Три месяца протестов и пандемия. Что будет с экономикой Беларуси?
13.11.2020
Богдана Александровская, DW

Три месяца протестов и пандемия. Что будет с экономикой Беларуси?

Из-за политического кризиса в стране белорусы потеряли доверие к нацвалюте, а власти в Минске скоро не смогут рефинансировать госдолг и лишатся инвестиций, предупреждают опрошенные DW экономисты.

Белорусские власти прогнозировали, что в 2020 году экономика страны будет расти, однако этим планам не суждено сбыться. Сначала на экономическую ситуацию в РБ негативно повлиял конфликт с Москвой из-за цен на нефть, когда Минск перестал покупать ее в России, а затем почти по всему мира началась рецессия из-за пандемии коронавируса. Теперь же к этим факторам в Беларуси прибавились и массовые протесты, которые не прекращаются в стране вот уже три месяца после президентских выборов. Как обстоят дела с белорусской экономикой и какие трудности ее ожидают в перспективе?

«Унылое» падение белорусской экономики

На данный момент по основным показателям экономика Беларуси находится явно не в лучшем состоянии. Белорусский рубль по отношению твердым валютам продолжает падать. Дефицит бюджета, по данным министерства финансов, достиг 1,8 млрд рублей (около 600 млн евро в пересчете), а по итогам года составит около 5 млрд (1 млрд 665 млн евро). Причина — как недобор налогов, так и увеличение расходов.

Тот же Минфин указывает и на рост госдолга Беларуси на 27% за девять месяцев текущего года. Кроме того, никакого обещанного властями подъема ВВП нет — после замедления снижения этого показателя в летние и первый осенний месяц по итогам января-сентября он все же упал на 1,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Сложившуюся ситуацию старший аналитик компании «Альпари Евразия» Вадим Иосуб называет не иначе, как «унылой» и связывает ее, в первую очередь, с пандемией коронавируса и белорусско-российским нефтяным кризисом. При этом он обращает внимание на то, что по сравнению с весной сейчас картина несколько улучшилась — падение ВВП составляет 1,3%, было — 1,8%.

Проблемы Минска с долгами

Возможно, кому-то эти цифры на фоне других стран, особенно пострадавших от пандемии, и покажутся не такими уж плохими. «Это легко объяснить: в странах с рыночной экономикой во время кризисных явлений падает спрос на продукцию, на что отвечают сокращением производства. А у нас сокращать производство не принято (в Беларуси, в отличие почти от всей Европы, не было локдауна из-за пандемии. - Ред.), поэтому ВВП растет. Но это все ложится на склад и в будущем может обернуться возросшими убытками», — отмечает Иосуб.

Помимо этого, власти Беларуси своими действиями усугубляют проблемы на долговом рынке, констатирует директор Центра экономических исследований (BEROC) Катерина Борнукова: «Чтобы сгладить эффект от пандемии и политического кризиса, государство помогает госпредприятиям поддерживать выпуск на высоком уровне, в результате последние несут убытки. Чтобы покрыть убытки, власти выделяют им кредиты, чем создают риски кризиса». А возросшая долговая нагрузка, по выражению Борнуковой, будет замедлять рост всей экономики в будущем.

Влияние протестов на экономику Беларуси еще проявится

Говоря о трехмесячных массовых протестах, опрошенные DW эксперты сходятся во мнении, что на экономику оказывают влияние не столько сами акции и воскресные марши, сколько политическая ситуация в стране в целом — фальсификации на президентских выборах, непризнание официальных итогов голосования, насилие на улицах.

Об этом, например, свидетельствует падение курса рубля. «Люди потеряли доверие к государству, в том числе к белорусскому рублю. Начали снимать сбережения и депозиты, переводить рубли в доллары — это и спровоцировало падение рубля, став основным фактором девальвации в августе», — полагает Катерина Борнукова. Кроме того, с экономическими последствиями политического кризиса Беларусь может столкнуться в будущем.

«Нас ждет невозможность рефинансировать госдолг, можно забыть про кредиты от международных финансовых организаций и про размещение еврооблигаций на мировых рынках по рыночной ставке. Потеря интереса к стране со стороны иностранных инвесторов и кредиторов будет влиять на экономику сильнее протестов, хотя это влияние будет заметно не сразу», — прогнозирует Вадим Иосуб.

А вот забастовки на основных промышленных гигантах страны (МАЗ, МТЗ, «Гродно-Азот» и другие), по словам экономистов, на экономике пока не отразились, ведь, несмотря на призывы белорусской оппозиции, стачки не стали массовыми и продолжительными.

«Без выхода из политического кризиса перспектив у экономики РБ нет»

Намеков на улучшение экономической ситуации в Беларуси эксперты не видят. «Раньше мы наблюдали рост экспорта IT-услуг почти на 20% в сравнении с прошлым годом. Но в августе он снизился и составил примерно столько же, сколько и в августе прошлого года», — указывает Борнукова. Одна из причин — отток IT-специалистов, а также квалифицированных кадров из других отраслей, что, предупреждают эксперты, вызовет долгосрочные последствия для белорусской экономики.

«Многие процессы, среди которых и отток квалифицированной рабочей силы, уже запущены и их не остановить. А без нее невозможен рост ВВП», — говорит Вадим Иосуб. И прогнозирует, что ситуация с ВВП, госдолгом и с реальными доходами населения, подсчитанными с учетом инфляции, будет ухудшаться: «Без выхода из сложившегося политического тупика, никаких перспектив у белорусской экономики нет».

Вопрос о том, как долго белорусским властям будет хватать денег на то, чтобы «кормить ОМОН», сдерживая протесты, экономисты называют сложным. «Речь идет не о фиксированной сумме, а о том, как ее распределять — грубо говоря, не делать ремонт в больнице, а заплатить омоновцам. Сказать, что у властей в какой-то момент совсем не останется денег, чтобы платить ОМОНу, нельзя», — признает Борнукова.

Вадим Иосуб согласен с тем, что невозможно предсказать, когда — завтра, через месяц или полгода — у режима кончатся деньги и он рухнет: «К сожалению, мы знаем режимы (от Северной Кореи до Венесуэлы), которые не обладают деньгами, но при этом каким-то образом продолжают держаться».

Последнее в рубрике