Романчук: «Соблюдаешь правила игры, не лезешь в политику — и никто не будет смотреть, чем ты тут занимаешься»
17.03.2021
Тамара Шевцова, Салiдарнасць

Романчук: «Соблюдаешь правила игры, не лезешь в политику — и никто не будет смотреть, чем ты тут занимаешься»

Известный экономист поясняет, что значит прозвучавшее во вторник во Дворце независимости.

16 марта Лукашенко обсуждал решения, которые изменят условия работы в IT-сфере.

1

— Первое, что он хочет, это сохранить статус-кво IT-страны, — пояснил в экспресс-комментарии «Салідарнасці» Ярослав Романчук. — Думаю, что речь идет о том, чтобы не допустить оттока капитало-людей. Прежде всего, за счет решений, которые стоят «на стыке двух миров» — цифрового и финансового.

Допустим, в ПВТ можно будет принимать не только компании, которые работают чисто с IT-технологиями, но также промышленные, аграрные, логистические компании на том  основании, что они используют какой-то там софт. И эти компании наряду с IT получат одинаковые возможности пользоваться всеми льготами ПВТ.

Поскольку любая промышленная компания, которая занимается, в том числе цифровизацией, сможет формально получить статус члена ПВТ, соответственно, количество резидентов резко увеличится именно за счет этого «второго мира». 

Подобное решение, по мнению специалиста, может стать выгодным для обеих сторон.

— Если айтишники склонны к релокации, переориентации, то нужно найти тех, кто останется и не допустит имиджевых потерь для страны.

Продажа места в ПВТ будет осуществляться только на том основании, что ты как-то используешь цифровые технологии. Для многих компаний, которые подойдут под этот критерий, в том числе фирм-«пылесосов» госсектора, это станет классной схемой оптимизации налогового бремени.

Понятно, что раздавать эти минимальные налоговые индульгенции будут только тем, кто заслужил право быть лояльными и  представлять свою позицию перед Лукашенко, — отметил Романчук.

Результатом подобного решения, в первую очередь, по его словам, станет «качественное изменение резидентов ПВТ».

— Действительно сейчас IT-технологии используются везде. Например, компании занимаются цифровизацией МТЗ или Гомсельмаша. 

Стык двух миров, о котором говорил Лукашенко, цифрового и финансового, плюс разного рода криптовалюты, биржи, токены, то есть, то, что сейчас достаточно популярно в мире и может быть развито в Беларуси.

Единственное, все эти потоки великолепно скрывают конечных бенефициаров, поэтому для того, чтобы вводить-выводить капитал, может использоваться в Беларуси такой административно-правовой зонтик на IT-компании под лозунгом ПВТ.

Такая великолепная «налоговая гавань», — размышляет экономист.

— Но ведь недавно налоги айтишникам подняли?  

—13% — это тоже очень привлекательно, к тому же там нет других налогов. Без сомнения, условия выгодные. Этим он (Лукашенко) хочет дать понять, что политика — политикой, но я даю вам возможность делать деньги.

— Так он как дал, так и взял, кто ему поверит?

— Людей, которые за деньги готовы делать все, достаточно и в Европе, и в Азии, и в арабском мире, плюс индусы, китайцы, россияне — да кто угодно!

Сюда придут иностранцы, которые занимаются спекуляциями и финансовыми махинациями, кто так или иначе работает по «серым схемам». 35% мирового ВВП — это «серая» экономика, денег немерено, почему бы ни привлечь какую-то часть на себя.

Это может стать великолепной «крышей» для того, чтобы делать некие военные, шпионские вещи, в общем, условно-законный бизнес, по разным причинам где-то запрещенный.

Сюда пойдут те люди, которые кроме денег ничего не понимают, уверены, что хорошо управляют рисками и что могут договориться хоть с дьяволом, не говоря уже про Лукашенко.

Соблюдаешь правила игры, не лезешь в политику — и никто не будет смотреть, чем ты тут занимаешься.

— Ну как же не будет! Второй блок вопросов, который обсуждали на совещании, касался «установления контроля».

— Конечно, нужно контролировать финансы и деятельность всего этого: кому давать статус, какие потоки заводить, через кого… Эти вопросы нельзя доверить лишь бы кому. Поэтому будет этакий «смотрящий», безусловно, в ранге генерала или полковника.

Человек совершенно надежный, который будет иметь вход на самый верх. А если они заманят сюда майнинговые фермы, которые будут делать крипту, биткоин или что-нибудь другое, может появиться и целое военизированное подразделение.

— И при этом вы считаете, что от желающих не будет отбоя?

— Белорусские компании, которые здесь живут и понимают, что происходит, может, и не пойдут. А иностранцам какая разница?  Единственное, что их может остановить, это, например, реальные  концлагеря.

А так, с их точки зрения, имидж в данном случае не страдает, потому что нет четких информационных кампаний о токсичности работы с белорусским режимом во всех странах. Мы знаем примеры, как известные компании заходили и в Крым торговать через какие-то «прокладки», невзирая на санкции. Это реальность.

 — Значит, ПВТ будет и дальше развиваться?

 — Да, и с точки зрения сохранения ПВТ, это нормально. Другое дело, что это не имеет никакого отношения к тому, чтобы поднять с колен и развивать белорусскую промышленность, сельское хозяйство. Такие условия нужно создавать для всех на всей территории Беларуси, а не просто для отдельно взятых категорий, которым разрешили «вход в оазис в пустыне».

Последнее в рубрике