Смысл одной хитроумной новации
12.02.2021
Ольга Абрамова, Наше мнение

Смысл одной хитроумной новации

Политолог об ожидаемых изменениях в избирательной системе Беларуси.

Поговорим сегодня о достоинствах и недостатках основных избирательных систем. Судя по некоторым косвенным признакам, именно изменение избирательной системы страны станет «основным блюдом» в меню предлагаемых властью политических перемен.

Вопрос далеко не праздный. Иногда модификация избирательной системы может иметь самые неожиданные последствия: от раскола элит до распада страны. Среди экспертов считается, что кровавая диктатура в Чили установилась в 1973 году из-за недостатков национальной избирательной системы.

В мире насчитывается более ста разновидностей избирательных систем. Базовыми были мажоритарные. Они же – и исторически первые.

Мажоритарные системы относительного большинства в разные времена применяли в политической практике 43 страны. Это когда победитель – тот, у кого больше всех голосов. Причем достаточно простого большинства, а не доминантного. Не 50% плюс один голос, отданные за победителя.

Мы с вами будем говорить о трех типах избирательных систем, которые упомянуты в предполагаемом «властном соцопросе» к ВНС, «утекшем» в Сеть. О мажоритарной, пропорциональной и смешанной избирательных системах. Якобы 10000 респондентов уже ответили на вопрос, какую из них предпочли бы, если бы могли хоть как-то влиять на государственную политику. Вариант индифферентного отношения к проблеме тоже предусмотрен.

По моей личной гипотезе, при той социальной стратификации и ценностной системе, которые сложились в нашем обществе к августу 2020 года, ответ на этот вопрос был бы примерно такой: около половины опрошенных поддержали бы сохранение мажоритарной избирательной системы. И потому, что эта практика хорошо знакома («лучшее – враг хорошего»), и потому, что мажоритарная система вынесена в перечне вариантов на первое место.

Второе и третье места разделили бы между собой варианты введения смешанной избирательной системы (которая в опроснике представлена только единственным вариантом распределения мест в выборном органе в пропорции 1:1) и отказа от конкретного выбора. Полагаю, в эту категорию отвечающих вошли бы как многие представители среднего класса, наслышанные о политических практиках многих стран, так и те, кто в последние годы голосовать не ходил, не веря в белорусский институт выборов. Смешанная система многим могла бы показаться эффективным политическим компромиссом, к которому обычно тяготеет белорусская душа. Эта группа могла бы совокупно достигать 35-40% опрошенных.

Наконец, пропорциональную систему могли бы поддержать члены политических партий и им сочувствующие. Поскольку институт политических партий в Беларуси не развит и не пользуется авторитетом и поддержкой большинства населения страны, эта «группа поддержки» была бы вовсе невелика: до 10% опрошенных.

Эти умозрительны вычисления основаны на многолетнем опыте изучения электоральной социологии и аксиологии и относительно условны. Не сомневаюсь, что «властные» итоги дадут другой результат (если такой вопрос вообще был в опроснике). Он будет подчинен решению конкретной политической задачи. Посему не буду утруждать никого анализом нарушений при проведении заявленного «опроса»: это малосущественно, когда в стране с некоторых пор незыблемых правил и постулатов в общественной жизни вообще нет. Поэтому говорить будем о норме (когда-то эти знания все равно понадобятся).

Мажоритарная система – система выборов, при которой избранными считаются кандидаты, получившие большинство голосов избирателей по округу. Есть мажоритарные системы абсолютного, относительного и квалифицированного большинства.

В первом случае победителем выборов становится кандидат, набравший больше 50% голосов избирателей; при числе кандидатов более трех обычно бывает 2-й тур, где один из двух прошедших в него претендентов должен набрать для победы абсолютное большинство голосов. Такая система действует в Австрии, во Франции на выборах депутатов всех уровней, а также на президентских выборах в России, Финляндии, Польше, Чехии, Литве.

Мажоритарная система относительного большинства позволяет набрать для победы больше голосов, чем у кого-либо из конкурентов (не обязательно больше половины). Такая система утвердилась в Англии, США, Индии, Канаде. Интересно, что в Канаде все кандидаты-частные лица; партии не имеют официального статуса на выборах, а для выдвижения кандидата достаточно подписей 25 избирателей.

При требовании квалифицированного большинства (оно обычно закреплено на конституционном уровне) победитель – тот, кто набрал заранее установленное большинство голосов свыше половины (2/3, 3/4 и т.д.).

Плюсы мажоритарной системы: универсализм (можно избирать президента, губернатора, мэра, парламент, муниципалитеты); личная конкуренция, где значение имеют персональные качества кандидата, а не партийная принадлежность; победителями могут быть и малые партии, и беспартийные кандидаты; независимость депутата от партийной машины, т. к. источник власти для него – избиратели.

Минусы мажоритарной системы: наиболее мощная партия получает большее количество депутатов, чем имеющийся в обществе уровень ее поддержки; часто избиратели вынуждены голосовать за того, кто не нравится, чтобы не пропал голос; пропадают голоса за проигравшего кандидата; две партии с примерно равным числом голосов проводят неравное число в депутаты; победа независимых кандидатов и кандидатов от небольших партий осложняет работу парламента(без них обычно формируется двухпартийная и более стабильная система); недостатки – и провокации подкупа избирателей, и джерримендеринга.

