Суды уходят в Zoom. Как ковид сделал Англию пионером виртуального правосудия
02.08.2021
Фото: AFP

Суды уходят в Zoom. Как ковид сделал Англию пионером виртуального правосудия

Английские суды переживают крупнейшую трансформацию столетия. Колыбель прецедентного права уходит в онлайн и обещает укрепить статус Лондона как мировой столицы разводов и корпоративных споров.

А заодно и решить давно назревшие проблемы доступности правосудия для англичан, пишет ВВС.

Дистанционные слушания позволяют экономить время и деньги, ускорить рассмотрение гражданских дел и расчистить завалы нерассмотренных претензий граждан, компаний и бывших супругов друг к другу.

— Пандемия, при всем ее ужасе, придала ускорение давно назревшим реформам. В ближайшие два года онлайн-правосудие в Англии и Уэльсе станет реальностью при рассмотрении большинства дел, будь то компенсации, взыскания, трудовые или семейные споры, — сказал Джеффри Вос, второй человек в английском правосудии после лорда-главного судьи.

Он возглавляет все гражданское судопроизводство, а также апелляционный суд в Англии и Уэльсе. Именно от него зависит скорость перемещения английских судов в цифровое будущее.

Сэр Джеффри уверен, что в результате нынешней трансформации Англия закрепит за собой статус лидера виртуального правосудия, причем не только среди стран с развитыми, эффективными и независимыми судебными системами, но и в мире в целом.

В дни первого локдауна в марте 2020 года британский парламент принял «Коронавирусный акт», которым облегчил дистанционное правосудие. В результате только в первый месяц число судебных заседаний по видео- и аудиосвязи возросло в пять раз.

Юристы рады переменам. Можно меньше времени тратить на поездки в контору и в суд, не нужно тягать тяжеленные папки и толкаться в обеденных очередях.

Судьи тоже счастливы — они и без того перегружены.

Но есть и недовольные.

Правозащитники опасаются ущемления прав на справедливое судебное разбирательство. Они говорят, что у многих нет ни возможности, ни средств обеспечить себя нормальной видеосвязью. И указывают еще на одну проблему: обезличивание и конвейерный подход к делам, в которых прямой контакт с судьей может оказаться решающим.

Прежде всего речь о рассмотрении дел об убежище, экстрадиции, а также других ситуациях, когда бесправные и уязвимые ищут в суде защиты от мощной государственной машины. Потому что личное мнение судьи, проникшейся к подзащитному, способно склонить чашу весов в сторону просителя, даже если правила и нормативы не на его стороне.

Расцвет виртуального правосудия уже приносит горькие плоды искателям убежища в Великобритании.

В мае 2021 года судья Высокого суда Лондона Николас Мостин напрямую сослался на укоренившуюся в пандемию практику онлайн-слушаний и постановил, что двое обратившихся за убежищем просителей высланы из страны законно, поскольку их право на справедливое разбирательство не нарушено. В Турции, решил судья, интернет работает превосходно, и даже в далекой деревне, где живет депортированный, есть 3G, а местами и 4G.

Судья Мостин бросил перчатку самому Верховному суду Великобритании, который всего четыре года назад вынес противоположное решение. Председательствовал на том заседании лорд Уилсон.

— Должен сказать, что цифровой мир полностью изменился с того момента, когда лорд Уилсон выносил свое решение. В 2017 году идея проводить все заседания удаленно, включая и те, где дают свидетельские показания, казалась анафемой и судьям, и юристам, — написал в своем вердикте судья Мостин. — Я не думаю, что Верховный суд пришел бы к такому выводу, разбирай он это дело сегодня. Я считаю, что вывод был бы такой, что после марта 2020 года произошла такая трансформация в использовании видеосвязи, что сейчас уже невозможно утверждать, что дистанционная апелляция из-за границы несправедлива с процедурной точки зрения.

В марте 2020 года, к которому отсылает судья Мостин, в Великобритании был введен первый локдаун. И уже через два месяца лорд-главный судья Иан Данкан Барнетт сказал ставшую крылатой фразу: «Наши суды уже никогда не вернутся в февраль 2020-го, в этом я уверен».

Прошел год, и судья Верховного суда лорд Сейлс повторил то же: назад пути нет, будущее за дистанционными судами. И выразил надежду, что английское правосудие сможет закрепить и развить достижения ковидного времени и выйти в мировые лидеры.

Английская система прецедентного права славится своей независимостью и умением адаптироваться к реалиям современности, не дожидаясь, пока поменяются законы в стране. Поэтому выиграть гражданский спор тут может почти каждый, и суды Англии и Уэльса пользуются бешеной популярностью у истцов со всего мира.

Бизнесмены и богачи едут в Лондон разводиться, решать бизнес-споры и защищать честь и достоинство. Для этого достаточно, чтобы истец или ответчик имел отношение к стране — дети в английской школе, недвижимость или бизнес в Великобритании. И пары миллионов фунтов на адвокатов.

