«Вакцина будет к началу 2021 года»: интервью с иммунологом, которая прямо сейчас создает прививку от COVID-19
01.04.2020
Фото: Газета

«Вакцина будет к началу 2021 года»: интервью с иммунологом, которая прямо сейчас создает прививку от COVID-19

Иммунолог Полина Делетич, дочь экономиста Андрея Мовчана, входит в международную рабочую группу Imperial College, которая участвует в гонке по созданию вакцины от нового коронавируса.

Она рассказала Forbes Woman, как проходит работа над будущей прививкой и можно ли заразиться вирусом повторно. Публикуем самое важное из этого интервью.

Сейчас в мире более 35 лабораторий усиленно работают над вакциной против COVID-19. Исследователи общаются между собой и делятся информацией, но у каждой лаборатории свой подход и свои технологии.

— Это не соревнование между лабораториями, это состязание нас — как человечества — с вирусом, и в наших общих интересах как можно быстрее найти наиболее эффективный способ его победить. Неизвестно, какая технология даст лучший результат. Часть из них не пройдут испытания, часть придется модифицировать, и они выйдут на рынок позже, — рассказала Полина Делетич. — Важно, что, работая все вместе, мы прилагаем максимум усилий, чтобы найти вакцину и сделать ее доступной в максимально короткие сроки.

Сколько времени занимает создание вакцины?

В нормальной ситуации, по словам иммунолога, разработка и утверждение вакцины может занять до 10 лет. Например, на создание вакцины против лихорадки Эбола ушло почти 6 лет. Работа над вакциной началась в 2014 году, а в ноябре 2019 года Европейская комиссия одобрила выпуск вакцины Ervebo на широкий европейский рынок.

— Первый этап, включающий в себя исследование и выбор метода, может длиться годами, — подчеркнула иммунолог.  — Подробный анализ результатов работы других исследователей в конкретной области служит базой для создания дизайна нового проекта. Когда проект готов, на разработку препарата требуется от нескольких недель до нескольких месяцев, в зависимости от вида вакцины. Производство вакцины на основе генетического материала требует сравнительно мало времени. Сначала на основе известного генетического кода модель проектируют в компьютерной программе, после чего синтез вакцины занимает примерно неделю.

После изготовления вещества начинаются проверки. Глобально процесс тестирования можно разделить на два этапа: доклинические исследования и испытания на людях. К доклиническим исследованиям относятся исследования in vitro на клеточных культурах и испытания на животных моделях. Обычно для этого используют лабораторных мышей, хорьков и человекоподобных приматов (макак). Испытания на животных позволяют с минимальными затратами выявить серьезные побочные реакции и определить эффективность препарата.

Обычно это занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. В спокойной обстановке у исследователей есть время на то, чтобы пробовать новые методики, придумывать, как модифицировать и совершенствовать препарат. Но в экстремальных условиях все пытаются максимально сократить сроки. Лаборатория, в которой работает Полина Делетич, уже начала испытывать свои препараты на животных. Следующий этап — испытания на человеке, которые обычно состоят из трех фаз:

1-я фаза проводится на малой группе волонтеров (от 20 до 100 человек) и занимает примерно 3 месяца. На этом этапе главный вопрос — это безопасность применения вакцины для человека и наличие серьезных побочных эффектов.

2-я фаза включает в себя несколько сотен человек, и здесь мы проверяется эффективность препарата и иммунная реакция. На данном этапе также пытаются определить оптимальную дозу препарата.

В 3-й фазе участвуют уже десятки тысяч человек. Как правило, это слепые исследования, в которых сравнивают иммунную реакцию людей, получивших настоящий препарат и плацебо.

Как правило, на клинические испытания отводят 2-4 года, но в условиях эпидемии большинство ученых надеются получить необходимые результаты за 12-18 месяцев.

Можно ли ускорить этот процесс?

По словам иммунолога, есть несколько способов.

— В условиях эпидемии нет времени на изучение новых методик. Для создания нового препарата многие ученые работают на хорошо исследованных ранее платформах, которые они использовали для производства других вакцин. Это также позволяет им принять решение по сокращению испытаний на животных. Также есть возможность немного сократить и клинические исследования. Если вторая фаза клинических испытаний проводится на достаточно большом количестве добровольцев, препарат показывает высокую эффективность и минимальные побочные эффекты, комиссия может одобрить начало масштабного производства препарата одновременно с началом третьей фазы исследований, — поделилась Полина Делетич.

Когда появится первая вакцина от коронавируса?

Неделю назад американская компания (Moderna) начала первую фазу клинических испытаний. Многие лаборатории планируют начало исследований на людях на конец мая.

— При идеальном раскладе к началу 2021 года можно будет начать широкое производство, — рассказала иммунолог.  — Но не надо забывать, что весь процесс зависит не только от качества и эффективности препарата. Разработка новой вакцины — это как производство автомобиля. Кто-то работает над двигателем, кто-то разрабатывает дизайн, а кто-то проводит краш-тест, но все ответственны за конечный результат. Так и с прививками: в одной компании надо заказать реагенты, другая фирма предоставит животных для испытаний, о проведении испытаний на людях надо договариваться с больницами и, конечно, все зависят от финансирования. Нередко бывает, что эти фирмы и компании находятся в разных странах, а карантин и прочие ограничительные меры могут играть не в нашу пользу. Мы все рассчитываем друг на друга, и задержка на любом этапе удлиняет весь процесс.

