Время останавливать заводы?
26.08.2020
Константин Скуратович, Белрынок

Время останавливать заводы?

Александр Лукашенко сделал в Гродно очень оригинальное заявление.

Все помнят, что он привлек на свою сторону белорусов во время первых президентских выборов обещанием «запустить заводы». А сейчас обратился с просьбой – предложением – приказом к областной вертикали во главе с новоназначенным губернатором: «… Если предприятие не работает – с понедельника замок на ворота, остановим. Когда люди остынут, разберемся, кого после этого пригласить на предприятие».

Как сказал бы по этому поводу незабвенный Виктор Черномырдин – никогда этого не было, и вот опять. То есть прежде Лукашенко «собирал камни» и стал для белорусов кем-то вроде вечного елбасы, а сейчас, наоборот, «камни разбрасывает». На самом деле, почему не закрыть завод на несколько дней или недель, если он работает убыточно, тем паче, когда рабочие бастуют.  А у власти нет возможности «ни уговорить, ни заставить их работать». То есть нет больше такой силы (власти). Раньше была, и был он елбасы, и остается елбасы, формально могущественным, а по факту уже нет.

Лукашенко еще заявлял в Гродно, что это «республика переживет», что на самом деле правда, но и правда в том, что «запущенные» им некогда заводы неэффективны. Чем быстрее страна от этих фактических банкротов избавится, тем лучше для всех с точки зрения экономии и материальных ресурсов, и нервных клеток, которые, известно, не восстанавливаются.

Но чтобы вот так, с пятницы на понедельник в авральном порядке закрыть заводы – это чересчур даже для любого елбасы. Это вам не шок без терапии. Сорос такие штуки устраивал, но исподтишка, чтобы сохранить лицо в глазах общества. А тут нате вам, народный на все времена защитник, бесчинствует в духе Бальцеровича и Гайдара.

Шаталин и Явлинский для реформирования советской экономики просили «500 дней», но их обвинили в волюнтаризме, обозвали «мальчиками в розовых штанишках», от дел всяких отстранили. А тут такое!  После 26 лет совершенствования, упорной борьбы хорошего с лучшим, раз и в дамки. На самом же деле, на бастующих заводах сегодня количество бастующих намного уступает численности ППП. Как пишут в умных книжках, производственно-промышленный персонал (собственно, трудовой коллектив) – это самый важный и активный фактор производства, к которым принадлежат и собственники, и менеджеры, основные и вспомогательные работники, непосредственно выполняющие все виды хозяйственной деятельности по организации и осуществлению производства и реализации продукции.

Тут приходится ломать голову над решением всяких ребусов. Например, социалистические-постсоциалистические, хозрасчетные и бюджетные государственные предприятия всегда держали излишний персонал. Отчасти для того, чтобы отбиваться от критиков социализма. Мол, зарплаты у нас невысокие, зато безработицы нет. Как сказал однажды Лукашенко, чтобы было «немножко мясца» — зимой чуть больше, летом чуть меньше. Но подлинная причина «раздувания штатов» состоит в том, что от численности ППП зависят ресурсы, получаемые из бюджета. Экономическая политика Лукашенко, чтобы он ни говорил о рынке, всегда определялась ростом объема производства валовой продукции.

Соответственно, и производство планировалось, о конкурентоспособности продукции думали едва ли не в последнюю очередь, вынуждали предприятия работать на склады. Поэтому их менеджмент не особенно заморачивался над реализацией, поскольку складские запасы в конечном итоге распродавались. По тем бросовым ценам, которые в лучшем случае, позволяли отбить издержки. А часто и в убыток себе.

Но вся эта лабуда, на основе которой построена идеология «социальной ориентации», не может существовать вечно. Уходит, как уходит вода из бассейна в задачке про трубы. Это не какой-то хитроумный лайфхак, а убедительный пример действия причинно-следственных связей в объективном мире. Больше всего в этой ситуации раздражают причитания-проповеди, которые тиражируют миф о том, что белорусская экономика имеет «народную природу», что начальство, с перерывами на сон, прием пищи и отправление естественных надобностей, ломает голову, чтобы еще сделать хорошего «для наших людей». Как говорится, флаг им в руки, спорить с ними дело неблагодарное. Практика, которую еще Ленин называл критерием истины, все расставила по своим местам.

Но самое печальное в том, что вся эта властно-политическая вертикаль никакого, подчеркну, сущностного отношения к предприятиям не имеет. Ни сам елбасы, ни чиновники ниже рангом, ни губернатор (вчера он руководил медициной, завтра назначен закрывать заводы), ни прочая челядь в деле не участвуют хотя бы потому, что их ФИО не фигурируют в списке ППП ни одного предприятия. Они не собственники, не менеджеры, не инженеры, не слесари, не токари, не даже уборщики производственных помещений.

Всякий из этих людей непосредственно относится к производству, потому что работает на предприятии и несет личную ответственность за ее результаты.

А «несписочники» для производства — люди посторонние. Никакой ответственности они не несут, но уполномочены вмешиваться во все. Уже подогнули под свои потребности объективные законы экономики, уже сочинили для себя законы, построенные «по понятиям», уже приспособили само государства для своих суетливых целей.

Их некомпетентное вмешательство в экономику было бы оправдано, если бы она под их руководством стала эффективной, радующих людей и улучшающей их жизнь. С этим пришлось бы смириться. Но если дошло до закрытия заводов, то и они заводам больше не нужны.

Отсюда «самообнуление», в котором в Гродно признался елбасы.    Аннигилировал, как сказано в школьном учебнике по физике.

Последнее в рубрике