Строительство второй АЭС в Беларуси: фантазии и реальность
24.12.2020
Татьяна Манёнок, Наше мнение

Строительство второй АЭС в Беларуси: фантазии и реальность

О том, что Беларуси может понадобиться вторая станция, 6 ноября, накануне запуска первого энергоблока БелАЭС в Островце, заявил Александр Лукашенко. По его словам, это должно помочь  стране полностью «уйти от зависимости от углеводородов».

То есть, полностью избавиться от импорта российского газа (в последние годы Беларусь закупает около 20 млрд. куб м в год). «Нам еще надо одну такую станцию построить, чтобы уйти от зависимости по углеводородам. Это счастье, подарок», – заявил Лукашенко.

И уже 10 ноября генеральный директор госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев в видеообращении к работникам российской атомной отрасли сообщил, что «Росатом» обсуждает с руководством Беларуси возможное строительство еще одной АЭС, а также сооружение в стране исследовательского ядерного реактора.

В заявлении главы российской корпорации нет ничего удивительного: почему бы не построить, если белорусская сторона найдет деньги на финансирование амбициозного проекта? В конце концов, ведь не у «Росатома» должна болеть голова о том, оправдан ли экономически такой проект для Беларуси.

Между тем, уже сегодня очевидна проблема, с которой столкнется Беларусь после запуска БелАЭС, – что делать с избытком электроэнергии , ведь доля атомной энергии в балансе производства электроэнергии составит около 40%. Стоит отметить, что уже с 2018 года, то есть, за три года до запуска БелАЭС, Беларусь полностью удовлетворяет свои потребности в электроэнергии за счет собственного производства.

Поэтому до сих пор непонятно, куда собирается экспортировать свою электроэнергию Беларусь после запуска двух блоков БелАЭС. Страны Балтии отказались ее покупать. Кроме того, в соответствии с поправками к правилам торговли электроэнергией в этих странах, Россия должна будет подтверждать, что поступающая от нее электроэнергия в Латвию произведена в РФ.

Эксперты считают, что физически белорусская энергия все же может попасть на рынок стран Балтии через латвийско-российское энергосоединение. Однако в любом случае это будут небольшие объемы. Следует отметить, что Беларусь уже в этом году существенно снизила экспорт электроэнергии в Литву: за 10 месяцев 2020 года поставки снизились в 1,59 раза до 495,4 млн кВт.ч. Всего в январе-октябре 2020 года Беларусь экспортировала  651,1 млн кВт.ч электроэнергии – в 1,64 раза меньше, чем в январе-октябре 2019 года (поставки также осуществлялись в Украину и в небольших объемах в Латвию).

Справиться с избытком электроэнергии могло бы помочь внутреннее потребление, если бы оно росло быстрыми темпами. Правительство подсчитало, как может вырасти внутренний спрос в ближайшие 5 лет – на 2,796 млрд кВт.ч в год (в то время как два энергоблока БелАЭС рассчитаны на выработку 18 млрд кВт.ч). Но для этого в стране нужно реализовать 178 инвестпроектов, включая все ключевые проекты предприятий Минпрома и других профильных министерств и ведомств. А с этим в нынешней экономической и политической ситуации в Беларуси могут возникнуть серьезные проблемы.

Еще один вариант решения проблемы энергоизбытка – снизить импорт российского газа (львиная доля электричества в Беларуси вырабатывается на ГРЭС и ТЭС, основным топливом для которых служит газ).

По оценкам Минэнерго Беларуси, запуск БелАЭС станции позволит заместить около 4,5 млрд кубометров природного газа в год, – то есть, примерно четверть от общего объема российского газа, который импортирует Беларусь.

Беларусь еще даже первую АЭС не «переварила»

Официальная церемония запуска БелАЭС состоялась 7 ноября. А уже  9 ноября информационный центр БелАЭС сообщил об остановке турбины на первом энергоблоке АЭС из-за выхода из строя трансформаторов напряжения. В этот же день пресс-служба Минэнерго Беларуси пояснила, что в ходе проводимых испытаний в соответствии с программой этапа «Энергетический пуск» выявлена необходимость замены отдельного электротехнического измерительного оборудования, данные работы осуществляются согласно технологическому регламенту. 19 ноября БелАЭС вновь была включена в объединенную энергосистему страны.

Однако 1 декабря в ходе комплексных испытаний на первом энергоблоке БелАЭС был произведен сброс пара для тестирования систем и оборудования. «В результате выявлена необходимость дополнительной корректировки работы крышек шумопоглотителей пара», – сообщило Минэнерго. В результате первый энергоблок БелАЭС был остановлен для тестирования систем и оборудования. Планировалось, что оно завершатся до 11 декабря.

Но только 21 декабря в 19.48 турбогенератор первого энергоблока снова был подключен к энергосистеме с последующим набором мощности до 500 МВт. Таким образом завершился этап энергетического пуска первого энергоблока БелАЭС. Вслед за этим 22 декабря на первом энергоблоке БелАЭС началась опытно-промышленная эксплуатация, ведутся испытания оборудования на уровне мощности реакторной установки 75% от номинальной. «После достижения каждого уровня мощности реакторной установки, 75 – 90 – 100%, испытания будут осуществляться со сбросами нагрузки. В рамках программы предусмотрены и плановые остановки энергоблока», – сообщило Минэнерго.