Насколько заразен коронавирус?

— Вирус достаточно заразный, — считает Полина Делетич.

Инфицирующая способность вируса определяется базовым репродуктивном числом (R0). R0 показывает количество человек, которое может заразить один инфицированный, при условии, что все могут заразиться. К примеру, у кори R0=18, у вируса гриппа R0=1.6, R0 для SARS Cov-2, по разным данным, равен 2.3-2.8. Это значит, что вероятность заболеть сезонным гриппом, если вы не делали прививку, примерно в 1.5 раза меньше.

Вырабатывается ли иммунитет к коронавирусу?

— Лабораторным признаком формирования стойкого долговременного иммунитета после перенесенной инфекции является наличие в плазме крови специфических иммуноглобулинов группы G. Мы уже точно знаем, что в ответ на SARS-CoV-2 организм человека вырабатывает иммунитет. Данные из Китая и Австралии говорят о том, что в крови у выздоровевших пациентов выявляется достаточно высокий титр антител G. Эксперименты in vitro подтверждают, что концентрация антител достаточная, чтобы обезвредить вирус. Мы с уверенностью можем сказать, что у этих пациентов сформировался иммунитет и в ближайшие несколько месяцев они не могут заболеть повторно, — рассказала иммунолог. — Информация о длительном иммунитете против SARS-CoV-2 сегодня существует лишь в виде предположений, основанных на исследованиях после предыдущих эпидемий коронавирусов (SARS-CoV и MERS). Обе эпидемии давали переболевшим стойкий иммунитет, который сохранялся на протяжении нескольких лет. У нас есть основания полагать, что инфекция SARS-Cov2 тоже дает выздоровевшим людям длительную иммунную защиту — но эти основания не достаточны для уверенного утверждения.

Правда ли, что коронавирус не могут подцепить те, кто переболел пневмонией?

— Специфический иммунитет всегда направлен на борьбу с определенным инфекционным агентом. Пневмонией называют воспаление легочной ткани, которую могут вызывать самые разные микроорганизмы — вирусы, бактерии и реже грибы. После перенесенной пневмонии иммунитет может сформироваться только к тому возбудителю, который был причиной заболевания. Вирус, с которым мы имеем дело сегодня, новый для человечества. Люди раньше им не болели, поэтому не могли выработать против него иммунную защиту. Есть логичное предположение, что люди, которые в 2003 году перенесли SARS-CoV, устойчивы к новой инфекции. Это можно объяснить тем, что SARS-Cov и SARS-Cov-2 имеют почти 80% геномной идентичности. Тем не менее, тот факт, что эпидемия SARS-CoV , была более 15 лет назад, а количество заболевших немногим превысило восемь тысяч, говорит о том, что эти данные не играют большой роли с точки зрения коллективной защиты.

Важный вывод, который стоит сделать из этого, заключается в том, что сегодняшнюю эпидемию можно было бы предотвратить, если бы в свое время была создана вакцина от SARS-CoV. Но работа по изучению SARS-Cov была приостановлена. Спонсирующие организации, фармацевтические компании и ученые переориентировались на работу над другими «более актуальными» на тот момент проблемами — было решено, что малое число заболевших и низкая контагиозность вируса не позволят получить коммерческой выгоды от средств против этого возбудителя. Сегодня мы понимаем, что наличие эффективного лечения и вакцины могло бы существенно облегчить симптомы COVID-19 и спасти жизни.

Может ли вирус исчезнуть сам собой?

— Обычно так и проходят эпидемии. Для того, чтобы вирус перестал активно циркулировать в популяции, им должны переболеть более 70% всех людей. Тогда будет сформирован коллективный иммунитет, и, если мы предполагаем, что иммунитет длительный, они не смогут заболеть повторно. Таким образом, у вируса будет гораздо меньше потенциальных жертв — а значит, коэффициент передачи снизится до уровней, при которых эпидемия сходит на нет сама собой.

Есть предположение о том, что климатические условия могут влиять на распространение вируса (по аналогии с ОРВИ, которые значительно хуже распространяются в летнее время). Если это окажется правдой, то летний сезон должен был бы оказаться дополнительным фактором снижения коэффициента передачи, и вместе с развитием иммунитета у растущего числа людей это помогло бы свести эпидемию на нет. Но научного подтверждения этому пока нет. Мы видим, что сегодня вирус активно распространяется во всех частях света вне зависимости от погоды.

У «коллективного иммунитета», как его называют ученые, есть и еще одно преимущество. При подтверждении высокого уровня антител против SARS-CoV2, их носители смогут работать в обычном режиме, что позволит не нарушать нормальной жизни даже при новых вспышках эпидемии.

К сожалению, сегодня подавляющее большинство населения не защищено иммунитетом — у нас пока даже нет общедоступного серологического анализа, позволяющего определить уровень антител G. И что еще хуже, мы не можем себе позволить «дать» популяции переболеть: вирус слишком тяжелый для некоторых групп населения, неконтролируемое распространение его приведет к перегрузке системы здравоохранения и многочисленным жертвам. Поэтому для нас очень важно соблюдать карантинные меры, чтобы не быть потенциальным переносчиком инфекции и снизить нагрузку на систему здравоохранения.

Борьба с коронавирусом: кого лечить в первую очередь?

Последнее в рубрике