В Страсбурге недовольны тем, как Латвия и Литва обходятся с мигрантами, но не знают, что с этим делать
30.08.2021
Фото: Getty images

В Страсбурге недовольны тем, как Латвия и Литва обходятся с мигрантами, но не знают, что с этим делать

Балтийские страны нашли способ борьбы с кризисом, вызванным массовым потоком нелегальных мигрантов, пытающихся проникнуть через белорусскую границу. Вместо того, чтобы принимать мигрантов и рассматривать их прошения об убежище, их разворачивают на границе и отправляют назад. Однако подобный подход вступает в противоречие с европейским законодательством.

Европейский суд по правам человека уже получил два заявления и обязал принимающие стороны учитывать потребности людей. Насколько легитимна подобная практика, разбирается ВВС.

Миграционный кризис начался в Литве в июне 2021 года. Буквально за несколько месяцев литовско-белорусскую границу пересекли четыре тысячи человек; примерно четверть из них — несовершеннолетние.

Большинство мигрантов — из Ирака. Они не говорят по-английски, но пребывают в убеждении, что в Европе им должны оказать помощь и предоставить свободу передвижения.

Литовские власти расселили нежданных гостей в миграционном центре, палаточных лагерях и пустующих зданиях. У Литвы не хватает ресурсов на то, чтобы их кормить и охранять, недовольные мигранты периодически устраивают бунты и вызывают беспокойство у местных жителей.

«Креативный подход»

Власти Литвы призывают Брюссель ввести новые санкции против режима Александра Лукашенко, который, по словам местных политиков, использует людей в качестве орудия гибридной агрессии против Запада. Лукашенко все это время продолжал угрожать новыми потоками мигрантов — причем уже не мирных иракцев, а людей, «прошедших войну».

Кризис нарастал на протяжении нескольких месяцев и грозил обернуться гуманитарной катастрофой и коллапсом системы безопасности. В поисках выхода из ситуации литовские власти решили применить креативный подход к европейскому законодательству.

С начала всей этой истории Литва оказалась зажата между двумя взаимоисключающими требованиями европейского законодательства. С одной стороны, любая страна ЕС обязана предоставить убежище каждому мигранту, жизнь которого на родине подвергается опасности. То есть, просто игнорировать их нельзя.

В то же время, каждая страна ЕС должна охранять свои границы от внешней агрессии, включая и так называемую гибридную. Именно так литовские власти характеризуют действия режима Александра Лукашенко, который, по их словам, осознанно и злонамеренно организовывает потоки людей через границу.

Первые пару месяцев с начала миграционного кризиса Литва следовала в русле первого принципа, пытаясь принимать и размещать всех мигрантов, пришедших со стороны Беларуси. Но миграционный кризис набирал такие обороты, что грозил не только обернуться проблемой гуманитарного характера, но и реальной угрозой безопасности.

Литва призывала ЕС ввести новые санкции против Лукашенко, но потоки мигрантов от этого меньше не становились. Литва начала строить на границе заграждения из колючей проволоки, но мигранты стали приходить к этим заграждениям со стремянками, видео быстро распространились по соцсетям. Литва предложила новоприбывшим по 300 евро за добровольное возвращение в Ирак, но откликнулись всего несколько десятков человек.

Литва уже нашла 152 миллиона евро на строительство четырехметровой стены почти по всей протяженности границы с Беларусью, однако раньше осени 2022 года проект реализован не будет.

На помощь Литве пришло Европейское агентство по охране границ Frontex, которое прислало 100 сотрудников, 30 машин и два вертолета для патрулирования границ. Однако это не сильно помогло. Пограничники, откуда бы они ни были, могут остановить и задержать мигрантов, но на объемы потоков людей через границу это не влияет.

«Нет свободного доступа»

2 августа Литву посетила комиссар ЕС по внутренним делам Илва Йоханссон.

«Это провокация режима Лукашенко, и мы должны показать, что свободного доступа на территорию Евросоюза нет. Литва, ЕС, страны Шенгена должны преградить нелегальный доступ в шенгенское пространство. Вот почему мы, весь ЕС, поддерживаем Литву, чтобы мы могли защищать нашу общую границу с Беларусью», — цитирует комиссара литовский портал Delfi.

Уже на следующий день министерство внутренних дел Литвы объявило, что мигрантов будут разворачивать прямо на границе вместо того, чтобы задерживать и отправлять в места расселения.

