только можно представить. И она, наверное, навсегда вычеркнула Тихановскую из всех списков возможных собеседников Кремля. А также исключило ее даже из какого-либо участия в будущем транзите власти в Беларуси, который все равно так или иначе будет проводиться под присмотром Москвы.

Думаю, Кремль посчитал разговор Тихановской с Байденом окончательным подтверждением своих предположений, что вся белорусская оппозиция — это все равно люди прозападные, которые могут говорить во время протестов, что кризис не имеет геополитической составляющей, но на самом-то деле, оказавшись у власти, уйдут на Запад так же, как, скажем, руководство Украины.

— Есть мнение, что, победи белорусская революция, Путин бы разговаривал с новым лидером, как в случае Армении и Пашиняна. Или все же никого краше Александра Григорьевича для российского руководства пока нет, и только с ним оно готово вести диалог, а значит, делает все возможное, чтобы новых лидеров здесь не появилось?

— Надо было сначала разговаривать с Путиным, а потом побеждать. Потому что в этой ситуации довольно трудно победить, не поговорив с ним.

Пашиняну все-таки было намного проще. Он мог одновременно продемонстрировать свою значительную поддержку в армянском обществе и в то же время довольно четко объяснить Москве, что, во-первых, не собирается уходить на Запад, и, во-вторых, подтвердить свои «несборы» существованием карабахского конфликта, который все равно никуда б его не отпустил.

Белорусской оппозиции делать это затруднительно в принципе. Я не думаю, что Кремль считает Лукашенко единственным приемлемым для себя лидером Беларуси. Даже предполагаю, что Кремль тоже согласен, что в обозримом  будущем Лукашенко должен уйти, и будет на этом, возможно, настаивать ближе к концу нынешнего срока.

— Что вообще России надо от Беларуси? И соответственно, могут ли ей это предложить Тихановская, Латушко или кто-то еще из оппозиции?

— Кремлю нужны гарантии геополитической лояльности, гарантии того, что страна никуда после смены власти не уйдет, не воспользуется таким обновлением для налаживания прекрасных отношений с Западом.

Я не уверен, что белорусская оппозиция в принципе могла бы дать такие гарантии. Трудно себе представить, что могло бы успокоить Кремль и убедить его, что, даже если Лукашенко уйдет, то все останется по-прежнему. Возможно, более серьезное участие кого-то из правящей элиты Беларуси в  протестных делах.

Кремль очень не любит разговаривать с улицей, вообще не любит улицу. А вот если бы серьезные люди, с постами, а еще лучше в погонах, могли бы объяснить Москве: вы знаете, ну всех достал Лукашенко, давайте как-то уже решать вопрос, а мы вам гарантируем, что никаких расторжений военного альянса не будет, никаких выходов из интеграционных группировок не будет… Вот тогда бы что-то могло случиться.

То есть белорусскую оппозицию должен представлять тот, кто имеет полномочия давать такие обещания. Кремль готов принимать гарантии  только от тех, кто имеет ресурс, чтобы потом эти обещания сдержать.

Для России в Беларуси нужно не удержание власти лично Лукашенко, а сохранение геополитической ориентации и гарантии того, что Беларусь не станет интегрироваться в западные структуры. Последнее даже важнее. То есть имеет значение не столько, что Беларусь будет интегрироваться с Россией, сколько, что она не будет интегрироваться с Западом и не превратится в плацдарм Запада по давлению на Россию.

Вот какие гарантии нужны Кремлю. И кто их мог дать?

Пока получается, что единственный, кто делает это в убедительной для Кремля форме — это Лукашенко. Поэтому шансов быть услышанными в Москве у белорусской оппозиции нет.

Последнее в рубрике