Шансов договориться по газу больше, чем по нефти
01.11.2019
Татьяна Манёнок, Наше мнение

Шансов договориться по газу больше, чем по нефти

Дополнительные нефтегазовые бонусы Минск вряд ли получит.

На финише года белорусским властям предстоит договорится с Москвой по двум, по крайней мере не терпящим отлагательства вопросам, – условиям поставок на 2020 год газа и нефти.

Действующий контракт с «Газпромом» с фиксированной ценой на газ 127 долларов за тыс. куб м. у Беларуси истекает в конце 2019 года. И белорусская сторона не оставляет надежды зафиксировать в новом контракте курс на сближение цен на газ с российскими. То есть, Минск попытается уже со следующего года добиться снижения цены на газ с нынешней планки.

«Газпрому» сейчас не до белорусских проблем

Следует отметить, что белорусская сторона пыталась определиться с ценовой стратегией на поставки российского газа в рамках евразийской «пятерки» В рамках достигнутых в апреле 2017 года  нефтегазовых договоренностей с РФ она пыталась форсировать переговоры по определению цены на период 2020-2024 гг. – то есть, на этапе подготовке соглашений о создании общего рынка газа в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Согласно Протоколу от 13 апреля 2017 года к межправительственному соглашению от 25 ноября 2011 года стороны должны были согласовать цену на российский газ для Беларуси еще до 1 июля 2019 года.

Проект программы по формированию общего рынка газа в ЕАЭС стороны подготовили, но принципиальные противоречия в подходах остались. Минск не согласен с правилами формирования тарифов на транспортировку газа по территории стран ЕАЭС. Сейчас Россия имеет низкий тариф на прокачку газа по своей территории для своих субъектов, в то время как для субъектов общего рынка газа ЕАЭС предусмотрен более высокий тариф. Позиция Беларуси остается непреклонной: тарифы нужно уравнять.

Если бы Минску удалось настоять на равных тарифах на транспортировку газа в ЕАЭС, цена на газ для Беларуси с уровня фиксированной цены в 127 долларов снизилась бы в два раза. Однако настоять нам своей позиции Минск не смог. Согласно договору ЕАЭС, определение стоимости транспортировки газа находится в компетенции национальных органов стран ЕАЭС.

Тем более что  общий рынок газа в ЕАЭС должен быть создан к 1 января 2025 года. А до этого времени все  вопросы, связанные с поставками нефти, нефтепродуктов и газа, регулируются в ЕАЭС в соответствии с действующими соглашениями, заключенными в 2010 году, а также в соответствии с дополнительными двусторонними договоренностями. Так что пока Минск может уповать только на союзнические договоренности с РФ в рамках «двойки».

Министр экономики Беларуси Дмитрий Крутой в интервью телеканалу «Беларусь 1» в июле заявил, что Беларусь и Россия намерены создать единые отраслевые рынки – это рынки промышленной продукции, сельхозпродукции, транспортный рынок, а также нефти и газа уже к 2021 году. По его словам, президенты Александра Лукашенко и Владимира  Путина после июльской встречи в Санкт-Петербурге поручили правительствам к началу декабря 2019 года согласовать программу углубления интеграции и дорожную карту по ее выполнению. При этом поставлена задача достичь принципиальных соглашений по решению текущих вопросов и в первую очередь, – по цене на газ.

Между тем, незадолго до встречи президентов Беларуси и РФ в Санкт-Петербурге посол Беларуси в России Владимир Семашко заявил, что подвижек в решении вопроса с Россией об условиях поставки газа в Беларусь в 2020 г пока нет. По его словам, российская сторона привязала обсуждение ценовых вопросов к выходу «дорожной карты» по углублению интеграции. «Вот, говорят, подпишем этот документ, потом будем обсуждать все остальное. Моя позиция состоит в том, что надо было делать ровно наоборот. Дом должен строиться не с крыши, а с фундамента», – заявил. В. Семашко.

Белорусская сторона подготовила несколько методик дальнейшего расчета цен на импортируемый из РФ газ. Суть их состоит в том, чтобы постепенно выйти на цену, сопоставимую с ценой природного газа для потребителей Смоленской области. В течение почти двух лет белорусские переговорщики пытаются донести эту позицию до российских чиновников, но тщетно.

Тем не менее, очевидно, что без российского газа Беларусь в 2020 году не останется. Другое дело, что официальному Минску вряд ли удастся сблизить цены на газ с российскими. Скорее всего, цена будет определяться по старому соглашению. Согласно ему, цена будет определяться по формуле, в которой учитываются: цена газа в Ямало-Ненецком автономном округе, стоимость транспортировки и хранения газа, курс доллара к рублю и поправочный коэффициент, учитывающий долларовую инфляцию. Это означает, что в 2020 году  Беларусь будет покупать газ по цене, не сильно отличающейся от нынешней.

Или же во избежание длительных переговоров и согласования новой формулы цены Москва просто согласится на пролонгацию для Беларуси действующей в 2019 году цены. Такого мнения придерживается ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. По его словам, шансов договориться по газу у Беларуси больше, чем по нефти. Тем более, что для России подписание соглашения по газу с Беларусью больших убытков не принесет. К тому же этот вопрос менее политизирован.

