«Урегулирование конфликта на долгосрочную перспективу невозможно»

«Урегулирование конфликта на долгосрочную перспективу невозможно»

Ханнес Альпен, который возглавляет офис Фонда им. Фридриха Эберта в Восточном Иерусалиме и представляет Фонд на палестинских территориях, о нынешней эскалации в Израиле и Палестине.

Вопросы задавал Николаос Гавалакис.

— За последние дни из сектора Газа по территории Израиля были выпущены тысячи ракет. Армия Израиля в ответ наносит удары с воздуха. Обе стороны сообщают об убитых и раненых. Всему этому предшествовало несколько недель волнений в Восточном Иерусалиме. Кроме того, демонстрации всколыхнули другие израильские города с палестинским населением. Каковы причины новой эскалации израильско-палестинского конфликта?

— Вы верно заметили, сейчас в центре внимания СМИ оказались ракетные удары, наносимые из Газы, и бомбардировки сектора Газа. Война, страдания и ужасы являются излюбленной темой для журналистов. Ракеты, выпущенные движением ХАМАС по Иерусалиму, радикально изменили ход событий и спровоцировали войну. Из-за этого на задний план отошли упомянутые вами демонстрации в Восточном Иерусалиме, вспыхнувшие в частности из-за плана принудительного выселения палестинских семей из мест их проживания, а также полицейского насилия на Храмовой горе. Кроме того, мы стали свидетелями ужасающих сцен насилия на этнической почве между еврейскими и палестинскими гражданами Израиля, проживающими в израильских городах.

— Что могло бы положить конец нынешней эскалации насилия?

— В настоящее время мы имеем дело со многими конфликтами и формами насилия. Мотивы насилия при этом отчасти различны, а возможность влияния на его носителей существует не всегда. В случае с Газой пока что безуспешно посредническую роль в переговорах между движением ХАМАС и Израилем пытаются взять на себя Египет и Катар. Зарубежного читателя может удивить тот факт, что наибольшие шансы на урегулирование существуют в войне между движением ХАМАС и «Палестинским исламским джихадом» с одной стороны, и армией Израиля – с другой. В этом случае переговоры ведутся со сторонами, контролирующими применение силы.

Разобраться с демонстрациями в Восточном Иерусалиме и в самом Израиле будет намного труднее. Ведь там в течение длительного времени накапливалось недовольство структурной дискриминацией, которая сейчас смешалась с расистскими мотивами. Эти протесты не управлялись и не управляются «сверху». К тому же речь уже давно идет не о демонстрациях в знак солидарности с событиями в Восточном Иерусалиме и попытках обуздать их силами полиции. Среди израильтян еврейского происхождения есть немало экстремистов, движимых национально-религиозными убеждениями, которые длительное время культивировали ненависть на этнической почве к «арабам». Через мессенджеры распространяются видео о зверствах обеих сторон, что лишь разжигает насилие. Сообщается также о толпах людей, бродящих по улицам и жаждущих суда Линча.

— Израильско-палестинский конфликт на несколько лет отошел на задний план в средствах массовой информации. Не слишком ли долго пренебрегали им и на политическом уровне?

— Территория Палестины вот уже 54 года находится под оккупацией Израиля, а часть ее, как в случае с Восточным Иерусалимом, аннексирована Израилем. Густонаселенный сектор Газа с момента установления над ним контроля движением ХАМАС, то есть с 2007 года, находится под жесткой блокадой Израиля и Египта. Израиль вначале обманывал себя и весь мир, полагая, что конфликт с палестинцами можно будет уладить в долгосрочной перспективе без обращения к его истокам. Эта иллюзия окрепла в прошлом году, прежде всего благодаря возобновлению дипломатических отношений между Израилем и некоторыми арабскими государствами, например, Объединенными Арабскими Эмиратами.

Однако этому дипломатическому прорыву, известному под названием «Соглашения Авраама» (Abraham Accords), предшествовала беспрецедентная эскалация израильско-палестинского конфликта. Весной 2009 года правительственная коалиция Израиля в принципе пришла к соглашению об аннексии обширной территории Западного берега реки Иордан, которая навсегда поставила бы крест на праве палестинцев на самоопределение и на перспективах создания палестинского государства, заслуживающего такого названия.

