Средняя зарплата женщин в Беларуси — 73% от заработка мужчин. И это хороший результат
18.09.2021

Средняя зарплата женщин в Беларуси — 73% от заработка мужчин. И это хороший результат

Главный экономист ЕАБР и ЕФСР Евгений Винокуров о том, как в ЕАЭС проявляется проблема разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами.

Согласно оценкам Всемирного экономического форума, среднемировой доход женщины и мужчины по паритету покупательной способности составляет около 11 тысяч и 21 тысячи долларов соответственно. По данным Международной организации труда, глобальный гендерный разрыв в оплате труда составляет порядка 16%, по данным ОЭСР – порядка 13%.

Странам ЕАЭС предстоит длинный путь к реальному гендерному равенству на рынке труда, отмечает Евгений Винокуров. Согласно докладу Global Gender Gap Report 2021 Всемирного экономического форума, среди стран-членов ЕАЭС лидером по общему уровню гендерного равенства является Беларусь (33-е место в глобальном рейтинге, хотя годом ранее было 29-е). Остальные государства-члены Союза заметно отстают (Казахстан – 80-е место (72-е в рейтинге 2020 года), Россия – 81-е (аналогично 2020 году), Кыргызстан – 108-е (против 93-го в 2020-м), Армения – 114-е (в 2020-м было 98-е). Беларусь обошла другие страны-члены ЕАЭС и по таким направлениям, как участие в экономике и карьерные возможности (5-е место в мире, Россия – на 25-м, Казахстан – на 47-м, Армения и Кыргызстан заняли 96-е и 100-е места соответственно).

Данные совместного мониторинга Inter-Parliamentary Union и UN Women за 2021 год свидетельствуют о том, что по состоянию на январь 2021 года страны ЕАЭС далеки от лидирующих позиций по представленности женщин на министерских должностях. В частности, их доля в Кыргызстане составила 10,5% (144 место в рейтинге), в России – 9,7% (156 место), в Казахстане – 9,5% (157 место), в Беларуси – 3,6% (179 место), а в Армении – стремится к нулю (182 место).

А вот в части гендерного равенства в сфере образования рейтинги выше, чем общие. Среди государств-членов ЕАЭС Россия имеет наивысший рейтинг, входя в топ-26 стран, делящих первую строчку (так составлен субиндекс). Остальные страны Союза расположились ниже: Беларусь – 41-я строчка рейтинга, Армения – 46-я, Казахстан – 65-я, Кыргызстан – 85-я, при этом за год ситуация практически не поменялась, лишь на одну-две позиции вверх. Это можно интерпретировать следующим образом: на уровне доступа образования проблем с гендерным равенством меньше. Основные проблемы начинаются позже, на уровне рынка труда и места женщины в организациях и компаниях. 

Уровень заработных плат мужчин и женщин в странах ЕАЭС традиционно различается. Наилучшая ситуация в гендерном разрыве по оплате труда в Беларуси и Кыргызстане. В 2019 году средняя заработная плата женщин в этих странах составила 73% и 77% соответственно от среднего заработка мужчин. В Армении – наихудшая ситуация в разнице заработных плат мужчин и женщин. Такой показатель в республике составил 65,3%. Динамика роста реальных заработных плат женщин в странах ЕАЭС несколько выше, что позволяет говорить о постепенном сокращении разрыва в зарплатах с мужчинами.

С точки зрения вовлеченности женщин в экономическую активность Казахстана можно сказать, что картина относительно сбалансирована. Так, в первом полугодии этого года примерно 50% наемных работников приходилось на женщин. При этом в сфере услуг, их задействовано больше, чем мужчин. В образовании и медицине данный показатель доходит и до 80%. Однако если посмотреть с перспективы распределения доходов, то здесь гендерные дисбалансы себя проявляют. Они не такие существенные, но все же присутствуют. На крупных предприятиях примерно 40% фактической численности работников составляют женщины, средних – 55% и малых – 65%. При этом среднемесячная заработная плата на крупных предприятиях примерно на 15% выше, чем на средних и в 1,5 раза больше, чем на малых. Согласно данным казахстанского Бюро национальной статистики РК, в 2019 году соотношение заработной платы мужчин и женщин составило 32,2%. Индекс гендерного разрыва в Казахстане по методике ПРООН составил в 2020 году 0,426, в то время как годом ранее – 0,351. В республике имеется существенный потенциал для улучшения индекса гендерного разрыва благодаря снижению нагрузки на сектор здравоохранения и повышению уровня вовлеченности женщин в экономику и политику страны.

Гендерный разрыв в оплате труда в России, по актуальным данным Росстата, составил в 2019 году почти 28%. По свежим оценкам НИУ ВШЭ, женщины с начальным профессиональным образованием зарабатывают на 25% меньше, чем мужчины, со средним профессиональным – на 20%, с высшим – на 18%. При этом разрыв увеличивается с возрастом сотрудников: если в возрасте от 16 до 29 лет он составляет 18-20%, то с 30-летнего возраста увеличивается до 27-30%. Такая динамика в оплате труда связана с работой женщин по сокращенному рабочему графику в период рождения и воспитания детей, что напрямую влияет на доход. Поэтому важно стимулировать работодателей обеспечивать для женщин особые условия и поддержку в данный период.

С точки зрения прикладной экономической логики ответ однозначен: повышение роли женщины в экономике способствует экономическому росту. По оценкам МОТ, сокращение разрыва в соотношении в рабочей силе мужчин и женщин на 25% может увеличить мировой ВВП почти на 4%. Равный доступ к профессиям и рынку труда экономически целесообразен, так как ведет к более эффективному использованию трудовых ресурсов. По оценкам ОЭСР, более высокий уровень участия женщин в рабочей силе в странах Северной Европы объясняет 10-20% среднегодового роста ВВП на душу населения в течение последних 40-50 лет.

 Некоторые исследования также показывают, что корпорации, где в совете директоров обеспечено большее представительство женщин, показывают лучшие результаты на длинном горизонте. Считал бы целесообразным внедрять принципы «позитивной дискриминации» (affirmative action), что позволит быстрее двигаться к равенству возможностей в уровне доходов и карьерных возможностей. Введение такой серьезной меры целесообразно сопровождать или конкретным сроком действия, или обуславливать достижением целевых ориентиров. Еще один подход – внедрение квот для представительства в выборных органах и органах власти. У государств-членов ЕАЭС есть значительный потенциал в обеспечении гендерного равенства, в условиях которого будет активно внедряться принцип равной оплаты за труд равной ценности. Для этого целесообразно более широкое разъяснение понятия «труд равной ценности», зачастую подменяемого в законодательстве понятием «равный труд», а также двигаться к прозрачности и объективности в вопросах равной оплаты труда. Мировой опыт позволяет странам ЕАЭС выработать единые стандарты и критерии определения объективной ценности труда, оценки классификации должностей и рабочих мест....

Последнее в рубрике