@Лица, которые умышленно будут пытаться пересекать границу в запрещенных местах, должны расцениваться как лица, которые намереваются осуществить преступную деятельность — незаконный переход государственной границы», — цитирует МВД литовский общественный вещатель LRT.

В тот же день официальный представитель государственного пограничного комитета Беларуси Антон Бычковский заявил, что около 40 иностранцев были принудительно выдворены в Беларусь из Литвы.

«Указанные граждане имеют признаки телесных повреждений различной степени тяжести, а также находятся в подавленном морально-психологическом состоянии. Среди них есть женщины и дети, в отношении которых также применялась физическая сила», — цитирует его агентство БЕЛТА.

Еще через день белорусская сторона сообщила, что один человек скончался от полученных травм. Министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте назвала это частью гибридной атаки и сказками.

Позже литовские власти сообщили, что с той стороны границы мигрантов встречают представители правоохранительных органов Беларуси. Бойцы со щитами выстраиваются в цепь и не пускают людей назад; сами белорусы при этом спокойно пересекают границу с Литвой.

Соответствующие видео распространила литовская погранохрана. Поступали также сообщения о стрельбе на белорусской территории.

«Никто не преследует»

В результате все это привело к тому, что мигранты оказались зажаты между двумя рядами вооруженных пограничников. Некоторые неделями живут в приграничной полосе под открытым небом без еды, воды и крыши над головой.

После смены тактики на границе литовские власти сообщили о резко снизившемся количестве попыток незаконного пересечения границы.

В то же время потоки нелегалов выросли в соседней Латвии. За несколько дней на границе с Беларусью были задержаны несколько сотен мигрантов — в большинстве также выходцы из Ирака. 10 августа в приграничной зоне был объявлен режим чрезвычайного положения.

Правительство обязало пограничников выдворять мигрантов силой, а принятие прошений о статусе беженца в приграничных районах было приостановлено.

Как и в случае с Литвой, мигрантов просто разворачивали и отправляли назад в Беларусь, не проводя никаких проверок. Мигранты, включая детей, скапливались в полях и лесах между Латвией и Беларусью.

Как объясняет глава МВД Латвии Мария Голубева, если иностранец попал в Латвию после объявления ЧС, то у него уже нет права просить убежище. А если он задержан при нелегальном пересечении границы, то отправить его назад можно быстрее, чем в том случае, если бы он запросил убежище.

«Если это взрослый здоровый человек и нет никаких признаков того, что он подвергается преследованию, то, думаю, этот вопрос можно рассмотреть сравнительно быстро», — сказала она Латвийскому телевидению.

Но здесь возникают проблемы законодательного характера. Дело в том, что при визуальной оценке группы мигрантов из нескольких десятков человек на границе никто не в состоянии понять, подвергаются ли эти люди преследованию у себя дома, или нет. Поэтому существуют директивы, конвенции и законы, которые обязывают принимающие страны проводить оценку каждого отдельного случая.

«В нынешней крайне политизированной ситуации с миграцией особенно важно, чтобы государства Европы реагировали решительно и принципиально, гарантируя, что права человека прибывающих не становятся второстепенными по отношению к геополитическим соображениям», — цитирует латвийский общественный вещатель комиссара Совета Европы по правам человека Дуню Миятович.

Европейский суд по правам человека распространил пресс-релиз, в котором говорится, что две группы мигрантов подали заявление в ЕСПЧ. Одна группа — афганцы, застрявшие между Польшей и Беларусью, вторая — иракские курды, застрявшие между Беларусью и Латвией.

ЕСПЧ обязал Латвию и Польшу предоставить мигрантам пищу, воду, одежду, медпомощь и временную крышу над головой — если возможно. Это временная мера, окончательного решения по самому запросу ЕСПЧ пока не вынес.

Европейский суд уточняет: соответствующие «временные» меры принимаются в исключительных случаях, то есть когда людям грозит реальная опасность.

При этом ЕСПЧ отмечает: ни Латвия, ни Польша не обязаны пускать людей на свою территорию.

Беларусь — безопасная страна?

По словам советника фракции «зеленых» в Европарламенте Алексея Димитрова, как Латвия, так и Литва нарушают сразу несколько международных законодательных актов.

«Латвия нарушает больше, — сказал он Русской службе Би-би-си. — Потому что Латвия не только разворачивает людей на границе, но и запрещает им подавать прошения об убежище на территории, прилегающей к границе. В Литве такого запрета нет».

