Сначала Болтон, затем Хэйл. Зачем высокопоставленные американские чиновники приезжают в Беларусь?
18.09.2019
Андрей Федоров, Наше мнение

Сначала Болтон, затем Хэйл. Зачем высокопоставленные американские чиновники приезжают в Беларусь?

Можно ли рассматривать такое внимание Вашингтона к нашей стране как предвестник существенных позитивных перемен в белорусско-американских отношениях?

Подобной интенсивности посещений Минска американскими официальными лицами, тем более столь высокого уровня, не наблюдалось уже более четверти века. Напомним, 29 августа здесь побывал советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, а вчера – заместитель государственного секретаря по политическим вопросам Дэвид Хэйл.

Следует признать, что и чиновников госдепартамента такого ранга здесь не бывало на протяжении того же периода. Правда, до высот начала девяностых годов прошлого столетия, когда к нам не гнушались заглядывать сами госсекретари собственной персоной, еще далеко. Вдобавок и обсуждаемые нынче вопросы (по крайней мере, те, о которых известно) выглядят намного менее значимыми.

Если в первые годы речь шла о выводе с территории Беларуси ядерных вооружений или о масштабном американском содействии ей в строительстве рыночной экономики, то сейчас главной задачей является постепенное восстановление нарушенного за последние десятилетия сотрудничества.

К сожалению, как обычно, практически никакой содержательной информации о встрече с белорусским лидером не поступило. Трудно назвать таковой заявление «будем делать все, чтобы наши отношения развивались». Поэтому приходится исходить из неких общих соображений.

Понятно, что происходящее обострение американо-российского противостояния привлекает особое внимание Вашингтона к восточноевропейскому региону с точки зрения безопасности. В свете этого визит Болтона выглядит более важным, хотя все равно вряд ли это было нечто большее, чем выяснение возможной реакции белорусских властей на то или иное развитие событий.

Что же касается приезда Хэйла, то при всей его формальной значимости трудно было ожидать от него каких-то значимых результатов, кроме разве что достижения договоренности о возобновлении нормального функционирования посольств. Так и случилось, что стало, безусловно, положительным шагом, пусть в большой степени символическим.

Ибо не отсутствие послов было причиной выбора официальным Минском геополитической ориентации на Москву и сохранения ее, как наглядно иллюстрирует недавнее усиление белорусско-российских интеграционных потуг.

Не оно обусловило и не очень солидное по большому счету взаимодействие с ведущей мировой экономикой. Ведь несмотря на то, что в первом полугодии товарооборот вырос на 45% к аналогичному прошлогоднему периоду, его объем остался не слишком впечатляющим – 478 млн долларов. Несколько скрашивает ситуацию лишь немногим меньший экспорт услуг (439 млн), обеспечиваемый преимущественно резидентами Парка высоких технологий.

Как следствие, само по себе возвращение послов к глубоким переменам ни внутри Беларуси, ни в двусторонних отношениях, увы, не приведет. Какие-то контакты на уровне министерств и ведомств, вероятно, будут развиваться достаточно успешно, но поскольку принципиальные взгляды белорусского руководства остаются неизменными, на серьезное содействие Америки в отражении нарастающей угрозы с востока ему рассчитывать едва ли приходится.

Дэвид Хэйл в очередной раз подтвердил, что Соединенные Штаты «остаются сторонником поддержки суверенитета и независимости Беларуси». В их искренности сомнений нет, зато очень сомнительно, что они готовы делать для этого больше, чем она сама.

Последнее в рубрике