«Поэтому возникает ощущение, что газовое соглашение проще подписать. Другой вопрос, как сыграет украинская история с транзитом российского газа на 2020 год в плане переговоров с Беларусью. То ли «Газпром» будет раздражен и станет в позу (тем более, если начнут срываться договоренности с Украиной по транзиту газа) и поставит ультиматум: нет, никаких скидок не будет. Либо наоборот. Минэнерго скажет: давайте продлим существующую скидку – у вас сейчас останется цена в 130 долларов за тыс. куб м, а потом разберемся, потому что сейчас не до вас: надо проходить отопительный сезон и решать транзитные проблемы с Украиной», – отмечает аналитик.

Задача номер один для Минска сейчас – сохранить перетаможку нефти

Белорусская нефтяная отрасль и в целом белорусская экономика в 2019 году столкнулись с проблемами налогового маневра и поставок грязной российской нефти. Что касается потерь для НПЗ от поставок грязной российской нефти, то по итогам 2019 года они будут в основном компенсированы – за счет того, что российская «Транснефть» выполнит свои обязательства перед белорусскими НПЗ по поставки нефти в объеме 18 млн тонн.

Осталось лишь возместить ущерб, который был нанесен оборудованию Мозырского НПЗ. Также ОАО «Гомельтранснефть Дружба» не сможет в 2019 года полностью компенсировать потери от снижения объема транзита российской нефти по территории Беларуси. Беларусь с 1 сентября 2019 года уже повысила тариф на прокачку на 3,7%, что позволит компании компенсировать потери от снижения транзита на 2 млн долларов. Необходимо компенсировать еще 21 млн долларов. Поэтому белорусская сторона в феврале 2020 года планирует инициировать рассмотрение вопроса о повышении тарифов на прокачку нефти по нефтепроводам с учетом компенсации потерь белорусским оператором «Дружбы».

Если с последствиями инцидента на «Дружбе» белорусская экономика и НПЗ  в основном справятся, то компенсировать потери от налогового маневра не получится.

Правительство оценивает потери Беларуси в 2019 году из-за налогового маневра при цене на нефть 70 долларовза баррель в 383 млн долларов: 240 млн – потери белорусских НПЗ, еще 143 млн – потери бюджета из-за снижения поступлений.

Переговоры с правительством РФ о компенсации издержек из-за реализации налогового маневра белорусская сторона не прекращает с 2018 года, но тщетно. Теперь этот вопрос белорусские власти пытаются решить в ходе переговоров с Россией по углублению интеграции в рамках Союзного государства. Пока эти переговоры не дали результата. «Для нас важно решение тех вопросов, которые остались нерешенными (после парафирования программы интеграции – прим. ред.) налоговый маневр и его последствия. Мы очень на это рассчитываем, но в своих планах исходим из того, что компенсации за налоговый маневр не будет», – отметил министр финансов Беларуси Максим Ермолович в сентябре 2019 года.

Как можно предположить, на финише года белорусские власти приложат максимум усилий, чтобы договориться с РФ о продлении механизма перетаможки нефти на 2020 год.

Сейчас Беларусь импортирует из России 18 млн тонн нефти, еще 6 млн тонн в страну не поступает, но при этом белорусский бюджет получает таможенную пошлину от этого объема сырья. В 2019 году заканчивается срок действия договоренностей Беларуси с Россией в нефтегазовой сфере. Суть этих договоренностей в том, что Москва в знак компенсации высоких (по мнению белорусской стороны) цен на газ предоставила Минску возможность зачислять в свой бюджет таможенную пошлину от 6 млн тонн нефти (так называемая перетаможка).

Если эта схема не будет пролонгирована на 2020 год, белорусский бюджет недосчитается нескольких сотен миллионов долларов. Согласно проекту бюджета на 2020 год, потери бюджета от снижения вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты в следующем году составят 239,3 млн долларов. В то же время от выпадения доходов от перетаможки бюджет Беларуси в 2020 году может потерять, по оценкам Минфина, 423,6 млн долларов.

Белорусским властям нужно сохранить перетаможку еще и потому, что отечественные НПЗ в 2020 году еще не успеют запустить в эксплуатацию модернизированные мощности, чтобы эффективно перерабатывать 24 млн. тонн.

По мнению И. Юшкова, Россия может продлить механизм перетаможки нефти для Беларуси на 2020 год. «Скорее, да. Думаю, в этом вопросе Минск может испытывать определенный оптимизм. Поскольку решение о перетаможке принималось двумя президентами, то  продлить или остановить ее могут только президенты. Вероятно, экономические советники приходят к Путину и говорят: Владимир Владимирович, зачем мы это делаем? Но если президент лично пообещал, он от этого не откажется. С 2024 года пошлины на нефть исчезнут, и перетаможка автоматически обнулится. Однако в любом случае получится, что президент свое слово сдержал», – отмечает И. Юшков.

Почему лучше делать ставку на свой народ, а не на чужие офшоры

Последнее в рубрике