В Англии выясняли отношения почти все российские олигархи, покрупнее и помельче. Роман Абрамович судился тут с Борисом Березовским, Владимир Потанин отбивался от претензий бывшей супруги Наталии, Олег Дерипаска решал корпоративный спор с обоими — Абрамовичем и Потаниным — из-за заполярного российского комбината «Норильский никель».

Крупнейший бракоразводный процесс в истории английского правосудия тоже устроили россияне — Ахмедовы делили нажитый в России миллиард долларов, и на днях тяжба-сериал закончилась мировой.

Англичане недовольны «бракоразводным туризмом» и тем, что суды тратят кучу времени, а юристы зарабатывают кучу денег на разборках между обеспеченными иностранцами, тогда как очередь отечественных спорщиков и жертв, ожидающих арбитра или возмездия, растет на глазах, особенно в эпоху ковида.

Завалы семейных и трудовых споров за полтора года пандемии выросли на четверть, а уголовных — еще больше, поскольку в них вовлечены присяжные, дистанционное рассмотрение ограничено, а шансы заболеть и сорвать процесс выше.

Если виртуализация судов смягчит эту проблему и очередь начнет рассасываться, революция позволит одним махом убить трех зайцев.

С одной стороны, расчистить завалы ожидающих рассмотрения дел и затянувшихся тяжб. С другой, расширить зарубежную клиентуру адвокатских контор благодаря облегчению доступа к английскому правосудию. И с третьей, подстегнуть экономику, причем не только за счет растущих заработков адвокатов.

— У меня есть ощущение, что подавляюще большинство гражданских дел, а возможно, и подавляющее большинство трудовых и частных семейных споров можно перевести на ускоренный процесс онлайн-рассмотрения, — сказал сэр Джеффри, завершая речь в Лондонской школе экономики.

И объяснил экономистам, как это скажется на благосостоянии нации.

— Скорость этого онлайн-процесса — даже с учетом того, что самые сложные дела придется по-прежнему рассматривать лицом к лицу — позволит сторонам, вовлеченным в тяжбу, тратить меньше времени и душевной энергии на судебный спор и сосредоточиться на собственном личном счастье и финансовом благополучии.

Несмотря на заверения сэра Джеффри в том, что английские суды оказались бы впереди планеты всей и без помощи пандемии, юристы считают ковид главной и единственной причиной прыжка в онлайн-будущее.

Они говорят, что суды как раз тормозили прогресс, а не подстегивали его. Например, под предлогом обеспечения безопасности связи настаивали на необходимости пользоваться недоработанными и дорогими программами. И только пандемия заставила их смягчить требования и доказала, что «народные» видеочаты вроде Zoom и Microsoft Teams вполне сгодятся и для серьезных людей в мантиях.

Английские суды потратили семь лет и миллионы фунтов на переход к виртуальным заседаниям, который в итоге произошел всего за пару месяцев - вынужденно и только благодаря случаю, возмущается редактор главной газеты английских юристов Law Society Gazette.

— Семь лет многие судьи и юристы не проявляли никакого энтузиазма и бесконечно ссылались на различные казалось бы непреодолимые препятствия. И вдруг такой ошеломляющий поворот, — пишет хроникер судебной реформы Джон Хайд.

— Все заседания по гражданским делам отныне будут дистанционными по умолчанию, — решил он, увидев, как судья Высокого суда Лондона отказался отложить масштабную очную тяжбу на четверть миллиарда фунтов, и его не убедили ни пять свидетелей, ни 13 экспертов, которых адвокаты хотели допрашивать лично.

Еще за год до пандемии такое представить себе было невозможно, пишет он.

— Конечно, онлайн-правосудие не избавлено от проблем, в том числе в части безопасности и надежности технологий связи, — заключает он. — Но главное препятствие на этом пути устранено. А именно, оно наконец стало реальностью. Как только вирус отступит, жизнь вернется в привычное русло, а вот судебная система — точно нет.

Судья Мостин соглашается, что нормы даже пятилетней давности теперь — пыль истории.

— Превалировавшие тогда взгляды на технологию виртуальных судов определялись старым афоризмом: перемены — хорошо, но отсутствие перемен — лучше, — написал он в судебном решении. — Сейчас почти все свидетели беспрепятственно дают показания по видеосвязи, сидя у себя дома (здесь или за границей) или в офисах своих адвокатов. И огромный опыт таких слушаний последовательно развенчивает старые предрассудки о том, что так нельзя, и что судье якобы тяжелее в таких случаях отличить правду от лжи.

Но если с технологиями связано будущее судебной системы, то тут английским судьям есть еще над чем поработать. Их главный распорядитель сэр Джеффри доказал это на своем примере: речь о необратимом технологическом прорыве он начал беззвучно и только после продолжительной борьбы с компьютером сумел включить микрофон.

Последнее в рубрике