Растаев: «Кто после этого скажет, что мы живем не в романе Кафки?»
02.08.2019
Дмитрий Растаев, Салiдарнасць

Растаев: «Кто после этого скажет, что мы живем не в романе Кафки?»

Почему наша жизнь – кладезь незамутнённого абсурда.

Мысль о том, что наша цель от рождения – делать Кафку былью, не нова. На эту тему приличные люди начали рефлексировать ещё во времена СССР. Но актуальна она и сегодня – для тех осколков «великого и могучего», которые после его крушения так и не двинулись за цивилизованным миром.

На днях прекрасное в интервью журналу «Государственный контроль» дал глава КГК Леонид Анфимов. Интервьюеру он рассказал, что из 4 тысяч проверок, проведённых его ведомством, только 57 завершились без замечаний.

«С одной стороны, это радует, так как проверяемые оказались чисты перед законом. С другой, настораживает. Может, компетенции проверяющих не хватило для выявления нарушений?» – поделился сомнениями Анфимов, добавив, что «в любом случае «холостые» проверки не красят контролеров».

Это напомнило мне недавний разговор с одной предпринимательницей, приоткрывшей занавес подноготной отечественных проверок.

Зашёл я как-то подстричься в небольшенькую цирюльню – такую, где хозяйка, сама себе и директор, и мастер, и уборщица. Ну, а пока шла стрижка, разговорились мы под щёлканье ножниц. То, сё, кино, Басё…

А это было как раз после того, как гарант отечественной стабильности в очередной раз пошёл топить за раскрепощение бизнеса (он его который год уже «раскрепощает», всё никак раскрепостить не может), требовал «уйти от практики необоснованных проверок».

Ну, я и говорю полувсерьёз, полушутя – вам, бизнесменам, теперь лафа, вас теперь меньше, небось, проверяют. «Ага, – рассмеялась парикмахерша. – Мы этих баек уже наслышались, и этой «лафы» уже нахлебались». И рассказала мне историю, произошедшую как раз после президентских разносов.

Пришла к ней в салон проверяющая. Неважно, из какого ведомства – негласная цель проверок у нас чаще всего одинакова: содрать побольше штрафов. Ну, порыскала она, порыскала, никаких нарушений не нашла. Но уходить не торопится, переминается с ноги на ногу. «Что-то не так?» – интересуется хозяйка. «Да понимаете, – отвечает та. – Если я у вас ничего не найду, с меня голову снимут».

– Так мы полчаса с ней потом сидели, вспоминали разные нормативки, и, в итоге, она меня оштрафовала за ведро, которое как-то не так было оформлено, – усмехается парикмахерша. – И выписала мне штраф по минимуму.

От удивления я чуть с кресла не свалился.

– А просто взять и послать её вы не могли?

– Могла. Но она ж бы зуб на меня затаила, и потом всё равно бы за что-нибудь да штрафанула, но уже по-полной. Так пусть лучше за какую-нибудь мелочь штрафует по минимуму. Да и жалко мне её стало – им ведь и правда за это влетает.

То есть высочайший наказ – «если основания для проверки не подтвердились, то вы должны за это отвечать» – наши проверяющие, похоже, поняли по-своему. А бизнес мало того, что боится им перечить, так ещё и сердобольно входит в положение, жалеет.

И вот кто после этого скажет, что мы живём не в романе Кафки?

По мотивам этой истории можно было бы снять короткометражный фильм – и он на любом кинофестивале взял бы увесистый приз. И критики бы ещё языком потом цокали – мол, ах, ах, какая богатая у автора фантазия! Это ж надо было так завернуть: жертва, жалея палача, вместе с ним выдумывает повод для казни! А это не фантазия вовсе и не заворот – это наша белорусская жизнь, кладезь незамутнённого абсурда.

Возможно, 57 «чистых» проверенных, которые так огорошили товарища Анфимова, это те самые бессердечные куркули, те равнодушные вшивые блохи, которые не проявили жалости к бедным контролёрам и не стали выдумывать нарушений себе на штраф. Денег им, понимаешь ли, жалко на штрафы – а то, что контролёрам потом отдуваться за их чистоту, этим чистюлям до лампочки. Не по-белорусски это, ох, не по-белорусски.

Последнее в рубрике