Многие эксперты то и дело ставят под сомнение реалистичность урегулирования конфликта на основе принципа «Два государства для двух народов». Но какие альтернативы могут быть предложены взамен? Нынешнее насилие говорит явно не в пользу мирного сосуществования, например, в рамках совместного государства.

Совместное государство с равными правами и равными возможностями – это утопия, прежде всего потому, что в Израиле существует лишь небольшое число тех, кто может себе представить единое государство от реки Иордан до Средиземного моря, в котором гражданам, а, следовательно, и всем палестинцам, были бы предоставлены равные права. Это поставило бы под угрозу еврейскую сущность Израиля с демографической точки зрения. К тому же многие палестинцы все еще связывают свое право на самоопределение с собственной государственностью. Тем более нелогичными являются усилия израильского правительства, укрепляющие убежденность в реальности существования одного государства.

Число поселенцев на Западном берегу реки Иордан с начала мирного процесса в 1990-х годах возросло до 650 тыс. человек. Поселения протянулись через весь Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим. Она лишает палестинцев свободы передвижения и возможностей для развития. Ввиду крепнущих и постоянных притязаний израильского правительства на всю территорию и отсутствия каких-либо признаков или предоставления палестинцам равных прав, или прекращения оккупации правозащитные организации, в частности, «Бецелем» или Human Rights Watch, все чаще начинают говорить о системе апартеида.

— А что же будет с Палестинской автономией? О ней в нынешнем конфликте почти ничего не слышно.

— Палестинская автономная администрация утратила доверие населения и легитимность. Это объясняется главным образом тем, что созданной в начале 1990-х годов администрации, как основе будущего палестинского государства, так и не удалось выйти за рамки крайне ограниченной автономии. Палестинская автономия управляет лишь небольшой частью Западного берега реки Иордан и должна согласовывать свои действия почти по всем вопросам с израильскими властями. В последний раз так произошло в случае с назначенными на 22 мая парламентскими выборами.

Согласно официальному обоснованию, президент Палестины Махмуд Аббас спешно отказался от проведения выборов, сославшись на запрет Израилем голосования в Восточном Иерусалиме вопреки соглашениям в Осло. Ни для кого не секрет, что высокопоставленные чиновники из окружения президента не были заинтересованы в этих выборах из-за опасений потерять власть. А потому демонстрации палестинцев в Рамалле в знак солидарности с протестующими Восточного Иерусалима были разогнаны с применением насилия палестинскими силами безопасности.

Мало кто из палестинцев верит в то, что автономная администрация действует в их интересах и способна когда-нибудь добиться окончания оккупации. Между тем движение ХАМАС, которое за последние годы по сути дела понесло существенные репутационные потери в глазах палестинского общества (согласно опросам, накануне выборов его рейтинг составил всего 8,2%), преподносит себя в качестве силы, не желающей оставаться безучастным наблюдателем и способной противостоять Израилю. Невзирая на столь невысокий рейтинг, не исключено, что ХАМАС в данный момент, по крайней мере, на короткое время удастся укрепить свою популярность среди палестинского населения.

— Что может сделать в этой ситуации Европа и США?

— И Европа, и США не могут повлиять на демонстрации и вспышки насилия на почве взаимной ненависти между еврейскими гражданами Израиля и палестинцами. То же касается и конфликта между Израилем и исламистскими группировками, движениями ХАМАС и «Палестинский исламский джихад», так как они считают их террористическими организациями и не поддерживают с ними никаких контактов. Однако и Европа, и США могут воспользоваться ситуацией, чтобы еще раз основательно проанализировать свою позицию по отношению к конфликту на Ближнем Востоке. Возвращение к формуле «двух государств» без прочной политической основы, оценивающей действия всех сторон в контексте именно этой формулы, будет способствовать лишь продолжению противостояния на неопределенное время.

Одной из возможностей может быть установление приоритета, основанного на защите прав человека. Он предполагает срочные и решительные усилия международного сообщества, направленные на соблюдение прав человека для всех, кто проживает между рекой Иордан и Средиземным морем. Какое «техническое» решение при этом будет принято израильтянами и палестинцами – будь то двунациональное государство, два государства, конфедерация или что-либо подобное, безусловно, решать им самим. Но ни в коем случае нельзя делать приоритетом само «решение», оставляя без внимания или откладывая вопрос о соблюдении прав человека.

Последнее в рубрике