«Джерримендеринг» – это произвольная демаркация избирательных округов с целью искусственного изменения соотношения политических сил в них. В 1812 г. губернатор Массачусетса в США Э. Герри перенарезкой границ округов добился победы своей партии на выборах в Сенат, хотя противники получили большинство голосов избирателей.

Впервые этот прием использовали в Беларуси на парламентских выборах 2000 года. В частности, мой избирательный округ на тех выборах состоял из одной части, взятой от Первомайского района Минска и двух частей – от Советского района. В новой «нарезке» от моего прежнего округа, где я победила в острой конкуренции из 13 кандидатов в 1995 году и затем, после референдума 1996 года бесплатно, по-волонтерски работала на нужды моих избирателей 4 года – осталась 1/3. 2/3 округа составляла территория, где мой конкурент, действующий сенатор, несколько лет был депутатом Мингорсовета. На этой же «площадке» была и окружная территориальная комиссия. Победить было тяжко: округ был обустроен под соперника.

Пропорциональная избирательная система означает голосование по партийным спискам. Она стимулирует многопартийность. Партия обычно имеет более четкую программу, чем один кандидат. Но при этом избирателю сложно оценить личные качества претендентов. Малые партии дробят голоса избирателей, а крупные не всегда учитывают интересы территорий. В этой избирательной системе заинтересованы массовые (централизованные) партии, ориентирующиеся не на ярких личностей, а на идейно-политический выбор. Зато данная система дает реальную картину политической жизни и расстановки политических сил. Для избавления от проблем с мелкими партиями в парламенте ведущие партии вводят «процентные барьеры».

Большой минус – отсутствие реальной связи между избирателями и депутатами, избранными по партийным спискам. В Израиле в 2000-х годах среди избирателей была очень популярна депутат Кнессета М. Солодкина, которая ввела личные приемы избирателей и принесла много голосов своей партии.

Смешанная избирательная система позволяет сочетать две системы представительства: пропорциональную и мажоритарную. Ее достоинства: растут региональные отделения партий и здоровая конкуренция, улучшается качество законотворчества за счет конкуренции: депутаты активно вносят поправки в законы; через программы и политику партий более объективно учитываются мнения различных групп и слоев населения; сохраняются политические традиции и готовность к новациям; есть возможность создания стабильного однопартийного правительства.

Смешанная система позволяет распределять часть мандатов по мажоритарной системе, а другую – по итогам голосования за партийные списки. Она микширует недостатки вошедших в нее других систем. Причем не обязательно, чтобы мандаты в ней распределялись поровну, в соответствии с двумя принципами. В Мексике Палата депутатов Федерального конгресса на 3/4 состоит из депутатов, избранных по мажоритарной системе относительного большинства и на 1/4 – по системе пропорционального представительства. Подобный расклад подошел бы и для Беларуси, чтобы предоставить полигон для развития партий с последующим увеличением доли партийного представительства, если эксперимент поддержат избиратели и от него будет очевидная польза.

Лично я – убежденный сторонник мажоритарной системы. Во-первых, из-за качества жизни в большинстве стран, которые ей привержены. Во-вторых, даже в странах с давними демократическими традициями последние десятилетия падает авторитет политических партий в обществе за счет отчуждения обывателей. Многие граждане хотят влиять на события непосредственно, без делегирования полномочий. Отсюда-рост общественных движений и гражданских инициатив. В-третьих, избирательные системы влияют не только на форму демократии, но и на ее судьбу. Введение пропорциональной системы в любом виде – чистом или смешанном – на ранней фазе развития демократии дробит партийную систему. Отсутствуют устоявшиеся сильные партии. А фрагментарность партийной системы служит крушению молодых демократий (Х. Х. Линц).

Квазидемократический выбор якобы «смешанной системы» дезориентирует тех носителей демократии в стране, которые в нее верят. Думаю, именно такую систему, с правом выдвижения по обоим основаниям только членов политических партий, нам власть и собирается предложить. Это будет поражение в пассивном избирательном праве многих активных людей, готовых участвовать в политике, но при этом представлять себя лично, а также другие, непартийные активности.

Ссылки на опыт Германии будут неправомерны (хотя часто пишут, что здесь-смешанная избирательная система). На самом деле в Германии существует стабильная демократия и персонализированная пропорциональная система. Все 598 депутатов Бундестага избираются на пропорциональной основе по партийным спискам. Личный состав половины из них (299) определяют избиратели, но – на той же основе. Для этого у каждого избирателя – 2 голоса.

Беспартийному гражданину членом Бундестага не стать.

…Чтобы выполнить обещание внести какие-то изменения в Конституцию, нам могут предложить ввести пропорциональную систему по типу немецкой под видом смешанной. И закрепить ее в Основном Законе. Но при полутоталитарном режиме любая избирательная система обеспечивает реальную волю власти, а не избирателей.

Последнее в рубрике