Сто исков о домашнем насилии: россиянки ищут защиты в ЕСПЧ
23.07.2019
Александра Богуславская, DW, фото: dpa

Сто исков о домашнем насилии: россиянки ищут защиты в ЕСПЧ

Не получив помощи от государства, жертвы побоев добиваются справедливости в Европейском суде.

Жительница Ульяновска Валерия Володина начала встречаться с Рашадом Салаевым в конце 2014 года. Спустя несколько месяцев он впервые избил девушку, а затем побои стали повторяться регулярно. Впервые Володина обратилась в полицию в январе 2016 года, но там на ее жалобы отреагировали издевательствами и насмешками, рассказывает она в интервью DW. «В полиции сказали, дескать, я сама виновата, что связалась с азербайджанцем. Но разве русские мужчины не бьют своих женщин?» — говорит Володина.

«Володина против Российской Федерации»

После этого девушка сбежала из дома в Москву, но Салаев выследил ее и вновь увез в Ульяновск. Володина убегала от него еще несколько раз, во время одного из своих побегов она связалась с юристами проекта «Правовая инициатива», а в июне 2017 года обратилась с жалобой в ЕСПЧ, обвинив российские власти и правоохранительные органы в бездействии и отсутствии защиты от домашнего насилия.

В иске Володиной говорилось, что полиция и суды Ульяновска и Москвы на протяжении нескольких лет упорно отказывались давать ход ее заявлениям. Поводом для этого не становились ни нападения на Володину, ни угрозы в адрес ее самой и ее ребенка, ни перерезанные тормоза в принадлежащей ей машине, ни найденное в ее сумке устройство для слежки.

В полиции отказ мотивировали, в числе прочего, тем, что угрозы в адрес Володиной были «результатом их личных неприязненных отношений с Салаевым и ревности с его стороны». Возбудить уголовное дело в отношении Салаева удалось лишь один раз — после того как на одной из социальных платформ были опубликованы интимные фотографии Володиной. Однако позже суд закрыл дело.

9 июля Европейский суд по правам человека впервые вынес решение по делу о домашнем насилии в России. Признав нарушения статей 3 и 14 Европейской Конвенции о защите прав человека (запрет пыток и бесчеловечного обращения, а также запрет дискриминации) и подтвердив, что Валерия Володина подверглась жестокому обращению, унижающему достоинство, и дискриминации по признаку пола, ЕСПЧ обязал РФ выплатить Володиной 20 тыс. евро и оплатить судебные расходы. «Государство отказывается признать серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия в России и его дискриминационное воздействие на женщин», — говорится в вердикте ЕСПЧ.

Несмотря на выигранное в ЕСПЧ дело, Валерия признается, что до сих пор боится и не чувствует себя в безопасности. «Я сейчас за границей, и тут он до меня вряд ли доберется», — признается девушка. По ее словам, она хотела бы вернуться в Россию, но боится: «Ведь этот человек так до сих пор и не понес наказания, он на свободе, спокойно живет и даже предъявляет претензии некоторым СМИ за то, что опубликовали его имя».

Еще сто жалоб о домашнем насилии в ЕСПЧ

Дело «Володина против Российской Федерации» в ЕСПЧ стало прецедентным, однако оно далеко не единственное. Как говорит избранный от РФ судья Дмитрий Дедов, на рассмотрении суда в Страсбурге находится еще около ста жалоб от россиянок, ставших жертвами домашнего насилия. Министерство юстиции РФ, в свою очередь, подтвердило существование шести исков.

Адвокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова поясняет, что речь в данном случае идет о коммуницированных жалобах, о которых Страсбургский суд официально уведомил Россию. В их числе - иски Натальи Туниковой, Елены Гершман, Елены Петраковой и Маргариты Грачевой. Все эти дела объединяет бездействие полиции и судов на жалобы о домашнем насилии, а также отсутствие законодательства, которое могло бы оказывать сдерживающее действие.

Адвокат: Трагедии Грачевой можно было избежать

Дело Маргариты Грачевой получило в России широкий резонанс. Впервые муж избил ее после того, как она сообщила ему о своем решении подать на развод. Он порвал ее паспорт, а позже насильно вывез Маргариту в лес и угрожал ножом. Девушка обратилась в полицию, однако там ей предложили отозвать заявление, назвав действия супруга «проявлением любви». Спустя какое-то время Грачев обманом вынудил Маргариту сесть к нему в машину, снова отвез в лес, топором отрубил ей кисти обеих рук и истязал ее полтора часа.

