Ущерб от протестов – это как?
24.08.2020
Олег Шепелюк, Белрынок

Ущерб от протестов – это как?

Как оценивать потери белорусской экономики в послевыборный период и что будет с курсом доллара — об этом экономист Вадим Иосуб.

Как заявил помощник президента Валерий Бельский, «потери от протестных акций — это не те 500 тыс. белорусских рублей, которые затрачены на восстановление клумб и газонов. Текущий ущерб уже составил не менее 500 млн долларов. Отсроченный исчисляется миллиардами». Насколько достоверна данная информация?

По словам старшего аналитика «Альпари Евразия», ориентироваться на слова помощника президента не стоит:

— Теоретически можно рассуждать о потерях от забастовок, но говорить о потерях от протестов — это как? Были мирные протесты — по всей стране люди вышли на улицы городов (и даже деревень). Покажите хоть одну разбитую витрину или сожженный автомобиль!

Как отметил Вадим Иосуб, непосредственно ущерб от протестов — это разбитые милиционерами автомобили, иного ущерба нет. Если же говорить о забастовках, то оценить финансовые потери для страны в этом плане весьма непросто, потому что забастовки пока не носят масштабного характера.

— Оценивать потери можно будет, когда забастовки статут тотальными. Сейчас же режим забастовок от предприятия к предприятию очень разный: одни, как «Беларуськалий», остановили работу, другие делали это на день или несколько часов, третьи выходили на разовые акции протеста и собирают документы, готовясь к забастовке, многие устраивают «итальянскую» — выходят на работу, но больше изображают ее, чем действительно занимаются производственным процессом, — сказал Вадим Иосуб.

По его словам, цель забастовки — сделать больно тем, к кому обращены требования протестующих, и пока оценивать эту боль в миллионах рублей исключительно трудно. Если же говорить о давлении на курс и о перспективах белорусского рубля, то следует взглянуть на календарь и на курс: с начала протестов прошло почти две недели, а курс изменился незначительно.

— Курс рубля снижается, но это снижение не носит никакого катастрофичного характера — десятые доли процента в день, ничего экстраординарного. Чтобы курс рос, мало проблем в экономике и убытков предприятий, наличия экономического и даже политического кризиса. Нужно, чтобы тот, у кого много белорусских рублей, активно покупал валюту, — отметил экономист.

По его словам, при девальвации 2011 и 2014 годов драйвером было поведение населения. Сейчас те, у кого есть рубли, часто держат их на безотзывных депозитах и не могут выйти на рынок. Не могут сделать этого и предприятия.

— У них также потребность в валюте не одномоментна, а размазана по времени, хотя это является потенциальным риском. При этом я не жду в ближайшие месяцы роста курса на десятки процентов — он будет плавным, небольшим. Самые большие потери могут начаться, когда у государства закончится валюта, чтобы платить по внешним долгам, и само государство начнет выходить на рынок, покупая валюту. Но сейчас у нас ЗВР порядка 8 млрд долларов, и этих денег (без рефинансирования) хватит на два года, — считает Вадим Иосуб.

Эксперты: Потери от произошедшего после выборов намного серьезней, чем от забастовок рабочих

Последнее в рубрике