В Северной Корее тоже говорят о бизнесе: топ-бизнесмен про «химию» и перспективы
15.09.2021

В Северной Корее тоже говорят о бизнесе: топ-бизнесмен про «химию» и перспективы

Бизнесмен Валерий Остринский, осужденный на 2,5 года «домашней химии» за «неуплату налогов» и лишенный на 5 лет права вести предпринимательскую деятельность, собирается оставаться в Беларуси и дальше развивать здесь стартап-экосистему.

Валерий Остринский — сооснователь объединения венчурных инвесторов Angels BAND Belarus, входит в топ-200 самых влиятельных и успешных бизнесменов Беларуси.

В беседе с Еврорадио бизнесмен рассказал, как вышло, что его осудили за сделки почти десятилетней давности, что происходит со стартап-экосистемой и почему все айтишники все равно не уедут.

Уголовная статья за нормальную практику

Уголовное дело было возбуждено по статье УК 243 (уклонение от уплаты налогов в крупном размере) еще в январе 2019 года, рассказывает Валерий.

— У контролирующих органов были претензии к работе моих организаций в 2012–2013 годах. Думаю, приговор был чисто экономический. Каких-то намёков на политическую ангажированность я ни от следователя, ни от прокуратуры не слышал.

Собеседник отмечает, что «уголовку» получил за то, что в то время никто не считал нарушением. Дело в том, что в 2012–2013 годах еще действовало ограничение Нацбанка на предоплату иностранным организациям. Чтобы ее внести, требовалось специальное разрешение Нацбанка.

«На бизнесе в Беларуси ставим крест»: компании ждут, когда к ним «придут»

— Тогда считалось нормальной практикой, когда компания, которая импортировала в Беларусь какие-то товары, создавала другую компанию за границей. Та на заводах или у трейдеров закупала нужный товар, делая предоплату. Этот товар она поставляла в аффилированную белорусскую организацию, оставляя себе дельту, связанную с затратами, которые нужны на содержание этой компании.

Так было проще заниматься оформлением международных контрактов. И много внутренних нюансов документооборота было проще закрывать со своей аффилированной компанией, — говорит Валерий.

По мнению чиновников, Беларусь из-за этого недополучила налог на прибыль. Поскольку срок давности по налоговым преступлениям 10 лет, Валерия Остринского осудили.

Чтобы претендовать на минимальный срок, собеседник выплатил ущерб и пеню на сумму, равную сумме ущерба.

— Ущерб большой. Цифрами не буду оперировать, они могут испугать, — говорит Валерий Остринский.

Собеседник уверен, что, несмотря на уголовные статьи за экономические преступления и политический кризис, какая-то экономическая активность в Беларуси всё равно будет. Вопрос только в ее интенсивности.

— Когда я был в Северной Корее, нам рассказывали, что там есть какие-то частные лица, которые делают бизнес. В Советском Союзе были фабриканты, которые даже по статьям расстрела проходили, и все равно люди этим занимались.

Все же политический кризис ударил по инвестиционному климату.

— Из наших бизнес-ангелов, наверное, человек пять из семидесяти уехали за границу. В какое-то время их было уже около ста, но с начала кризиса многие поставили это на паузу. Не мегакритичная цифра, но, естественно, оптимизма намного меньше относительно инвестирования в белорусские организации. Хотя в стартапах интересны именно локальные команды. Мы здесь все знаем, есть обратная связь от комьюнити. В какой юрисдикции эти ребята будут структурироваться — это уже их выбор.

Хотя IT-специалисты продолжают мигрировать, это подходит не всем, подчеркивает Валерий.

— Я в эмиграции жил три года в разных странах, но желания где-то обосноваться не появилось. Теперь уезжают в первую очередь, что наиболее печально, основатели компаний или топ-менеджмент. На этих людях основные риски попасть под экономические статьи. А рядовые сотрудники, которые не находятся на политической передовой, для которых важно, что здесь дешевле жизнь и есть свои привязанности, остаются. Жить в Минске все-таки комфортно.

— Креативное сообщество довольно подвижно. Ему нужен большой уровень свободы. Многие креативщики, это видно даже по ивенторам, уехали. По моему субъективному восприятию, кажется, что из креативного класса, который был на передовой, в том числе и политически, процентов 50 уехало. Если смотреть по IT более широко, то около 25 процентов уехало.

Валерий отмечает, что не планирует уезжать.

Последнее в рубрике