Российский экономист: Лукашенко сжимают стальными объятиями любви
06.02.2020
Салiдарнасць, рисунок Васи Ложкина

Российский экономист: Лукашенко сжимают стальными объятиями любви

Может ли Америка расцепить эти объятия?

Может ли Америка расцепить эти объятия, в программе на «Эхе Москвы» объясняет экономист Сергей Алексашенко.

Комментируя цитату Лукашенко, в которой он приводит слова госсекретаря  США Майкла Помпео («Он мне сказал — не волнуйся, мы Беларуси поможем»), Алексашенко привел в пример фразу Остапа Бендера: «Запад нам поможет».

— Александр Григорьевич повторил эту фразу немножечко в другом исполнении. Ну да. А что он должен был сказать после этой встречи? Судя по тому интервью, которое Лукашенко дал вашей радиостанции, вашему главному редактору, на него оказывается очень сильное давление в пользу вот таких тесных объятий с Россией вплоть до потери суверенитета независимого государства. Его давят со всех сторон. А ему откровенно этого не хочется. И судя по той информации, которая у меня есть, Белорусскому народу этого тоже не хочется. Ну вот когда тебя сжимают такими стальными объятиями любви, которая готова тебя уничтожить, тебе как-то хочется найти защиту на стороне. Ты смотришь направо, налево, через океан. Европа не хочет помогать. Может быть, Америка поможет.

— Америка может расцепить эти стальные объятия? Что она может предложить взамен, чтобы Беларусь пошла на конфронтацию с Россией?

— Дело не в конфронтации. Лукашенко нужны деньги, деньги и еще раз деньги. Все, что он получает от России – финансовая поддержка бюджета Беларуси. Судя по всему, с этого января финансовый краник либо совсем закрылся, либо почти иссяк. И деньги из России перестали поступать.

По мнению Алексашенко, Александр Лукашенко верит, что ему дадут деньги США.

— Значит, что-то такое он готов предложить Америке, что считает стоит таких денег. Но единственный результат уже был, несколько дней назад президент Трамп подписал указ об осложнении выдачи виз гражданам нескольких государств. Вот те, кто участвовали в работе, говорят, что в этом списке была Беларусь. Ее выкинули из этого списка. Значит, какой-то результат есть.

Российский экономист отметил, что по большому счету, сегодня Беларусь находится на нефтяном эмбарго.

— Россия фактически перекрыла нефтяной кран… Российские компании добровольно, там спор хозяйствующих субъектов, они добровольно сговорились, что в Беларусь будут поставлять ровно столько, сколько нужно белорусской экономике, и ни граммом больше. А все, что Беларусь перерабатывала и поставляла на экспорт, этого поставлять не будем.

Соответственно, для Беларуси это потеря рабочих мест, потеря занятости, потеря использования мощности и потеря доходов и компаниями, и бюджетом. И вот речь идет о том, как можно заместить чем-то российскую нефть.

Проблема состоит в том, что российскую нефть Беларусь покупала со скидкой к мировой цене. И в мире нет недостатка нефти, особенно сейчас, когда из-за коронавируса Китай резко сократил потребление нефти. Нефти в мире много. Поэтому госсекретарь Помпео может говорить, что мы вам поставим нефть, и при этом ничего не сделать, потому что если Беларусь скажет «мы готовы платить за нефть», сразу огромное количество компаний прибегут и скажут: «Давайте мы вам эту нефть поставим».

— Возвращаемся к тому, что сказал Лукашенко. Его переговоры… Выбивает скидку на нефть просто?

— Мы не знаем, но принципиально это все равно. Либо это скидка к цене на нефть, либо это прямая помощь государственным кредитам. Так или иначе, приходят деньги в Беларусь, в той или иной форме. Премия или зарплата.

Политолог: Когда придет время транзита власти, Лукашенко может обеспечить себе статус «отца нации»

Сергей Алексашенко полагает, что после этого разговор Лукашенко с Путиным сложится тяжело.

— Владимиру Владимировичу для разговора с Александром Григорьевичем нужно будет достать из кармана веский аргумент, и аргументировать свою позицию чем-то действительно серьезным…

Либо серьезно начать давить на Лукашенко какими-то новыми аргументами или угрозами, либо сказать: «Слушай, у нас сейчас Конституция принимается новая, мне не до тебя. Давай отложим это дело на полгода, на год. Мы у себя в стране сейчас разберёмся, чего мы хотим, плебисцит — не плебисцит. А потом я к тебе вернусь, а ты поживи, подумай. Может, американцы что-нибудь дадут. А может не дадут».

Политолог: Лукашенко больше не является самым страшным диктатором в мире

Последнее в рубрике