«Все ляжет на плечи населения»: эксперты о директивных кредитах
20.01.2021

«Все ляжет на плечи населения»: эксперты о директивных кредитах

Недавно Лукашенко высказался о поддержке реального сектора экономики. Значит ли это, что белорусам снова придется «скинуться» на поддержку неэффективных госпредприятий?

Еврорадио узнало у экспертов, чего ждать от такого заявления, где взять денег на директивные кредиты (льготные кредиты под поручительство правительства) и как они отражаются на жизни каждого белоруса.

Директивное кредитование постепенно снижалось в Беларуси с 2016 года. Такая политика была инициирована из-за постоянного вливания денег в неэффективные госпредприятия. В 2021 году оно должно было закончиться совсем. Но в прошлом году сумма директивных кредитов достигла 2,4 млрд рублей, что в 3,2 раза больше запланированного объёма.

По мнению старшего научного сотрудника BEROC Дмитрия Крука, заявление Лукашенко — попытка побудить банки активнее кредитовать предприятия. Их финансовое состояние, особенно неэффективного госсектора, тяжелое. А бюджетных средств на поддержку нет.

— Проблема в том, что банки не могут себе этого позволить. С рублевой и валютной ликвидностью есть вопросы. Поэтому директивное кредитование — одно из направлений, которое может быть ответом на эту ситуацию.

Эксперт отмечает, что Нацбанк ограничил предоставление ликвидности банкам, чтобы деньги не выплескивались на валютный рынок.

— Конечно, это влияет и на готовность банков кредитовать. Логика Нацбанка, если я правильно понимаю, такая, что в пределах имеющейся ликвидности банки должны более активно кредитовать. То есть в конечном счете проблему хотят переложить на банковский сектор.

По мнению эксперта, банки хотели бы выдавать кредиты, но не в потенциальный убыток. А без серьезных улучшений на депозитном рынке они вряд ли массово увеличат кредитование за счет собственных ресурсов.

Как отмечает научный сотрудник BEROC Олег Мазоль, если денег взять негде, то их могут либо напечатать, либо повысить налоги.

— Налоги уже повысили. Но эти меры ничего не дадут, поскольку предприятия давно неэффективны. Кроме того, за ними висят огромные долги. Это все ляжет на плечи населения, приведет к росту бедности в стране, падению зарплат.

В краткосрочном плане нарастить производство, может, и получится, но без роста продаж это бесполезно. Спроса на продукцию неэффективных предприятий не предвидится, поскольку качество и цена на нее страдают, уверен Олег Мазоль.

Однозначного ответа, как поддержать реальный сектор, нет, отмечает Дмитрий Крук. Есть вариант смягчения монетарной политики и вливания ликвидности в банки. Этому Нацбанк пока старается противостоять. Второй вариант — привлечение внешних займов через банки.

— Здесь тоже очень большие сомнения в реалистичности. Банки и так находятся в устойчивой позиции чистого заёмщика. Даже при желании нарастить заимствования не факт, что материнские банки будут готовы дополнительно вкладывать в белорусские дочки на фоне экономических вызовов и политической неопределённости.

Что будет, если деньги печатать?

Если печатать деньги для вливания в убыточные предприятия, то вырастет инфляция и появится давление на курс рубля.

— Тогда могу допустить, что будет подход сегментирования рынков с помощью административных ограничений. То есть средства будут идти напрямую предприятиям, чтобы ограничить возможности их перетока на валютный рынок.

Но это практически нереально. Например, через зарплаты людей они все равно будут туда перетекать. Эти последствия все хорошо понимают, поэтому идет выбор меньшего из зол, — говорит Дмитрий Крук.

Если кредитование неэффективных предприятий увеличится, то появятся серьезные проблемы с финансовой устойчивостью и платежеспособностью госсектора.

— С другой стороны, речь о необходимости более активного кредитования идёт потому, что финансовое положение предприятий, в первую очередь госсектора, проблематичное. От того, какое из зол — финансовые риски, связанные с госпредприятиями, или последствия инфляционного характера и влияния на обменный курс — сочтут меньшим, будет зависеть поведение властей, — добавляет эксперт.

Продукция ляжет мёртвым грузом, а белорусы победнеют

До текущего года у государства были дополнительные средства, которые позволяли держать на плаву неэффективные госпредприятия с помощью льготных кредитов.

— Была хорошая конъюнктура до 2014 года, сверхдоходы на поставках нефтепродуктов. Плюс был спрос со стороны российской экономики, пока не начали вытеснять белорусских производителей со своего рынка. Еще последние пять-шесть лет был профицит бюджета, — говорит Олег Мазоль.

Если директивное кредитование будет применяться под неэффективные проекты и дальше, то продукция ляжет мёртвым грузом на складах, а белорусы станут беднее.

Причем если раньше можно было говорить о приватизации и привлечении иностранных инвестиций, то теперь это маловероятно.

— Во-первых, любой иностранный инвестор, учитывая наши страновые риски, как минимум проведет независимый аудит прежде чем инвестировать. Во-вторых, очень сложно найти инвесторов, которые бы согласились вкладывать в страну из-за политического кризиса и состояния предприятий.

Если бы вдруг у властей появилось желание продать неэффективные госпредприятия, то сначала их пришлось бы реструктуризировать и оптимизировать, в том числе сократить численность работников.

— Проблема еще и в том, что обычно в других странах предприятие продают, когда оно достигло пика стоимости, — подчеркивает Олег Мазоль.

Стоимость определяется через размещение акций на бирже. В Беларуси, помимо того, что нет фондового рынка, подобную процедуру нельзя провести с убыточными госпредприятиями.

— Поэтому мы либо находим инвесторов и продаем за бесценок, либо их никто в принципе не купит.

Последнее в рубрике