Ставка выросла – что будет с кредитами и экономикой?
15.04.2021

Ставка выросла – что будет с кредитами и экономикой?

Почему Нацбанк не повысил ставку рефинансирования месяц назад, когда подскочила инфляция, но сделал это сейчас и чего ждать вкладчикам и белорусам с кредитами, проценты по которым зависят от размера ставки рефинансирования?

Об этом старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук рассказал в интервью Myfin.by.

С 21 апреля ставка рефинансирования (СР) увеличится на 0,75% и составит 8,5% годовых. Ставка по кредиту овернайт увеличится до 9,5% годовых, а по депозиту овернайт — до 7,5% годовых, — такое решение было принято на заседании по денежно-кредитной политике Нацбанка Беларуси 14 апреля.

Что любопытно – в феврале этого года, когда инфляция резко подскочила, Нацбанк не стал изменять СР, – «в связи с необходимостью проведения дополнительного анализа прогнозной динамики потребительских цен и оценки длительности воздействия ключевых факторов, приведших к ускорению роста потребительских цен». И в марте Нацбанк оставил СР на прежнем уровне, несмотря на рекордно высокую инфляцию.

— Истоки такой ситуации, полагаю, в том, что Нацбанк вынужден принимать во внимание массу других факторов, не вписывающихся в эталонные стандарты реализации монетарной политики. В первую очередь – это состояние госпредприятий и запросы правительства по текущим вопросам, — отмечает Дмитрий Крук. — Повысили ставку, отреагировав на уже возросшую инфляцию и инфляционные ожидания. Это лучше, чем ничего. Но, если бы это произошло раньше, то уже реализовавшийся инфляционный всплеск можно было бы, как минимум, смягчить. Но главная проблема в том, что на будущее четких сигналов, уверенности в логике действий Нацбанка по-прежнему нет.

Эксперт подчеркивает, что с сентября-октября прошлого года роль ставки рефинансирования для экономики размылась. Когда Нацбанк стал изменять сам механизм рефинансирования банков и зажимать ликвидность, то заложенный в логику регулирования ставки механизм стал давать сбои. А с начала этого года, когда Нацбанк продекларировал, что перестраивается на де-факто ручное регулирование объемов вливания средств в банковскую систему, роль СР в воздействии на инфляцию вовсе ушла на второй план.

— По большому счету это плохо – Нацбанк сам отказывается от более надежной конструкции управления инфляцией в пользу более архаичной, — оценивает ситуацию эксперт. — Делается это для того, чтобы наряду с инфляцией уделять внимание и другим задачам, которые по большому счету не должны волновать Нацбанк.

— Какая величина ставки рефинансирования вам видится оптимальной?

— С учетом сегодняшних реалий и утратой ставки своей роли, логика ответа на этот вопрос может быть очень разной. Если гипотетически предположить, что ставка «возвращается», то есть вновь становится основным инструментом политики, а Нацбанк фокусируется исключительно на инфляции и финансовой стабильности, то ее следовало бы ощутимо повысить. Это была бы реакция на возросшие инфляционные ожидания и угрозы финансовой стабильности. Но само такое чудесное перевоплощение вскоре привело бы к нивелированию указанных проблем, и вскоре ставку можно было бы снизить.

Если мы остаемся в текущей логике Нацбанка – надо поучаствовать в решении «не своих» вопросов, в угоду чему можно заниматься эквилибристикой с монетарными инструментами – то для купирования текущей инфляционной вспышки последнего повышения ставки может быть достаточно.

Тут применимо рассуждение, что лучше поздно, чем никогда. Но нужно понимать, что даже на коротком временном отрезке нет гарантий, что такая логика сработает. Ведь именно она способствует росту сомнений в способности Нацбанка обеспечить ценовую и финансовую стабильность. И перерастут ли такие сомнения в новые шоки, генерируемые по принципу самосбывающегося пророчества, и если да, то когда – смоделировать и предсказать практически невозможно.

Что будет, если инфляция продолжит расти? По мнению эксперта, самый предсказуемый шаг – продолжение ручного регулирования предоставления ликвидности банкам. Также могут более интенсивно использоваться другие инструменты прямого воздействия на объем денежной массы. Вопрос в том, достаточно ли будет такого арсенала инструментов, чтобы подавить гипотетический новый инфляционный шок.

По оценке Дмитрия Крука, сегодня ставки по новым кредитам и депозитам зависят от ставки рефинансирования намного меньше, чем должны были бы. И новые кредиты банки будут выдавать, опираясь в первую очередь не на размер ставки рефинансирования, которая в этом году уже была ниже инфляции, а на имеющуюся у них ликвидность и оценки рисков. Что касается выданных кредитов, ставки по которым напрямую привязаны к ставке рефинансирования, то они, само собой станут дороже в обслуживании.

Последнее в рубрике