«Это не планы, а неуклюжая попытка ответить критикам БелАЭС»

Ввести в промышленную эксплуатацию первый энергоблок БелАЭС планируется только в феврале 2021 года. Однако, как отмечал в начале ноября главный инженер БелАЭС Анатолий Бондарь, срок ввода первого энергоблока БелАЭСв промышленную эксплуатацию может быть перенесен с конца февраля на конец третьего квартала 2021 года.

«У нас в графиках стоит конец февраля 2021 года (ввода в промышленную эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС – ред). Но это уже освоение стопроцентной мощности и процедурная, как положено по всей нормативно-правовой документации, сдача в промышленную эксплуатацию с проведением комплексных испытаний. Но я бы хотел назвать срок – конец третьего квартала», – сказал Бондарь в интервью белорусскому гостелеканалу СТВ.

 

Тем не менее, не дожидаясь фактического старта БелАЭС, Лукашенко заявляет о возможности строительства второй атомной станции. Любопытно, что его декларации охотно подхватили некоторые чиновники в РФ.

Разговоры о строительстве в Беларуси второй АЭС «ведутся самым серьезным образом», заявил госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота 17 ноября. «Замахнулись даже на то – а не построить ли нам вторую АЭС. Еще с первой не разобрались, уже начали говорить о второй – это тоже хорошо, потому что АЭС покроет 40% нынешнего электропотребления Беларуси. Две такие АЭС – это почти 100% электропотребления Республики Беларусь со всеми вытекающими последствиями», – сказал Рапота.

Если следовать этому заявлению, то получается, что ввод двух АЭС обеспечат независимость Беларуси от импорта российского газа. Однако сомнительно, что эта идея понравится Москве. Строить новую атомную станцию в Беларуси, – причем, за российские деньги (любые другие источники в сегодняшней ситуации невозможно даже представить), чтобы полностью обнулить импорт российского газа, – это сегодня звучит нереально. Да, для «Росатома» новый проект престижен и выгоден. а вот для РФ – вряд ли. Если Беларусь сократит закупки российского газа, то «Газпрому», скорее всего, придется сократить добычу на этот же объем, потому что продать такой объем газа на других рынках весьма проблематично.

Возможно, поэтому уже через месяц Рапота скорректировал свое оптимистичное заявление относительно строительства второй АЭС в Беларуси. «Как идея это (строительство второй АЭС в Беларуси – ред.) прозвучало на фоне тех эмоций, которые возникли при виде такого грандиозного сооружения, как БелАЭС: а почему бы нам не построить еще такую? Давайте подумаем над эти». Сейчас идея возведения второй АЭС находится только на этапе «подумаем», – сказал Рапота.в интервью РИА Новости 22 декабря.

Небезынтересно также отметить, что в ноябре 2011 года главный инженер ГУ «Дирекция строительства АЭС» Анатолий Бондарь  говорил, что количество энергоблоков БелАЭС в будущем может быть увеличено до четырех. «Опыт показывает, что оптимальный вариант, когда на площадке находятся 4 энергоблока», – сказал он. По его словам, строительство второй очереди обойдется гораздо дешевле, потому что уже будет инфраструктура. Расходы на эксплуатацию, собственные нужды тоже будут оптимальны при четырех энергоблоках АЭС.

В начале ноября 2020 года Бондарь повторил, что площадка АЭС позволяет построить также третий и четвертый энергоблоки атомной станции. Но, добавил он, «думаю, что нам длительное время не понадобится думать о третьем и четвертом блоке».

Скорее всего, эта тема уже скоро уйдет из информационного поля. Министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич рассказал журналистам 21 декабря, что министерство планирует в течение 2021 года провести оценку возможности строительства второй АЭС. По его словам, соответствующие органы госуправления сейчас ведут изыскательскую работу, чтобы подготовить соответствующие материалы и обоснования. И не факт, что результат будет в пользу еще одной амбициозной новостройки.

Строить вторую АЭС в Беларуси «втекущих условиях – абсолютно нереально», считает заместитель гендиректора Института национальной энергетики РФ Александр Фролов. «Заявление Александра Григорьевича – это не планы на будущее, а, как мне представляется, неуклюжая попытка ответить белорусским критикам ввода АЭС в эксплуатацию, считающим, что станция избыточна для республики», – сказал Фролов.

О строительстве второй АЭС можно будет говорить только после нормализации белорусско-европейских отношений

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что о строительстве второй АЭС в Беларуси можно будет говорить только после нормализации белорусско-европейских отношений.

«Чтобы построить в Беларуси вторую АЭС и повысить эффективность, все равно нужно будет решить основную проблему – продажи электроэнергии по высоким ценам», – отметил Юшков на канале «Евразия. Эксперт».

По его словам, в этих целях Беларусь могла бы воспользоваться возможностями, которые открываются в связи с планами ЕС переходить с ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии.

В качестве одного из элементов этого энергоперехода рассматривается водородная энергетика. «АЭС в этом плане рассматриваются как источник чистой энергии, поскольку у них нет выбросов СО2. Беларусь могла бы вырабатывать из электроэнергии с АЭС водород методом электролиза и продавать его в ЕС. Но, опять же, этот вариант возможен только в случае нормализации белорусско-европейских отношений, чего пока мы не видим, а видим эскалацию и ухудшение этих отношений», – отметил Юшков.

Последнее в рубрике