Следствие установило, что Грачев тщательно спланировал преступление, предварительно купив топор и жгуты для перевязки рук. В итоге он отвез Маргариту в больницу, а сам сдался полиции. Девушка вспоминает, что всю дорогу к больнице он повторял: «Какой адреналин». В конце 2018 года российский суд приговорил Грачева к 14 годам колонии строгого режима, обязав его выплатить бывшей жене 2,35 млн рублей за нанесенный моральный ущерб. Маргарита с решением суда не согласилась.

Адвокат Маргариты Грачевой Мари Давтян считает, что случившейся трагедии можно было бы избежать, если бы правоохранительные органы своевременно отреагировали на жалобы девушки, и если бы в России существовало законодательство о борьбе с насилием в семье. «В отношении следователя было возбуждено дело о халатности, — рассказывает Давтян. — На допросе он признался, что понятия не имел, что должен был сделать для защиты Маргариты Грачевой».

К чему привела декриминализация домашнего насилия в РФ?

В 2017 году из Уголовного кодекса России была удалена статья «побои», а за семейное насилие были введена административная ответственность. «Штраф за побои не превышает 5 тысяч рублей, и это не оказывает ни малейшего сдерживающего эффекта», — объясняет адвокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова.

По оценкам российских правозащитников, перевод статьи за бытовое насилие из уголовного кодекса в административный привело к тому, что избиения в семьях выросли в несколько раз. Эффект от декриминализации домашнего насилия ощутила на себе и Елена Гершман, которую, как и Валерию Володину, в ЕСПЧ представляют адвокаты «Правовой инициативы».

Когда в ноябре 2015 года после первых побоев мужа женщина обратилась в полицию, у нее отказались принимать заявление, отправив ее к мировому судье, - на тот момент в соответствии с УК РФ побои относились к преступлениям, против которых можно было возбудить уголовное дело по частному обвинению.

Из-за изменения законодательства в 2016 году, возложившего на полицию обязанность расследовать побои в семье, судья вернул заявление в полицию. Однако после декриминализации побоев в феврале 2017 полиция вновь отказала Елене Гершман в возбуждении уголовного дела.

За это время Елена Гершман пережила девять эпизодов насилия со стороны бывшего супруга — у женщины были зафиксированы многочисленные кровоподтеки и черепно-мозговая травма. Елена была вынуждена поддерживать контакт с бывшим мужем, так как он незаконно, в нарушение решения суда, удерживал их малолетнюю дочь. В итоге каждая попытка увидеться с ребенком заканчивалась для Елены очередным избиением.

В сентябре 2017 года бывший супруг Елены похитил дочь, буквально вырвав ее из рук женщины прямо на улице. Ребенка искали полтора года, и в итоге в марте 2019 года обнаружили в белорусском поселке недалеко от Минска. Четырехлетняя девочка не сразу узнала мать.

Жалобы Маргариты Грачевой, Елены Гершман, Натальи Туниковой и Ирины Петраковой ЕСПЧ объединил в одно дело. Это позволит суду осуществить процедуру «пилотного решения», объясняет адвокат Ольга Гнездилова. Благодаря этому у ЕСПЧ появится возможность попросить Россию дать пояснения не только по конкретным искам, но и объяснить, насколько российское законодательство в целом отвечает требованиям Конвенции о защите прав человека в части предотвращения домашнего насилия.

«Если суд задает вопрос об общих мерах, это означает, что в случае положительного решения ЕСПЧ укажет, какие именно меры по борьбе с домашним насилием необходимо принять правительству РФ,  а также установит срок для их исполнения», — объясняет Гнездилова. Рассмотрение «пилотного дела» в ЕСПЧ, как ожидается, займет около двух лет.

Адвокат проекта «Правовая инициатива» рассчитывает на то, что в стране будут приняты законодательные меры по противодействию домашнему насилию. Она надеется, что в их число войдут «не только криминализация домашнего насилия, но и социальная защита — бесплатная юридическая и психологическая помощь жертве, а также введение охранных ордеров (срочный запрет на контакт нарушителя с жертвой - Ред.) и образовательные мероприятия».

Сейчас, после принятия первого решения о домашнем насилии по делу Валерии Володиной, российские власти должны будут возобновить расследования по жалобам девушки. Кроме того, правительство РФ в течение шести месяцев должно будет предоставить в Комитет Министров Совета Европы план действий по предотвращению подобных нарушений в дальнейшем.

Впрочем, сама Валерия не верит, что ее бывшего партнера привлекут к ответственности. «Власти создадут иллюзию бурной деятельности, а я снова получу документы с отказом о возбуждении дела, и на этом все закончится», — с горечью говорит она.

Как родные люди становятся удобными жертвами домашних агрессоров

Последнее в рубрике