Волонтёрством затыкают дыры там, где не хочет работать государство
23.04.2020
Наста Захаревич, Зелёный портал, фото: Проект «Дом» Фелиции Симион

Волонтёрством затыкают дыры там, где не хочет работать государство

Ещё одна ловушка.

Об уровне развитости гражданского общества часто судят по тому, насколько развито в стране волонтёрское движение. Соответственно, чем больше волонтёрства, тем, якобы, лучше.

Эта логика не лишена смысла – чем больше люди готовы самоорганизовываться для решения социальных и других проблем, тем в большей безопасности мы живём. Мы знаем, что в во время кризиса не останемся брошенными – на улице нас покормят люди из инициативы Еда Вместо Бомб, после родов помогут волонтёрки из Женщины Вместе, деньги на лечение соберут просто всем миром, поддержку после камингаута ЛГБТК+ ребёнка окажут в Группе взаимопомощи для родителей ЛГБТК+ детей.

Мы сами оплачиваем нянь для детей, от которых отказались родители и спонсируем строительство и реконструкцию детской больницы в Гомеле – городе, где в 2018 году построили общественный  туалет за миллион долларов, а сейчас планируют установить на площади флагшток стоимостью более 600 тысяч долларов. Мы шьём для медиков маски и печатаем пластиковые щитки, пока чиновники говорят, что в больницах всего хватает.

В 2009 году я участвовала в программе международного обмена в США. Вместе с другими подростками из Беларуси бывала в разных благотворительных организациях и смотрела, как работает механизм волонтёрства в Штатах. Тогда мне казалось, что Беларусь находится на какой-то другой, отсталой планете, где людям друг на друга наплевать и где все готовы заботиться только о себе.

Волонтёрства у нас было в разы меньше, а из действительно известных видов благотворительности я помню разве что новогодние поездки в детские дома – конфетный марафон, о вреде которого массово заговорили лишь несколько лет назад.

Но за 11 лет в Беларуси многое изменилось: мы стали куда больше внимания уделять волонтёрству и плотно подсели на иглу краудфандинга. С одной стороны меня радует желание людей влиять на происходящее вокруг.

В таком обществе очень приятно жить, потому что в нём возникает ощущение контроля над ситуацией. Я могу принимать решения, инициировать проекты и собирать на них деньги на онлайн-платформах. Могу заявить свою идею на Social Weekend и получить там поддержку меценатов.

Только вся эта система уже не кажется мне такой прекрасной.

1

Сами, всё сами

Дело в том, что волонтёрские/благотворительные проекты очень часто «затыкают дыры» там, где должно систематически работать государство. И мы каждый раз оказываемся перед дилеммой: нам надо решить проблему, которая возникла вот прямо здесь и прямо сейчас, или надо не бросаться грудью на амбразуру и требовать действий от государства? Правильного ответа, конечно, нет. В этом и суть моральной дилеммы. Но одно ясно: развитие волонтёрства – это не однозначное добро, а вполне себе медаль с двумя сторонами.

С одной стороны, развитие гражданского общества в целом и волонтёрского движения в частности способствует прогрессу, помогает сообществам развиваться и добавляет нам уверенности в жизни. Но с другой стороны, это может стать поводом для государственных органов отлынивать от работы. Зачем напрягаться, если люди всё сделают сами?

Зачем строить новые пункты содержания бездомных животных, если волонтёры сами создают приюты? Зачем организовывать национальную программу по стерилизации бездомных кошек и собак, если неравнодушные люди сделают это сами и за собственные деньги? Нет нужды вкладывать бюджетные средства в уборку природных территорий, если есть инициативы вроде «Зробім». Да и на восстановлении гидрологического режима в Беловежской пуще можно сэкономить, ведь любители природы сами найдут способ как всё исправить – организуют волонтёрский лагерь и построят плотину.

1

Мы и правда, как показывает практика, всё можем сами. Но в связи с этим возникает неприятный и, возможно, наивный, но справедливый вопрос: а всю эту госмашину мы зачем содержим? Она не просто не может самостоятельно покрыть все нужды общества, но ещё и отказывается признавать, что проблемы вообще существуют.

В том, что государство не справляется самостоятельно, нет ничего удивительного. Волонтёрство в той или иной форме существует во всех странах мира и это, в принципе, нормально. Как уже говорилось, развитие волонтёрского движения хорошо сказывается на обществе, и отказываться от него полностью было бы очень глупо. А вот обсуждать, в каких сферах на место волонтёрству должны прийти государственные программы, надо обязательно.

Во-первых, логично было бы предположить, что государство, которое заявляет себя как социально ориентированное, будет покрывать основные сферы социальных нужд. Во-вторых, ориентация на волонтёрство стабильно работает только в стабильной ситуации. Во время кризиса всё может перевернуться вверх дном и многие направления останутся без поддержки, потому что у волонтёров изменились жизненные обстоятельства и они не готовы вкладываться в эти конкретные благотворительные проекты.

Нами продолжат пользоваться

В таких ситуациях утверждённая госпрограмма с утверждённым бюджетом – это своеобразная кризисная страховка. И даже если сложный период затянется и государство решит спустя какое-то время приостановить действие той или иной программы, у людей, задействованных в её реализации, будет время подготовиться.

То, что мы наблюдаем сейчас, во время пандемии COVID-19, — это настоящий волонтёрский кризис. Гражданское общество полностью разбалансировалось, потому что огромное количество людей включилось в волонтёрские проекты, связанные с помощью медикам. Определённая часть этих людей стала работать на благо медиков, отказавшись при этом от других проектов, которые уже были запущены ранее или должны были вот-вот запуститься.

Безусловно, при этом нельзя говорить о какой-то ответственности или вине самих волонтёров и волонтёрок. Они выбирают то, что считают наиболее важным в данный момент. Да людей, задействованных в волонтёрских программах, вообще нельзя этим попрекать, если только сами программы не приносят вред! А сейчас мы все оказались в ситуации, которую нельзя было предсказать, но к которой в определённой степени можно было быть готовыми.

И если бы хоть половина волонтёрских проектов, связанных с охраной природы и зоозащитой в Беларуси имела государственную поддержку, последствия пандемии были бы куда более лёгкими. Мы привыкли всё вытягивать самостоятельно, но сейчас всё иначе.

Когда пандемия закончится, мы увидим, какой удар по «зелёным» проектам она нанесла. Мы замечаем потери уже сейчас, ведь у многих людей предсказуемо сменился фокус заботы, но пока что у нас нет полной картины происходящего.

Правда, государство снова будет нас игнорировать, и мы снова выстроим систему сами. Будем искать новых волонтёров и будем волонтёрить сами, станем снова рассказывать о том, как важно проявлять сознательность, и будем бесконечно верить в то, что меняем мир к лучшему. Впрочем, мы и, правда, будем этим заниматься. Сами, мы всё сами, — нам ведь нужны не шашечки, а ехать.

Мы — чертовски удобная нация, и власти будут дальше продолжать этим пользоваться. С них не убудет, а мы явно не откажемся волонтёрить сегодня ради призрачной надежды, что государство «опомнится» и станет по-другому относиться к планированию бюджета. Пока мы готовы спасать страну сами и на волонтёрских началах, власти будут просто наблюдать за этим со стороны, а при каждом удобном случае приписывать себе наши заслуги. Просто потому что могут.

А отчёты получатся красивые. Прям как у Минздрава, который утверждает, что медики в Беларуси оснащены средствами индивидуальной защиты в полном объёме.

Помощь незнакомцу — самый распространенный вид благотворительности

Последнее в рубрике