Reuters включил Беларусь в группу уязвимых экономик. Что об этом говорят белорусские эксперты
11.03.2021
Надежда Калинина, TUT.BY

Reuters включил Беларусь в группу уязвимых экономик. Что об этом говорят белорусские эксперты

Эксперты Reuters отнесли Беларусь в группу стран с уязвимой экономикой, которые могут столкнуться с дефолтом наряду с Эфиопией, Тунисом, Эквадором​​​​. Белорусские экономисты успокаивают: в ближайший год дефолт вряд ли случится, но ситуация с госдолгом действительно становится все более сложной.

Экономисты пророчат ряду развивающихся стран «большой экономический бум» благодаря мерам по стимулированию экономик, пишет Reuters. Однако некоторые страны ждет незавидная участь. Некоторые страны с развивающейся экономикой стоят на пороге дефолта. Например, Эфиопию ждет реструктуризация долгов частных кредиторов по программе G20 «Common Framework», но правительство будет вынуждено объявить дефолт. «За ним последуют и другие», — пишут аналитики.

Старший экономист Tellimer Патрик Карран к группе уязвимых стран, госдолг которых становится все более тяжелым и исполнять обязательства по которому странам крайне сложно, относит Ямайку, Тунис, Эквадор, Шри-Ланку, Эфиопию, Лаос, Бахрейн, Оман и Беларусь. Все эти страны в близкой перспективе рискуют столкнуться с проблемой неплатежеспособности.

Однако отечественные экономисты успокаивают: Беларусь будет испытывать сложности в вопросе исполнения долговых обязательств, но дефолт пока не выглядывает из-за горизонта. Во всяком случае в этом году.

Кулакова: Лимит запасов — всего несколько лет

— Не думаю, что в этом году произойдет дефолт, но риски есть. Ситуация с госдолгом ухудшается: платить надо все так же много, брать новые займы практически негде.

Мы ежегодно должны делать большие платежи по госдолгу, в последние годы размер выплат колеблется от 3 до 4 млрд долларов в год. Причем речь идет именно о валютных платежах, так как практически весь госдолг, включая внутренний, сформирован в иностранной валюте. При этом наша экономика не генерирует иностранную валюту в таких объемах, чтобы мы могли делать эти валютные платежи, и приходится постоянно заимствовать. В итоге мы много лет живем в ситуации, когда старые долги погашаются в основном за счет новых кредитов, — говорит аналитик проекта «Кошт урада» Жанна Кулакова.

Сейчас правительству заимствовать стало гораздо сложней. На внутреннем рынке Минфин сейчас может продавать облигации, пожалуй, только с применением административных рычагов.

— Не думаю, что за облигациями выстраиваются очереди. Международные организации с учетом политической ситуации тоже вряд ли будут финансировать [Беларусь]. Остается Россия, но и там не спешат открывать кошелек. В итоге с новыми займами становится сложней, — отмечает эксперт. — В то же время у нас есть золотовалютные резервы, которых в принципе может хватить на два года исполнения обязательств по кредитам. Но вместе с тем сложная ситуация с дефицитом бюджета. Раньше в бюджете хотя бы профицит формировался и Минфин что-то откладывал, в том числе копилась валюта в ЗВР, а сейчас мы находимся не в режиме накопления, а в режиме растрачивания накопленного ранее. Лимит запасов не бесконечен — это всего несколько лет.

Исходя из этого экономист делает вывод, что в этом году Беларусь все же сможет отвечать по своим долговым обязательствам, но чем больше будут тратиться деньги из ЗВР, чем более дефицитным будет бюджет, чем больше будет увеличиваться госдолг, тем ниже будут падать кредитные рейтинги, следовательно, все уже будет пространство для новых заимствований, а новые кредиты будут все более дорогими в силу слишком высоких рисков.

— Если мы продолжим в том же духе обеспечивать наши текущие потребности, в том числе совершать платежи по кредитам за счет ранее накопленных средств, запасы будут все больше иссякать, что в конечном итоге может привести к дефолту.

Львовский: Возможно, аналитики сомневаются, что Москва придет Беларуси на помощь

— Госдолг у нас не очень большой в сравнении с другими странами, но он более дорогой. Чисто экономически речь о дефолте в Беларуси сейчас не идет, — считает старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

Эксперт указывает, что в этом году Беларуси предстоит направить 1,9 млрд на погашение госдолга и еще 1,1 млрд на обслуживание, получается около 3 млрд долларов. Если подойти к вопросу формально, то это меньше половины ЗВР, которые составляют 7 млрд долларов. То есть даже в случае отсутствия иных источников финансирования выплат по госдолгу в этом году Беларусь справится со своими обязательствами.

— Но у нас есть долги госпредприятий, которые либо напрямую гарантируются государством, либо нет, но все понимали, когда давали в долг, что это так. Многие из этих долгов тоже в иностранной валюте, и они более проблемные, чем госдолг Беларуси. С каждым отдельным таким кейсом Минфин разбирается индивидуально, и пока удается лавировать между струйками. Далее все будет зависеть от того, в насколько трагичном положении будут находиться госпредприятия и насколько надо будет напрямую переписывать их долг на государство, — дополняет эксперт BEROC, подчеркивая, что даже с учетом груза долгов госпредприятий рано говорить о неминуемом дефолте в 2021 году.

Вероятность дефолта Беларуси на международных рынках нередко тесно связана с тем, как аналитики оценивают готовность России помогать Минску, считает Лев Львовский. Именно потому, что экспертное сообщество верило в то, что Москва придет Беларуси на подмогу, риски дефолта воспринимались как минимальные.

— Думаю, что изменения в оценке аналитиков насчет Беларуси связаны с тем, что они начали в большей мере сомневаться в постулате, что Россия продолжит [оказывать] любую помощь Беларуси. Но это вопрос уже политологический.

Большая часть госдолга Беларуси как раз перед Россией, поэтому дефолт маловероятен и как политическое решение, считает эксперт.

Иными словами, Беларусь движется по траектории, которая в более отдаленной перспективе ведет к признанию неплатежеспособности страны, однако в 2021 году страна не будет вынуждена решать эту задачу.

Последнее в рубрике