Унесли даже веревку и самовар. Какие «ценности» забирали у белорусов при коллективизации
17.06.2020
Анастасия Зеленкова, Салiдарнасць

Унесли даже веревку и самовар. Какие «ценности» забирали у белорусов при коллективизации

Советские власти не брезговали ничем.

Советские власти не брезговали ничем. Из домов зажиточных, по их мнению, белорусов выносили все: от белья до зеркал. В рамках спецпроекта «Жертвы и палачи» рассказываем, как коллективизировали белорусскую деревню.

В нынешнем году мы отмечаем 90-летие с момента эпохальных событий, которые перевернули весь уклад жизни крестьянства. Плоды раскулачивания и коллективизации 1930-х годов – пожинаем до сих пор.

В уникальных документах, которые передал «Салідарнасці» историк Владимир Богданов, можно обнаружить любопытные факты о том, как проходили коллективизация и раскулачивание белорусов.

Архивные материалы впервые были представлены на выставке «Беларуская вёска канца 20-х – пачатку 30-х гадоў ХХ стагоддзя» в 2005 году при содействии Национального архива Республики Беларусь. Многие источники находились под грифом «секретно».

1
Плакат 1930-х. Фото с сайта Инфобаза.by

Чтобы как можно нагляднее представить происходящее в годы коллективизации, рассмотрим один из таких документов — Протокол Калинковичского партсобрания от 25 января 1930 года. В нем во всех подробностях рассказывается, что забирали у белорусов и как это происходило.

«Наогул забралі ўсё, за выключэньнем вопраткі»

Факты, изложенные в протоколе, на первый взгляд сухие, однако очень красноречиво представляют всю картину трагедии, обрушившуюся на тех, кого государство записало в так называемые кулаки. Иногда коллективизаторы так расходились, что забирали не только «излишки», а всё! Просто ВСЁ! Об этом радостно докладывали и члены президиума Калинковичского партсобрания.

В каждом из этих докладов есть много общего. Например, в «обязательной программе» изымаемого значились: домашний скот (коровы, лошади, свиньи, овцы), хлеб, семена, зерно, сельхозинвентарь и средства производства...

Но экспроприаторы на этом не останавливались. Имущество создаваемых колхозов прирастало изъятыми у «эксплуататоров» швейными машинками, самоварами, мебелью, вазами, коврами и даже веревками.

1
Протокол Калинковичского партсобрания от 25 января 1930 года

Вот что рассказывает член президиума Миронов о раскулачивании в д. Корма (орфография и пунктуация протокола сохранены).

«Намі забрана: 3 швейных машыны, уся жывёла, сьвіньне, авечкі, ім заставілі толькі самую паганую жывёлу… Кожсыр’ё забралі усё і сдалі калгасам, самавары таксама забралі, бо гэткія былі захованы у сене і дравах, мы іх сдалі ў калгас».

Член президиума Новиков также поделился «достижениями» по раскулачиванию в Калинковичском с/с:

«Раскулачылі – 5 гаспадарак, забралі ўсе сродкі вытворчасьці, астатнія гаспадаркі раскулачваюць сення. Наогул забралі ўсе, за выключэньнем вопраткі і ўсе забранае сдана ў калгас».

То есть, людям оставили только одежду, лишив даже средств производства! Впрочем, некоторые представители новой власти не брезговали и личными вещами из «кулацких сундуков». Член президиума Шарков отчитался по Домановичскому с/с:

«У аднаго кулака мы знайшлі шмат каштоўных рэчаў. 5 сундукоў з розным шоўкам, касьцюмамі, занавесы, каўры, я зразу ня ведаў, што рабіць і пайшоў у хлеў і забраў усю жывёлу, коні, авечкі, сьвіньні, вазы, вяроўкі, усе машыны, семена, потым узяўся за сена, дзе знайшоў яшчэ 2 сундука з рознымі каштоўнымі рэчамі: касьцюмы, пальто, бельё і інш., ў гэтым-жа сене мы знайшлі люстра «Трымо», 3 швейных машыны, мягкія дзіваны і стула, гэта ўсе мы забралі і сдалі у царкву, якая цяпер пашла пад клюб, пасьля пачалі капацца у саломе і знайшлі каштоўнае пальто, якое каштуе – 800 руб.».

Как собирались делить в сельсовете то самое пальто, и кто будет носить «кулацкие» костюмы, Шарков не уточнил. Зато как похорошело, наверное, в клубе-церкви от конфискованного зеркала «Трюмо» и швейных машинок!

1
Протокол Калинковичского партсобрания от 25 января 1930 года

«Заставілі толькі самую паганую карову, там дзе маюцца малыя дзеці»

Естественно, выгребая все из «кулацких» хат и хлевов, представители новой власти даже не задумывались, как дальше будет жить семья. Хотя иногда случались и приступы «небывалой щедрости», когда жертвам коллективизации что-то все же оставляли.

Так, в Каплицком с/с, где было раскулачено 13 хозяйств, «благодетели», забрав весь «хлеб, скотину и машины», «заставілі толькі па адной карове самай паганай, там дзе маюцца малыя дзеці».

Ничего не скажешь: облагодетельствовали! Кто-то из выступающих докладывал, что оставил «кулакам» их одежду, кто-то «трохі мукі». Такую «ласку» проявили к кулаку из Домановичского с/с, у которого поживились тем самым пальто за 800 рублей.

Впрочем, иногда представители власти оказывались в затруднительном положении, поскольку у записанного в «кулаки» даже поживиться было нечем:  

«У некаторых ня было зусім чаго браць, па мойму яны /некаторыя/ памылкова абкладзены індывідуальна і пазбаўлены выбарчых правоў, да такіх мы падыходзілі трохі мягчэй», — рассказывает член президиума Миронов.

