Рухнет нефть — утянет рубль. Или нет?
12.03.2020
Инфографика: Антон Девятов, TUT.BY

Рухнет нефть — утянет рубль. Или нет?

Новости про очередной «черный вторник» и обвал российского рубля (минус 10 процентов в первый день) вызвали ажиотаж инвесторов и населения. Но при всей типичности ситуации — падение валюты вслед за рухнувшими ценами на нефть — глубина снижения оказалась заметно ниже, чем в памятные кризисы 2012 и 2015 года.

Почему ушла зависимость, утягивающая за нефтью российский рубль, вслед за которым устремлялся белорусский, и может ли она вернуться, показывают графики TUT.by.

За десять лет цены на нефть несколько раз уходили в пике. Посмотрим, как при этом вели себя оба рубля.

Вот в 2012 году, после мартовского пика 128,1 доллара за баррель, цена нефти начала падать. Среди причин эксперты обращали внимание на политический кризис в Греции и в целом проблем у еврозоны. Летом цена пробивает отметку в 100 долларов (98,63 доллара), но к концу июля восстанавливается. Оба рубля пережили короткий спад относительно спокойно: Центральный банк России поддерживал рубль, белорусская валюта недавно (в октябре 2011 года) девальвировалась втрое, корректировка потребовалась незначительная.

Кризис 2014-2015 года складывался более драматично. Рост предложения сланцевой нефти из США, увеличение предложения от стран ОПЕК и России вызвали кризис перепроизводства. Производителям сланцевой нефти было выгодно наращивать производство в условиях высоких цен, традиционным нефтедобытчикам очень хотелось эти цены опустить для ликвидации опасных конкурентов: при цене ниже 75 долларов за баррель экономика производителей сланцевой нефти уже не складывалась.

При этом потребность в энергоресурсах в развитых странах стала снижаться, в развивающихся — стабилизировалась.

Осенью 2014 года прогноз МВФ предсказал снижение спроса на нефть и замедление темпов роста мировой экономики. В итоге за год цена нефти снизилась почти вдвое.

Своя драма ждала и рубли. Российский кроме падения цен на нефть подкосили санкции за Крым. Белорусский — попытка удержать курс в установленном коридоре.

Эксперты отмечают, что резкие колебания взаимных валютных курсов стран ЕАЭС усугубили экономический кризис, создав проблемы во взаимной торговле, которых можно было избежать. Уроки извлекли все. Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 года. Беларусь отказалась от скользящей привязки и после резкой девальвации отпустила свой рубль в сравнительно свободное плавание в начале 2015 года.

Насколько дорого Беларуси обошлась та попытка держать курс к российскому рублю во второй половине 2014 года, писали не раз. «По Минпрому я всегда привожу пример, хотя не всем банкирам и экономистам он нравится. За первую половину 2014 года предприятия системы Минпрома заработали 2,1 трлн рублей прибыли в тех деньгах. А весь 2014-й год закончили уже с чистым убытком в 5,3 трлн рублей. То есть за вторую половину года они проели и прибыль первого полугодия, и получили еще убыток. А 5,3 плюс 2,1 — это 7,4 трлн рублей (740 млн деноминированных рублей)», — рассказывал тогда вице-премьер Владимир Семашко.

Цены на нефть в середине 2015 года начали падать с 52 долларов за баррель до 27,7 доллара в январе 2016 года. Это стало 13-летним минимумом. Цены падали на фоне роста экспорта Ираном, вышедшим из-под санкций, а также ввода новых мощностей. Весной 2016 года объемы добычи нефти снизились, страны ОПЕК и другие нефтедобытчики начали переговоры о сокращении производства для стабилизации цен.

Свободно плавающий российский рубль «поплыл» за нефтью — зависимость была очевидной и абсолютной. Белорусский рубль, помня уроки 2014-го, повторил этот путь.

Тогда в игру вступило правительство России, прописав с 2017 года «бюджетное правило». По нему, если цена нефти выше 40 долларов за баррель, Центробанк должен закупить для Минфина на «лишние» нефтяные деньги валюту, а Минфин положит ее в свой резерв — Фонд национального благосостояния. Такое правило не дает рублю сильно укрепляться в период высоких цен на нефть, что плохо влияло на остальные секторы экономики, резко снижая конкурентоспособность на внешнем и внутреннем рынке российской техники, продуктов питания. Уже в 2018 году зависимость рубля от барреля упала на порядок.

Цены на нефть в 2018 году держались на уровне выше 60 долларов, в октябре Brent подорожал до 85 долларов за баррель, но затем упал почти до 50 долларов и закончил год на отметке 53,8 доллара за баррель. Падение спровоцировали новые пошлины, введенные США против Китая, рост добычи в странах ОПЕК+. При этом санкции США против Ирана не сработали: уменьшения предложения нефти не произошло из-за многих исключений в санкционном режиме (Ирану разрешили продавать нефть восьми странам, в том числе Китаю).

В итоге страны ОПЕК+ все-таки договорились сократить добычу, цены стабилизировались. «Бюджетное правило» также сработало — рубль обошелся минимальными колебаниями.

Последнее в рубрике