Вид сверху: «Сперва у инвесторов все получалось, но потом началось»
22.04.2020
Семен Печенко, аэросъемка Антон Суряпин, Салiдарнасць

Вид сверху: «Сперва у инвесторов все получалось, но потом началось»

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» «Салідарнасць» побывала в Дрогичине.

В райцентре, в котором, по словам местных жителей, «почти ничего не осталось».

В ноябре прошлого года в Белоозерске я услышал сравнение:

— Раньше говорили, что в Дрогичине все плохо, а у нас тут еще ничего. А теперь и у нас приходит полный Дрогичин. Все закрывается, люди уезжают.

— Это вряд ли. В этом с нами сложно конкурировать, — говорят этой весной на улицах Дрогичина.

Из предприятий, которые хоть как-то сегодня выживают, местные жители чаще всего называют «Экзон».

— Да и «Экзон» еле дышит после того, как директора посадили, — говорят местные жители.

Об экс-директоре Валерии Васкевиче, осужденном за взятку на 7 лет, многие отзываются с симпатией. Мол, при нем у предприятия были шансы выжить.

Дрогичинский корреспондент портала «Першы рэгіён» Сергей Гордиевич провел для нас экскурсию по городу. Его рассказ во многом подтвердил услышанное от местных жителей.

«Раньше детей на улицу боялись выпускать, столько грузовиков ездило»

Мы едем на улицу Заводскую, где находятся местные предприятия-банкроты.

— Вот наш райагросервис. Пустой двор, абсолютно. А раньше по этой улице страшно было пройти, столько по ней транспорта все время шло.

Сегодня, по словам коллеги, администрация некогда крупного предприятия, ютится в помещении проходной.

Дрогичинский комбикормовый завод

— Вот как можно было довести до банкротства комбикормовый завод? — мы подъехали к корпусам местного гиганта.

Летом 2018-го экономический суд Брестской области ввел санацию в отношении завода сроком на 18 месяцев. В ноябре того же года суд признал нецелесообразным продолжать процедуру санации в связи с плачевным состоянием предприятия. Итог — еще один банкрот.

Почему бельгийцы отказались от дрогичинского завода

По словам Сергея, он в буквальном смысле вырос на местном трактороремонтном заводе, где в свое время работал его отец:

— Так непривычно теперь бывать в тех цехах: настолько там ненатурально тихо.

В советское время завод получал союзные заказы, здесь работали около тысячи человек. Первые двадцать лет независимости прошли под знаком распродажи заводского оборудования.

В 2012-м заводом заинтересовались бельгийцы, которые задумали организовать отверточную сборку прицепов. С прицелом на российский рынок.

Здание райисполкома построено при поляках

Сперва у инвесторов все вроде бы получалось, но потом началось:

— Как это у нас водится: а купите колхоз. А потом им отказали в получении кредитов в наших банках. Мол, вы же инвесторы, вот и приводите сюда свои капиталы.

Официально местные власти после неудачи с бельгийцами заявляли, что те выставили «практически невыполнимые условия».

Не срослось у местных властей и с МТЗ, который присматривался к дрогичинскому заводу. В итоге выбор пал на соседнюю Березу, куда вместе с проектом уплыли и 80 рабочих мест.

— Для Дрогичина это большая цифра.

Как выживают дрогичинцы

Как и другие жители белорусского Полесья. Многие семьи живут с приусадебных участков. Клубника, малина, голубика — неполный ассортимент ягод, которые местные жители продают по всей стране, а также в Россию.

— Работа с ягодниками — это не только лето. Это занятие на весь год, — говорит Сергей Гордиевич.

Ягодами занимаются фермерские хозяйства и простые дрогичинцы. Больше шансов заработать у добросовестных хозяев: те, кто пытается хитрить, насыпав на дно ягод поплоше и помельче, ждет разочарование в виде низкой закупочной цены.

Россия, в которую ягоды было возить традиционно выгоднее всего, в последнее время настораживает: кроме фитосанитарных войн добавилась тревога из-за перекрытых границ.

Многие уезжают в Польшу в один конец

Получить «карту поляка» для многих дрогичинцев не составляет никакой проблемы, говорит Сергей Гордиевич. Многие едут в Польшу зарабатывать. Тем более, что с прошлого года в городе работает фирма по найму на работу в соседнюю страну.

— Молодежь уезжает. Едут на учебу в польские университеты, а после там остаются.

У многих из тех, кто остается дома, не хватает мотивации пробиваться повыше. Сергей поделился впечатлениями знакомого украинца о белорусах. Тот после начала войны на Донбассе несколько лет прожил в Дрогичине.

Украинца особо впечатлило то, насколько его знакомых белорусов не интересовал банальный карьерный рост: «А что? Меня и так все устраивает».

«Заработать можно и дома. Пусть не так много»

В этом месте сделаем небольшое отступление и процитируем интервью экс-руководителя Драгичинского района Василия Хватика, которое он дал в 2012-м.

На вопрос о местных промышленных предприятия, которые «можно по пальцам пересчитать», чиновник ответил:

— Пожалуй, из всех предприятий наиболее реальные перспективы развития у Антопольской ватно-прядильной фабрики и ОАО «Экзон».

Говоря о трудовой миграции, тогдашний глава района озвучил популярную в те времена во властных верхах идею:

«Я постоянно напоминаю всем руководителям, что если не платить людям нормальную зарплату, то однажды наступит момент, когда работать будет некому.

Каждая семья мечтает о достатке, каждый человек — об увеличении зарплаты. Но деньги необходимо зарабатывать, производя больше продукции, наращивая объемы производства. Поставленная главой государства задача к концу года довести среднюю зарплату до 500 долларов непростая, но мы должны ее выполнить.

Да, люди уезжают в заработки в Россию, хотя заработать можно и дома. Пусть не так много, но при этом находиться рядом с семьей, что дорогого стоит. Думаю, государство должно изменить свое отношение к таким трудовым мигрантам.

Ведь они не платят налоги в бюджет, не пополняют фонд социальной защиты, но при этом и сами, и их семьи пользуются всеми социальными благами на родине, государственными дотациями на услуги ЖКХ, многие построили жилье за льготные кредиты».

Чем закончилась борьба с «тунеядцами» мы все еще прекрасно помним.

Кто в Дрогичине обещает самые большие зарплаты

Сайты вакансий в Дрогичине не радуют предлагаемыми зарплатами. Очень много предложений зарплат по 500, но речь не о евро и долларах.

Зарплаты до 1000 до 1600 специалистам предлагает местный завод коммунальной техники. От тысячи обещают потенциальным сотрудникам некоторые частные фирмы. Есть предложения поработать в Пинске — наниматель ищет в бригаду швей на зарплату в 1000 рублей.

Последнее в рубрике