Сколько теряет экономика, когда правительство отключает интернет

Сколько теряет экономика, когда правительство отключает интернет

Издание «Настоящее время» подготовило подробный разбор, почему отключения интернета так дорого обходятся государству. Рассказываем, во сколько Беларуси обошлись три дня без интернета, и какие способы блокировать доступ в Сеть сейчас существуют.

Чтобы узнать, сколько стоили дни без интернета, журналисты «Настоящего времени» использовали в своих подсчетах инструмент неправительственной организации NetBlocks, которая на основе широкого массива статистических данных высчитывает ориентировочную стоимость отключений отдельных сервисов и полного шатдауна.

«Настоящее время» посчитало, что за 2,5 суток стоимость отключений могла обойтись Беларуси в 138 млн долларов. Но, как замечает Telegram-канал «За BYnet», на самом деле шатдаун длился 3 дня, поэтому стоимость может быть еще больше и доходить до 170 млн долларов.

Как власти могут блокировать интернет?

Как говорит сотрудница «Настоящего времени» Анна Шаманская, согласно исследованию компании Top10VPN, только в 2019-м году преднамеренные отключения интернета обошлись мировой экономике более чем в 8 миллиардов долларов, а количество крупных преднамеренных отключений интернета выросло с 75 в 2016 году до 212 в 2019-м.

Блокировки происходят на национальном уровне по распоряжениям правительств, но власти редко признают отключение интернета официально. Среди самых блокируемых сайтов в мире по итогам 2019 года лидирует Whatsapp (6236 часов блокировки), Facebook (6208 часов), Instagram (6193), Twitter (5860), YouTube (684).

Как это происходит технически? В случае с мобильным интернетом все просто — власти дают указание оператору связи, и тот ограничивает пропускную способность интернета.

Так, австрийский холдинг A1 Telekom Austria Group ранее публично прокомментировал позицию своей дочерней компании в отношении текущей ситуации в Беларуси. «А1 Беларуси не может предоставлять услуги связи без доступа к монополизированным государством сервисам. Национальная и международная, голосовая связь и интернет — все это находится под полным контролем госорганов, — говорилось в заявлении. — В случае невыполнения данных требований последствия от их реализации могут носить гораздо более масштабный характер. В частности, вести к ограничению доступа всех пользователей ко всем услугам как через мобильный, так и фиксированный интернет по всей стране».

С проводным интернетом несколько сложнее — как правило, в государстве нет какого-то одного рубильника, который бы позволил разом оставить без интернета определенную область или целую страну. Один из способов — DPI (Deep Packet Inspection), метод анализа и фильтрации трафика по содержимому. Как правило, такое оборудование используется для выявления вирусов, спама или данных, которые нагружают сеть.

Но все зависит от использования этой, в принципе, безобидной технологии. Так, американская компания Sandvine признала, что поставляла свое оборудование для фильтрации трафика в Беларусь, Казахстан, Россию, Узбекистан и еще десяток стран, которые обвиняют в цензурировании и блокировках интернета.

Обойти DPI помогает VPN — виртуальная частная сеть, которая действует как цифровой тоннель, позволяющий маскировать и даже цифровать проходящий через него трафик. Эти сервисы сейчас пользуются в Беларуси популярностью — так, по словам главы Psiphon, с середины августа белорусские пользователи израсходовали 4,81 петабайта трафика через приложение компании (таким объемом информации можно до отказа забить 17,5 тысячи iPhone с 256 гигабайтами памяти).

Другой способ ограничить доступ к конкретным сайтам — блокировка IP-адреса. Например, в России таким образом хотели заблокировать Telegram — но российские власти не учли, что на одном IP-адресе, например, хостинга Amazon, могут располагаться сотни и тысячи других сайтов и серверов. В итоге только за первую неделю «войны с Telegram» было заблокировано 18 миллионов адресов, и недоступными оказались десятки сайтов — при этом Telegram продолжил работать. Это принесло российским компаниям, по оценкам Flexbby, миллиард долларов убытков.

Почему отключения интернета дорого обходятся?

Так почему отключения интернета обходятся так дорого? Потому что периодические шатдауны имеют как краткосрочные, так и долгосрочные последствия, а негативный эффект усугубляется карантином, в котором сейчас большинство стран пребывает из-за пандемии.

Самое очевидное последствие — это невозможность получить ту или иную услугу или товар. Без интернета нельзя как заказать что-либо, так и получить знания на дистанционном обучении. Товарно-денежные отношения поставлены на паузу, а, значит, на паузе и поступление налогов в государственную казну.

Из-за блокировки одного сервиса могут пострадать и другие, не связанные с ним. Например, многие известные сайты и сервисы позволяют логиниться через Facebook или аккаунт Google. Все они могут оказаться недоступными из-за блокировок.

Также блокировки негативно сказываются на инвестиционной и технологической привлекательности страны. Так, некоторые белорусские ИТ-компании после августовского шатдауна сообщили о своем решении открыть офисы в других странах (правда, не факт, что эти два факта связаны напрямую). В частности, открыть офис в Вильнюсе планируют криптобиржа Currency, Flo Health, EPAM и Wargaming. И часть сотрудников ИТ-сферы за последние месяцы релоцировалась в соседние страны — Украину, Польшу или Латвию. Но недополученную прибыль компаний и налоги еще только предстоит подсчитать.

«В 2011 году ООН признала доступ к интернету одним из прав человека. И попирать это право с каждым годом все дороже и дороже», — подытоживает Анна Шаманская.

Последнее в рубрике