Шульман: Власти сами выскребли скорлупку
15.10.2020

Шульман: Власти сами выскребли скорлупку

Российский политолог — о событиях в Беларуси и положении Лукашенко.

— В Беларуси странные вещи происходят. Там вообще много чего происходит странного, — рассуждает Екатерина Шульман на Эхе Москвы. — Действительно, встреча президента с заключенными — это некоторая новация. Хотя нам объясняют, что это произошло не в СИЗО, не в СИЗО приехал, не спустился в узилище, как богородица, а это было в КГБ, наоборот, их свезли туда. На самом деле, это мало что меняет.

Это люди арестованные, находящиеся под следствием. К ним приезжает президент и беседует с ними очевидным образом о конституционной реформе. Это очень выглядит странно, но понятная некоторая общая политическая логика, которая за этим стоит.

Конституционная реформа, как считается, навязывается белорусскому президенту Москвой как некоторая поступенчатая схема его ухода для того, чтобы он не ушел под влиянием протестов, не был сметен, как мы говорили, волной революции — это будет дурной пример для российских граждан, поэтому допустить этого нельзя.

Но если он уйдет еще через год или полтора года после выборов президентских, например, в которых он, скажем, не будет участвовать, то это будет выглядеть уже совсем по-другому иначе. К тому же под эту сурдинку можно углубить интеграцию, как это у нас называется.

Мария Колесникова не участвовала в этом мероприятии, и не очень понятно, чтобы была достигнута та цель, которая, очевидно, ставилась самим основным участником — чтобы все его как-то обняли, полюбили, сказали, что давно были неправы, а теперь давайте действовать вместе. Этого не произошло.

Бабарико не говорит ничего подобного. Тихановский, которому дали поговорить с женой в первый раз по телефону за 4,5 месяца, говорит, что надо быть жестче. Светлана Тихановская в ответ на это выдвигает ультиматум — 13 дней сроку на освобождение заключенных, расследование преступлений силовиков и, собственно говоря, новые выборы. То есть как-то вот здесь компромиссности не видно.

Очередной массовым мордобой на улицах Минска. На этот раз там был марш пенсионеров, и их тоже побили. То есть тут как-то не видно, чтобы эти действия привели к какому-то осязаемому результату.

…Парламент Беларуси не является политическим субъектом. Если в четко полностью контролируете результат выборов от начала до конца, то это весело, пока вы обладаете всей полнотой власти, пока у вас ситуация стабильная. А напомним, что стабильная ситуация — это, с точки зрения политологической, та, в которой вы поддерживаете существующий порядок с привычным уровнем насилия. Если вы вынуждены его превышать, у вас стабильности уже нету. Стабильность, она в этом заключается.

…В Беларуси привычный — не вообще хороший, не гуманный и праведный, — а привычный уровень насилия превышен. Кстати, о расследованиях всяких силовых этих безобразий. Надо отметить, что сегодня «Медиазона», российское СМИ выпустила большое расследование, основанное на разговорах с людьми, с которыми зафиксированы факты избиения.

До этого информация на ту же тему была в ООН, и там тоже были названы цифры. Это важно, потому что просто сказать: Боже! Происходит ужас, кровавое побоище, — это здорово с эмоциональной точки зрения, но потом и для всех целей международного общения, санкций, снятия санкций, переговоров или отказа от переговоров необходимо набор фактов.

Поэтому великие люди те, кто запоминают, записывают и потом фиксируют. Это очень важная вещь, потому что останутся только эмоции, мутные кадры в YouTube, где непонятно, кто кого побил. И непонятно дальше, кому чего предъявлять.

Так вот, уничтожая субъектность политических институтов, когда вы при власти, вам кажется, что вы облегчаете себе задачу властвования, но когда вы начинаете нуждаться в дополнительных точках опоры, кроме исключительно и только военных, и милиции, то выясняется, что дальше опираться вам не на что, потому что вы сами выскребли скорлупку, в которой мог бы быть этот самый политический институт, и теперь при попытке на него опереться он делает — хрусть! — ничем вас совершенно не поддерживает, ничем не помогает.

На другой части постсоветского пространства, как ни странно, хотя я не знаю, может быть, само удивление по поводу того, что это странно, является, как считает мой соведущий, является некоторым проявлением неоколониализма, — так вот в Кыргызстане довольно мирно восстанавливается порядок. Не случилось каких-то массовых погромов, вандализма, лутинга и шутинга в городах, в том числе, в Бишкеке. Что чрезвычайно хорошо.

Не то что мы считаем, что Кыргызстан населен какими-то дикими людьми, а потому что были предыдущие случаи. Революции там несколько штука уже было. И межэтническая резня тоже происходила.

Там будут новые парламентские выборы. При этом остается прежний президент. Еще раз повторим свои надежды, что новый парламент будет избран с менее высоким запретительным порогом. Там 7-процентный порог — это очень много. Это не позволяет парламенту быть репрезентативным.

Если так, то, возможно, это путь достаточно мирный (там не было больших жертв) к тому, чтобы этот межклановый баланс и межрегиональный баланс в той стране, которая разделена во многом по региональному признаку, установить более справедливым образом, а, следовательно, он будет опираться на более широкое коалиционное согласие. И опять же искомая стабильность, которую мы все так жаждем, наступит.

Последнее в рубрике