Шрайбман: «Даже аполитичные люди начали крыть матом»

Шрайбман: «Даже аполитичные люди начали крыть матом»

Политический обозреватель – о популизме власти.

– По опросу SATIO, 70% белорусов – за запрет всех общественных мероприятий, 56% – за карантин всех учебных заведений, 53% – за перевод на удаленку всех возможных работников, – пишет Артем Шрайбман. – То есть большинство людей – против курса власти с ее очень точечным реагированием на вирус. И это несмотря на поток антипанической пропаганды госТВ.

Фишка в том, что этому опросу 10 дней. С тех пор все эти показатели однозначно поползли в гору, учитывая, что число даже официально признанных зараженных быстро летит к тысяче.

Именно настроения людей – единственный рычаг изменения поведения власти. Многие заметили, как радикализировалось недоверие к власти в эти недели, как даже аполитичные люди среди нашей родни и друзей начали крыть матом то, что делает и не делает государство. Врачи и родственники больных стали писать в СМИ.

Продление школьных каникул «по просьбам родителей», неформальная отмена занятий во многих вузах, более адекватное информирование от Минздрава, приглашение в страну миссии ВОЗ – это реакция власти, но не на эпидемию вируса, а на эпидемию недоверия.

Можно сколько угодно поражаться тракторно-спиртовым заявлениям Лукашенко, но политическая чуйка у него еще осталась. С опозданием, неуклюже, но власть чувствует, когда почва уходит из-под ног.

Интересно тут привлечение к делу Натальи Кочановой. Когда она была главой АП, Лукашенко посылал ее в горячие точки успокаивать недовольный народ – будь-то цыгане в Могилеве или матери-328. Мужчины на этой должности до нее – Кобяков и Косинец – в таком амплуа замечены не были.

Теперь она перешла в парламент, на менее полномочную должность. Но когда снова случился репутационный провал, именно ее, а не нового главу АП, Лукашенко позвал к себе в кабинет посовещаться.

Оттуда и вышли идеи с миссией ВОЗ и заверения из каждого утюга, что власть ничего не скрывает. Через день Минздрав стал плюс-минус нормально сообщать цифры.

Кочанова, какую бы должность она не занимала, стала главным кризис-менеджером в стране. Это знак максимального доверия Лукашенко. Не знаю, как долго это продлится, но если бы транзит власти проходил завтра, я думаю, она была бы фаворитом кастинга.

Возвращаясь к вирусу, в популизме этой власти может быть ее спасение. Лукашенко боится ситуации, когда всем будет очевидно, что он и большинство народа – на разных сторонах такого экзистенциального спора. Потому что, когда это понимают все, это начинают понимать чиновники.

Если начнутся первые признаки кризиса лояльности – будь то отставки, споры на совещаниях, саботаж решений высшей власти, лавина сливов в СМИ из того же Минздрава – Лукашенко моментально введет карантин пожестче европейского.

А сделает он это так же, как и с каникулами: «Я вам говорил, что это всё психоз, но раз вы по-хорошему не понимаете и хотите карантина – получайте. И потом не предъявляйте мне претензий, что работа и еда закончилась».

Последнее в рубрике