Вторая часть шестого параграфа европейской директивы о предоставлении убежища говорит, что каждая страна ЕС обязана предоставить человеку возможность подать прошение о статусе беженца. Это можно интерпретировать по-разному в зависимости от того, что конкретно считать «прошением», ведь у мигрантов на границе нет с собой заполненного бланка с просьбой предоставить убежище.

По словам Димитрова, это не повод отправить человека назад, потому что каждая страна ЕС обязана дать мигранту возможность подготовить это прошение. В самой директиве это прямо не сказано, но это вытекает из решения суда Европейского союза против Венгрии.

В случае с Литвой пограничники просят мигрантов подать прошение на ближайшем КПП или в посольстве Литвы, и только после этого выдворяют за пределы страны. Европейская директива это разрешает: да, страны обязаны принимать прошения, однако страны также могут определить, в каком конкретно месте они готовы эти прошения принимать.

В этой же директиве есть пункт, согласно которому мигранта можно вернуть в третью «безопасную страну», если он пересек эту страну до того, как попасть в государство ЕС. На эту концепцию упирает Латвия в аннотации к правилам кабинета министров о чрезвычайной ситуации.

По мнению латвийских властей, если мигрант пришел из Беларуси, то это и есть третья «безопасная страна», где беженца не будут преследовать из-за религиозных или политических взглядов; к тому же, в этой стране не идут боевые действия. А значит, его вроде как можно просто вернуть в Беларусь.

По словам Димитрова, это не аргумент, так как степень безопасности третьей страны надо оценивать в каждом конкретном случае.

«Возможно, для гетеросексуального мигранта страна безопасная, а для гея — небезопасная», — говорит он.

Никакой индивидуальной оценки латвийские пограничники не проводят, так как на границе людей разворачивают вообще без проверок.

В директиве также есть пункт, согласно которому страна ЕС может провести ускоренную процедуру оценки прямо на границе. Поводом может быть предоставление ложной информации со стороны мигранта или отсутствие у него паспорта.

Подавляющее большинство мигрантов прибывает в балтийские страны без документов, то есть их можно было бы развернуть на границе, проведя ускоренную проверку. Однако этого не происходит: ни Латвия, ни Литва не проводят вообще никаких проверок, даже ускоренных.

В условиях войны

Ну и наконец, европейское законодательство позволяет отступать от соблюдения директив в случае угрозы национальной безопасности, войны и других глобальных катаклизмов. Здесь как раз и приобретает актуальность термин «гибридная агрессия», который с первых дней кризиса используют литовские политики и которую быстро взяли на вооружение их латвийские коллеги.

По версии официальных лиц Литвы и Латвии, речь идет не просто о потоке мигрантов, а о целенаправленных действиях режима Александра Лукашенко, где мигранты служат орудием. В таком контексте, считают политики, правила игры должны поменяться.

В Латвии это произошло через объявление ЧС на границе, в Литве ограничились экстремальной ситуацией.

«Одна или две соседние страны фактически начали гибридную войну», — заявил министр юстиции Латвии Янис Борданс.

По словам Димитрова, введение чрезвычайного положения — это не повод для отказа от соблюдения директивы ЕС. Это также вытекает из решения суда ЕС против Венгрии, которая тоже объявляла о чрезвычайной ситуации, препятствуя проникновению в страну нелегальных мигрантов. Однако суд встал на их сторону.

Что касается угрозы национальной безопасности, то, по словам Димитрова, балтийским странам нужно будет еще доказать, что само по себе увеличение потока мигрантов можно считать реальной угрозой безопасности.

Посмотрим после отпуска

Здесь возникает закономерный вопрос: если Рига и Вильнюс нарушают правила, то почему их никто не наказывает?

В Евросоюзе есть две инстанции, куда теоретически мигранты могут обратиться с жалобой. Во-первых, это ЕСПЧ, который оценивает соответствие ситуации Европейской конвенции по правам человека. Процесс обычно долгий, подателем заявления должно быть пострадавшее лицо.

Еще есть суд Европейского союза, и вот сюда может обратиться как национальный суд (например, если туда поступит обращение от мигрантов), так и Еврокомиссия.

Во втором случае все сильно зависит от политической воли стран Евросоюза.

«Все аргументы про гибридную войну позволяют Еврокомиссии смотреть в другую сторону, — считает Димитров. — Но это август, и это вопрос — как посмотрит на все это Европарламент, когда вернется к работе после отпусков».

Последнее в рубрике