Уже не на копеечку... Грозит нам дефицит или глобальное повышение цен на топливо?
02.02.2020
Борис Павловский, Вечерний Брест

Уже не на копеечку... Грозит нам дефицит или глобальное повышение цен на топливо?

Прогнозы экспертов еще не пугают, но, по крайней мере, настораживают: если выпадение объемов российской нефти не удастся восполнить за счет поставок из других стран, запасов нефтепродуктов на наших НПЗ хватит максимум на две недели, после чего могут начаться проблемы с поставками бензина и дизтоплива на внутренние АЗС. А это уже посерьезней, чем даже пресловутое еженедельное повышение цен на одну копейку.

— Если вы помните, у нас и раньше возникали конфликты с Россией подобного рода, в том числе и «нефтегазовые войны». Но ситуация, когда начался год, а у нас нет контрактов на поставку нефти и газа, возникла впервые, — отмечает экономический эксперт в нефтегазовой сфере Татьяна Манёнок.

Если с газом, по ее мнению, стороны имеют шансы договориться, то с нефтью «все выглядит пока очень туманно». И проблема здесь не только в так называемом налоговом маневре.

— Уже к началу 2024 года мы должны будем покупать у России нефть по мировой цене. Однако на данный момент требования белорусской стороны о скидке (порядка 20 долларов за тонну) выглядят, на мой взгляд, обоснованными и справедливыми, исходя из соглашений в рамках Евразийского союза, — считает эксперт. — Другой вопрос, что у нас не проработаны должным образом альтернативные маршруты поставок. И в этой связи руководство страны идет на большой риск, отказавшись от контрактов с российскими компаниями. Ведь крупные игроки на нефтяном рынке могут обеспечить серьезные поставки лишь в случае больших объемов.

По году белорусские НПЗ могут переработать 12 млн тонн нефти каждый. Реально в январе (по состоянию на 25.01.) переработано всего 25(!) тонн. Танкер, который пришел из Норвегии, — это всего лишь 80 тысяч тонн. Их хватит максимум на три дня. К тому же, обойдется она, по предварительным оценкам, около 520 долларов за тонну, тогда как Россия в прошлом году поставляла по 364 доллара.

— Понятно, что это такая демонстрационная сделка, призванная показать россиянам, что у нас могут быть и другие поставщики. Как говорил в 2012 году тогда еще первый вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко, «венесуэльская и азербайджанская нефть, которую мы покупали, дала эффект: если бы не было этой нефти, то не было бы и выгодного соглашения с Россией, которое мы сегодня имеем». То есть, очевидно, что это было чисто политическое решение. Но именно политические решения способны сегодня как-то урегулировать эту ситуацию, — полагает Татьяна Манёнок

А если нет?

Чтобы обеспечить нефтепродуктами внутренний белорусский рынок, нашим заводам необходимо в год около 5 млн тонн нефти. При том, что в Беларуси добывается максимум 1,6 млн тонн в год. То бишь, явно недостаточно. Значит, если гипотетически стороны не договорятся и дешевой нефти не будет, придется, очевидно, закупать более дорогую. Как это все отразится на наших кошельках? И не возникнет ли дефицита топлива на АЗС?

— Сегодня ситуация такова, что торговля бензином и дизельным топливом для наших операторов является убыточной. Убытки они перекрывают за счет продажи сопутствующих товаров, — поясняет Татьяна Маненок. — Поставки автомобильного топлива на внутренний рынок Мозырским и Новополоцким НПЗ осуществляются практически с нулевой рентабельностью. Здесь в качестве компенсационного механизма выступают поставки нефтепродуктов на зарубежные рынки. В случае, если на наши заводы будет и дальше поступать более дорогая нефть, даже в нужных объемах, очевидно, что этот механизм придется пересматривать. Хотя не думаю, что государство в год президентских выборов допустит очень резкое повышение цен на заправках.

Гораздо сложнее все может обернуться, если мощности заводов не будут загружены, соответственно, не будет поставок на экспорт.

— Тогда не за что компенсировать затраты на производство топлива для внутреннего потребления, и цену, естественно, придется существенно поднимать, — прогнозирует Татьяна Манёнок.

По поводу приведенной Александром Лукашенко формулы 40-30-30 (имея в виду процентное соотношение поставок нефти из России, через порты стран Балтии и через Украину) эксперт заметила:

— Не думаю, что это заявление нужно понимать буквально. Такое если даже и случится, явно не завтра.

На рынке все спокойно

Пока что никакого ажиотажа на брестских автозаправочных станциях не наблюдается. Сами операторы говорят, что топливо к ним поступает бесперебойно и в привычных объемах.

— Никаких проблем мы в этой части не испытываем. Все в штатном режиме, — коротко ответил на наш вопрос о возможных сбоях директор РУП «Белоруснефть-Брестоблнефтепродукт» Василий Козодой.

Развеяли опасения по поводу возможных срывов поставок топлива на наши котельные и в областном управлении ЖКХ.

—Ни одна котельная в Брестской области не работает на мазуте или других нефтепродуктах. 36 % — это местные виды топлива, 64 % — природный газ. С газом никаких проблем сейчас не возникает, — сообщил начальник отдела энергетики и котельного хозяйства Сергей Ананьев.

Материал подготовлен в рамках образовательного курса «Аналитика для региональных СМИ» Белорусской ассоциации журналистов

Последнее в рубрике