«Так же, только чуть хуже»: писатель Мишель Уэльбек о том, каким будет мир после COVID-19
06.05.2020

«Так же, только чуть хуже»: писатель Мишель Уэльбек о том, каким будет мир после COVID-19

«Самый известный в мире французский автор со времен Жан-Поля Сартра и Альбера Камю» рассуждает в нем о том, какой станет повседневность после эпидемии COVID-19. И разделять мнение политиков о том, что «ничто не будет как прежде», писатель не склонен.

Радиостанция France Inter в понедельник, 4 мая, разместила на своем сайте письмо Мишеля Уэльбека.

«Вирус без качеств»

«Нужно это признать: большинство электронных писем, отправленных в последние недели, в первую очередь были призваны проверить, что собеседник не умер или не находится при смерти», — так начинается письмо Уэльбека. Затем он отмечает, что как только автору письма удается убедиться в добром здравии адресата, разговор все равно перетекает в другое — «более интересное» — русло, не связанное с эпидемией. И это, по его мнению, неизбежное развитие событий, поскольку сам вирус — скучный. COVID-19 автор называет «банальным вирусом» с «размытыми характеристиками», «вирусом без качеств».

«Удар по человеческим отношениям»

«После карантина мы не проснемся в новом мире. Он будет таким же, только чуть хуже», — пишет Уэльбек.

Он объясняет, что «ни полсекунды не верит в заявления вроде «ничто не будет так, как прежде».

«Напротив, все будет точно как прежде. Даже само течение этой эпидемии до поразительного в рамках нормы», — считает он. По его мнению, нет ничего удивительного и нового, к примеру, в том, что Франция справляется с санитарным кризисом лучше Испании или Италии, но хуже Германии. Писатель отмечает, что пандемия просто вновь напомнила уже известный факт: Запад не может вечно оставаться самым богатым, развитым и неуязвимым.

Главным последствием эпидемии enfant terrible французской литературы считает ускорение большинства процессов, уже происходящих в обществе. Главный из них — сокращение личных контактов между людьми. Все технологические достижения последних десятилетий от социальных сетей и программ для удаленной работы до бесконтактной оплаты покупок в магазине вели к тому, чтобы люди все реже и реже взаимодействовали друг с другом.

«Эпидемия коронавируса — прекрасный повод поддержать эту распространенную тенденцию изнашивания, которая бьет по человеческим отношениям».

COVID-тренды: IT-гиганты пойдут в медицину, университеты станут закрываться, наступает лучшее время для начала бизнеса

Важность цифр

В своем письме Мишель Уэльбек также вступает в спор с теми, кто утверждает, будто общество за время эпидемии наконец-то вспомнило о существовании смерти и почувствовало ее постоянное присутствие. По его мнению, несмотря на то, что почти 25 тысяч человек во Франции скончались от последствий заражения COVID-19, «еще никогда смерть не была такой незаметной», как сейчас. Он ссылается на ситуацию в домах престарелых во Франции, жители которых умирают в одиночестве в своих комнатах, и об этом зачастую так и не становится известно.

«Жертвы сводятся к единицам в ежедневной статистике смертей», — пишет Уэльбек.

Зато возраст начал играть особенно важную роль в период пандемии, полагает писатель.

«До какого возраста можно реанимировать и лечить? 70, 75, 80 лет?». Уэльбек признает, что эти рассуждения зависят от каждого конкретного региона, но отмечает, что «во всяком случае, раньше нам никогда еще не приходилось с такой спокойной наглостью заявлять, что жизни людей не имеют одинаковой ценности».

Карантин и писательство

Уэльбек вспоминает слова другого известного французского автора — Фредерика Бегбедера. Бегбедер, комментируя то, как карантин сказался на его образе жизни, отметил, что особенных перемен в повседневность писателя режим изоляции внести не может — социальные контакты автора и без того ограничены, и живет он в окружении книг.

Мишель Уэльбек согласен с этим высказыванием, однако вносит в него поправку — образ жизни действительно меняется слабо, но творить в четырех стенах практически невозможно.

«Пытаться писать, если нет возможности в течение дня совершить многочасовую прогулку в непрерывном темпе, противопоказано: накопившееся нервное напряжение не находит выхода, мысли и образы продолжают болезненно крутиться в голове несчастного автора, который быстро становится раздражительным, а то и сходит с ума», — объясняет Уэльбек. По его мнению, за столом у писателя рождаются идеи, а прогулка способствует разрешению конфликтов между этими идеями.

Наконец, подтолкнет ли эпидемия авторов к созданию новых произведений, как это было после эпидемии чумы? Уэльбек в этом сомневается. Потому что, с его точки зрения, в отличие от эпидемии чумы, после COVID-19 не стоит ждать колоссальных перемен.

Какой будет Беларусь после коронавируса?

Последнее в рубрике