Сам дурак. Как власть ведет «диалог» с народом и почему он все больше похож на истерику
05.11.2020
Ольга Лойко, TUT.BY

Сам дурак. Как власть ведет «диалог» с народом и почему он все больше похож на истерику

«Я не услышала то, чего хотела услышать. Из этого я делаю вывод: вы не знаете сами, чего вы хотите. Это сто процентов», — заявила Наталья Кочанова на вчерашней встрече со студентами БГУ. Хотели студенты известно чего: возможности высказать свое мнение, признания фальсификаций на выборах, прекращения насилия и наказания виновных в избиениях и пытках. И все это — не то, что хотела услышать глава Совета Республики. Ну, извините.

Насколько органично Кочанова извинялась перед цыганской диаспорой, настолько со студентами все пошло не так с самого начала. Методичка подкачала, студенты были резки и подготовлены жизнью — некоторые сами были очевидцами отрицаемых властью побоев и издевательств на Окрестина. Да и откуда БЧБ-флаг, они знают не из краткой версии от госСМИ. Так что попытка убедить их в лживости всего, «что вы читаете в интернетах», была обречена.

Вообще события после 9 августа внештатный улаживатель конфликтов от власти тщательно пыталась обходить и игнорировать. То есть перевернуть страницу. «Сформулируйте концепт до 9 августа: какие беззакония вы видели до 9 августа в нашей стране? Что было плохо, раз вы решили ходить на акции протеста?» — недоумевала Кочанова. Странно делить беззакония на до и после 9 августа. Хотя именно «до» за решеткой оказались ключевые альтернативные кандидаты, тысячи людей не допустили на выборы в качестве наблюдателей, власть всячески препятствовала разрешенным мероприятиям кандидатов-соперников. Отдельная история — как снимали с выборов Виктора Бабарико по письму КГК.

Тем более непросто было объяснить Кочановой, которая собралась быть с президентом «до конца своих дней», что желание провести любую часть своих дней с другим президентом, а то и, о ужас, с разными президентами — абсолютно нормально.

Признавать фальсификации Кочанова отказалась, в том числе — подтвержденные заявлениями в правоохранительные органы и аудиозаписями. «Послушайте, эта запись… Сегодня записей вам столько могут показать. Давайте так: факты не установлены, а ответственность несут тогда, когда установлены факты. Это первое. Второе. Уже расскажу вам так, как есть. На меня вышли определенные люди из штаба Бабарико и всех остальных и предложили: мы прекратим эти акции, если вы пересчитаете голоса. Президент говорит: «Однозначно пересчитываем». На следующий вечер они говорят: «Нет, отставить. Это уже не актуально». Поэтому знаете, ребята, вы многого не знаете».

Штаб Бабарико в тот же день опроверг заявление главы Совета Республики, заявив, что штаб «не звонил и не разговаривал с Кочановой ни до, ни после выборов».

Попытки выехать на голодном прошлом и достижениях «социального государства» успеха не имели. А работать с проблемами вертикаль не приучена, у нее вариант такой работы один — игнорировать наличие проблемы. Если припрут к стенке — все отрицать.

«Главное — то, что мы делали всегда, и то политическое достижение, которое у нас есть — социально ориентированное государство, поддержка людям — было, есть и останется. Никуда оно не изменится», — уверена Кочанова. Возможно, оно действительно есть — у вас. Но для многих нынешние достижения — не предел мечтаний. Быть в Беларуси больным, или безработным, или жителем небольшого населенного пункта в не самом перспективном районе — значит решать, причем часто самостоятельно, многие и многие проблемы.

Власть рвется обсуждать успехи, но люди видят и проблемы, а здесь диалога принципиально не получается. Избиратель не хочет слушать, сколь доступна медицина в Беларуси, его интересуют и узкие, проблемные места. Про беду полутора сотен белорусов со СМА мы писали не раз. Лекарство есть, но очень дорогое, оно зарегистрировано в соседних странах. Польша лечит таких пациентов за счет бюджета, Россия пришла к тому же. В Беларуси экс-министр один раз высказался, мол, идут переговоры с производителем, и все. Да, тема сложная, вопрос дорогой, но в суде Минздрав не стесняется, предлагает альтернативу лекарству за миллион долларов: «реабилитация в медцентрах в Минске, Бресте, Барановичах, Гомеле, Мозыре, также ЛФК, массаж и физиолечение медики могут проводить для таких детей амбулаторно и на дому». Спасибо, прямо не знаем, как благодарить.

Аналогично с доступностью иммунотерапии и протонной терапии при онкологических заболеваниях. На последнюю для белорусских детей регулярно собирает белгазпромбанковский «Шанс». Спасибо, что хоть он не попал под каток. Про узкие места в кардиологии недавно рассказывал опальный экс-директор РНПЦ «Кардиология», академик Александр Мрочек. А пока государство ставит сердечнику клапан за 1,5 тысячи, хотя уже есть более продвинутая и малоинвазивная технология, но клапан под нее стоит 20−30 тысяч. Зато если сравнивать с дедом, которому в сороковые удаляли аппендицит в полевых условиях, прогресс налицо. А сравнивать мы любим не с передовым опытом, а с окопным. Так оно комфортнее. Всебелорусское собрание оценит.

А с тем, кто не оценит, вести диалог будут так, как брестский страж правопорядка со школьниками. Ну вы помните: «Вы че, еб*****сь, бл**ь?! Уже город в руинах бы лежал бы, бл**ь!»

Но Кочанова, хоть и против сквернословия и не раз выговаривает студентам за неверный тон, на стороне таких защитников: «Сегодня насилие, вы говорите. Насилие порождает насилие — это правда. Но так как, когда бросаются на ребят, надо было поступить по-другому?».

«Ребята» — это, видимо, ОМОН. Потому что с другой стороны никаких «ребят» нет, есть проститутки, наркоманы, уголовники, прочитавшие свое мнение в интернете и выходящие тысячами на улицы уже три месяца с цветами, плакатами и надеждой на справедливость.

И все попытки рефлексировать про «диалог» утыкаются в глухое игнорирование властью базовых аргументов протестующих. Вот фигура более или менее нейтральная, премьер Роман Головченко делает сугубо экономические заявления, критикуя призывы снимать деньги, выносить вклады, скупать валюту. И можно было бы поддержать его, несмотря на несколько неуважительный тон заявлений. В конце концов, не удержав банковскую систему, Беларусь рискует не удержать суверенитет, а это базовая ценность и для протестующих. Но власть, называя «очевидными глупостями» призывы не покупать белорусское, тут же делает необычайно дальновидный шаг, закрывая десятки кафе и магазинов, посмевших побастовать 26 октября. И бодро продолжает, раздавая «сутки» преподавателям, студентам, медикам, айтишникам, актерам и спортсменам. А зачем они неправильно протестуют?! А как правильно? А никак! Проголосовали «за» и разошлись по камерам.

Так что пока с диалогом не выходит. Его основа — взаимоуважение сторон. «Вы че?» — сказал бы брестский милиционер, если бы забыл все непарламентские выражения. «Хлопотное дельце», — поддержали бы его протестующие.

Последнее в рубрике