Удается ли Беларуси сохранить экспорт нефтепродуктов?
04.11.2021

Удается ли Беларуси сохранить экспорт нефтепродуктов?

Из-за американских санкций потери белорусских НПЗ уже составили 80 млн долларов. Об этом сообщил заместитель премьер-министра Юрий Назаров. Но, по его словам, белорусские НПЗ («Нафтан» и Мозырский НПЗ) в 2021 году переработают 16,8 млн тонн нефти, что на 0,5 млн тонн, или на 3% больше по сравнению с 2020 годом.

В нефтепереработке приняты меры по сохранению возможности экспорта нефтепродуктов в необходимом объеме, несмотря на западные санкции. Реализация мер по противодействию санкциям позволила решить вопрос с загрузкой обоих НПЗ.

— Нефтеперерабатывающие заводы проводят масштабную модернизацию: на финишную прямую вышел процесс на Мозырском НПЗ, «Нафтан» к концу года может завершить свою модернизацию, что позволит заводу производить нефтяной кокс. Еще до событий 2020 года «Нафтан» заключил контракты с несколькими американскими компаниями на поставку нефтяного кокса. Сейчас ситуация несколько изменилась, но продукт востребован на мировом рынке, — рассказала газете «Белорусы и рынок» экономический обозреватель Татьяна Манёнок. — Мозырь тоже заметно расширил свою продуктовую линейку в последнее время: продает не только традиционные бензин, дизтопливо, а широкую гамму продукции, которая позволяет ему сегодня зарабатывать.

Маненок констатирует, что объемы переработки нефти несколько снизились.

По ее словам, объем переработки нефти меньше, чем потенциально могут белорусские заводы: максимальный объем 24 миллиона тонн нефти, оптимальный – 18 миллиона тонн. Сегодня они работают в режиме оптимальной загрузки с учетом того, что могут получить максимум светлых высокомаржинальных продуктов, чтобы продать их на премиальных рынках.

Для белорусской нефтянки таким рынком является украинский, на котором белорусские нефтепродукты занимают примерно четверть всего физического экспорта нефтепродуктов.

— Премиальный рынок – это Украина, где очень прочно сидят белорусские экспортеры нефтепродуктов. Еще в конце прошлого года они подписали долгосрочные контракты на достаточно выгодных условиях, и даже представители заводов, в том числе Мозырского НПЗ, официально заявляли, что эти контракты позволили компенсировать (а цена в Украине рыночная) эффект налогового маневра. Доля Мозырского НПЗ на украинском рынке доля по некоторым видам продукции доходит до 40- 50% на рынке светлых нефтепродуктов, а белорусский битум занимает более 50% украинского рынка, —констатирует эксперт.

Как «Нафтан» обходит санкции

Крупные российские нефтяные компании не хотят напрямую работать «Нафтаном». Возникла забавная ситуация, когда российские поставщики говорят, что не осуществляют поставок на «Нафтан», российская «Транснефть» утверждает, что не транспортирует нефть на завод, а «Нафтан» как работал, так и работает.

«Это говорит о том, что поставки российской нефти сохранились, но для обхода американских санкций оформляются через посредников, через фирмы-прокладки. Экспорт в Украину как шел, так и идет. А поставки, которые раньше шли в Западную Европу, опять-таки могут маскироваться через посредников», — отмечает старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.

Татьяна Маненок также говорит о компаних-посредниках, которые поставляют нефть на «Нафтан».  Хотя «Транснефть» и сообщает о том, что не поставляет нефть на «Нафтан», предприятие работает с оптимальной загрузкой. Есть спрос на мировом рынке на нефтепродукты, а учитывая, что стоимость нефти для Беларуси ниже мировых цен, даже с учетом эффекта налогового маневра, то белорусские нефтепродукты конкурентноспособны на сопредельных рынках: они по-прежнему поставляются на рынки Польши, Чехии, стран Балтии.

Но поскольку предприятие все-таки находится под санкциями, экспорт «Нафтана» не афишируется.

— Когда мы говорим о возможностях сохранения экспорта, посмотрите на сайт Белорусской нефтяной компании: через-день два обновляется информация о поставках, на сайте присутствует Мозырский НПЗ, но «Нафтана» там нет – просто продукция Республики Беларусь. Следовательно, серьезных препятствий для реализации нефтепродуктов нет. Это и вероятный способ обойти санкции – не афишировать, что это продукция «Нафтана». Безусловно, «Нафтан» понес определенные убытки, но он может компенсировать потери за счет конъюнктуры, за счет светлых существующих механизмов помощи (например, заявлено о кредитной помощи), — считает Маненок.

Что будет в новом году?

В полную мощь американские санкции заработают с конца года. Кроме того, у американцев есть режим вторичных санкций: они обещают наказывать всех, кто попытается санкции обойти. Но чтобы кого-то наказывать в режиме вторичных санкций, надо их как минимум искать и находить. И тут возникает вопрос: как сильно США будут усердствовать в поиске механизмов обхода?

— Если Америка будет на это закрывать глаза, реально никаких вторичных санкций применяться не будет, никто не будет наказан, — нефть в Беларусь, а нефтепродукты из Беларуси будут идти через посредников. И этих условиях возможно не только сохранение объемов, но даже некоторое наращивание. Понятно, что при этом белорусским нефтепереработчикам придется делиться частью маржи с посредником, — говорит Вадим Иосуб. — Но если возникнет прецедент применения вторичных санкций: виновники будут найдены, наказаны, оштрафованы, будут заморожены их активы, то применять механизмы обхода станет затруднительно. Вот в этой ситуации будет сложно не только нарастить, но и сохранить объемы экспорта.

С ним согласна и Татьяна Маненок. Она считает, что «мы пока не знаем, как американские санкции будут работать, насколько эффективными окажутся вторичные санкции. Но если есть рынок, на котором нефтепродукты пользуются спросом (пусть и с меньшей маржой для Беларуси, которой придется делиться с посредниками), причем конкурентоспособные нефтепродукты, они найдут способы туда просочиться».

Последнее в рубрике