Последняя фраза свидетельствует, что «мягкие» коллективизаторы все же не ушли с пустыми руками от «памылкова абкладзеных».

«У Насавічах абклалі індывідуальна аднаго бедняка інваліда, што зьяўляецца неправедловым і гэта патрэбна будзе перагледзець у хуткім часе», — сообщал все тот же Миронов.

Любопытно, что даже сами представители власти признаются в перегибах в работе, рассказывая, что под репрессии «ошибочно» попали середняки.

«У нашай працэ былі дапушчаны некаторыя памылкі у практычнай працэ, гэта тое, што была вынесена пастанова, каб узяць на вучот ўсю маёмасць сераднякоў і, калі будуць лішкі – забраць і ў 7 гаспадарках серадняцкіх забралі і абагульнілі семена, алеж гэта памылка была дапушчана таму, што па гэтаму пытаньню ня было яскравага тлумачэньня», — отмечает член президиума Сапук.

Однако во всем этом Сапук видит сплошной плюс, поскольку после такого несправедливого изъятия «пасыпалісь заявы на прадмет прыняцьця у калгас» и в этот день было принято аж 37 бедняцко-середняцкий хозяйств, а деревня Холодники «калектывізавана на – 95%».

1
Плакат 1930-х. Фото с сайта Инфобаза.by

В ходе работы пришлось столкнуться и с совершенно неожиданными проблемами: так, спрятанную у кулака сельхозмашину нашли активисты из соседней деревни – «і тут пашла барацьба паміж калгасьнікамі»: никак не могли определить, какому колхозу должен принадлежать трофей: тому, где кулак проживает, или тому, чья бригада обнаружила машину? За разъяснениями пришлось обратиться «наверх», в райком партии:

«Кулак з Лампек захаваў машыну і гэткую знайшлі калгасьнікі з Анісавіч, ня ведаюць, якому калгасу належыць гэта машына, ці таму які знайшоў апошнюю, ці таму, дзе весь час жыў гэты кулак, па гэтаму пытаньню прашу даць тлумачэньне».

«Калі пачулі аб раскулачваньні, дык уся бедната і калгасьнікі падняліся на нагі, запраглі коні і рыхтавалісь ехаць да кулакоў»

Есть еще одно очень важное обстоятельство в этом деле. Судя по отчетам, ограбление более успешных односельчан проходило не без поддержки определенной части населения, в основном «батрацко-бедняцкого актива».

«Трэба адзначыць, што раскулачваньне кулакоў праходзіць добра, вялікую актыўнасць праяўляюць беднякі, сераднякі і калгасьнікі», — отмечал Миронов.

«Па Халодніцкай яч. КПБ зпачатку мы разглядзелі гэта пытаньне на парт ячэйцы. пасьля чаго гэту пастанову вынесьлі на сход беднаты и калгасьнікаў, якія вельмі добра адгукнулісь на гэту справу і толькі пры дапамозе вясковага актыву нам удалось лепей правесьці гэту работу. Зараз мы прыступілі к раскулачваньню і па Халоднікам раскулачылі ужо ўсіх кулакоў», — рапортовал Сапук.

«Калі ў Тараканах Даманавіцкага с/с пачулі аб раскулачваньні, дык уся бедната і калгасьнікі падняліся на нагі, запраглі коні і рыхтавалісь ехаць да кулакоў. Мы раскулачылі там 3-х кулакоў, забралі – 300 пудоў жыта, ўсе коні, каровы, машыны», — отчитывался Костюков.

«Наогул уся праца па раскулачваньню праходзіла пад вялікай актыўнасьцю батрацка-бедняцкай, серадняцкай, а таксама і калгаснай масай вёскі, апошнімі была аказана нам надзвычайная вялікая дапамога, а таксама гэта спрыяла худчэйшаму калгаснаму будаўніцтву і практычнай працы і арганізованасьці у раней арганізаваных калгасах», — сообщал Шарков.

Но даже несмотря на происходящее, далеко не все крестьяне торопились менять привычный уклад жизни и вступать в колхозы. Эту проблему власти решили просто: стали забирать ВСЁ — «тады і пасыпалісь заявы на прадмет прыняцьця у калгас».

«Раскулачаньне кулакоў аказала надзвычайную вялікую дапамогу ў арганізацыі калгасаў, бо ў гэтыя дні пачалі сыпацца заявы на прадмет прыёма у калгас, ў той час, што у гэтых вёсках і слухаць не хацелі аб калгасах», — отчитывался Денисевич по Каплицкому с/с.

Вот так бессовестно и подло Беларусь превращали в колхозную республику. И это лишь малая толика того, что переживала белорусская деревня в начале 30-х. Протокол Калинковичского партсобрания датирован 25 января 1930 годом, а уже через 5 дней все окружкомы и райкомы КП(б)Б получают секретный циркуляр «О ликвидации кулачества как класса». Коллективизация 30-х многим покажется цветочками по сравнению с тем, что наступит после.

***

Спецпроект «Жертвы и палачи» посвящен истории репрессий в Беларуси в 20-50-е годы. Мы покажем уникальные, ранее не опубликованные документы и свидетельства, представим экспертное мнение, познакомим с историями людей, которые были репрессированы, а также их палачей.

Вы тоже можете поделиться историей своей семьи. Пишите нам (nz13.by@gmail.com), и мы расскажем о ней на страницах «Салідарнасці».

Последнее в рубрике