Протесты в Москве «заразны»? Что происходит в российской столице и чего ожидать
31.07.2019
TUT.BY, фото: Reuters

Протесты в Москве «заразны»? Что происходит в российской столице и чего ожидать

В Москве с середины июля проходят акции протеста из-за отказа ЦИК зарегистрировать независимых кандидатов в депутаты Московской городской думы. Во время последней — 27 июля — в центре российской столицы задержали около 1400 человек.

TUT.BY объясняет, почему россияне вышли на один из самых массовых протестов за последние годы и «заразны» ли протесты для остальной страны.

1. Что произошло в Москве?

8 сентября в столице России должны пройти выборы в Мосгордуму. Чтобы участвовать в выборах, потенциальный кандидат должен собрать 3% подписей жителей округа, где он баллотируется. В среднем это около 5 тысяч подписей.

Кандидаты от либеральной оппозиции — Любовь Соболь, Илья Яшин, Дмитрий Гудков и другие — выполнили это требование закона, но в регистрации в кандидаты им отказали с аргументом, что часть подписей недействительна. При этом где-то действительно находили ошибки в подписных листах, но в большинстве случаев доходило до абсурдного: некоторым сказали, что за них подписались несуществующие люди, а Соболь — что подпись ее родной сестры за нее поддельная.

20 июля на проспекте Сахарова в Москве устроили митинг с требованием зарегистрировать независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму. В акции, по данным проекта «Белый счетчик», приняли участие 22,4 тысячи человек. Этот митинг был согласован. На нем же политик Алексей Навальный выступил с призывом выйти к мэрии 27 июля, если все независимые кандидаты не будут зарегистрированы.

После акции 20 июля у независимых кандидатов полиция провела обыски, Любовь Соболь объявила голодовку до момента, пока не получит регистрацию, Алексея Навального арестовали на 30 суток.

Тем не менее 27 июля в центре Москвы на несанкционированную акцию собралось несколько тысяч человек. Накануне акции московская прокуратура начала административное расследование в отношении 15 независимых кандидатов. Некоторые из них — Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Любовь Соболь, Иван Жданов — были задержаны еще до начала протестной акции.

Задержания в центре города начались еще до старта акции. По данным полиции, в митинге приняло участие 3,5 тысячи человек. Неофициальные данные указывают цифру в несколько десятков тысяч. В итоге акция стала рекордной по числу задержанных: было задержано около 1400 человек, часть из которых при задержании получили травмы различной степени тяжести.

2. Выборы в Мосгордуму так важны?

Политолог, доцент департамента политических наук ВШЭ Александр Кынев считает, что на улицы Москвы люди вышли из-за чувства несправедливости, поскольку российская власть в очередной раз показала, что законы, которые она сама и пишет, на нее не распространяются.

— Началось все с несправедливости: с того, что власть продемонстрировала, что закон (обязывающий кандидатов в депутаты собирать подписи за свое выдвижения), который они сами написали для себя, чудовищный и плохой, тем не менее, для них самих не писан, и тех, кто не собирал [подписи] мы зарегистрируем, а тех, кто провел тяжелую кампанию с огромным количеством людей, совершил невозможное — их демонстративно не регистрируем. Вот и все, вот и ощущение массовой несправедливости, — рассказал в эфире «Эхо Москвы» Кынев.

Политолог отмечает: этот протест уникальный, поскольку не связан с ростом тарифов, повышением цен или ухудшением уровня жизни россиян.

— Акция оказалась самой массовой из несанкционированных в условиях, когда все публичные лица были задержаны или вызваны на допрос, то есть не присутствовали [на акции], и по сути дела, мы наблюдали гражданскую самоорганизацию: люди сами делились на группы, переходили с улицы на улицу. Это уникальный формат, которого не было никогда. И мы видим две недели (с 14 июля, когда в Москве прошла первая акция против недопуска независимых кандидатов на выборы. — Прим.TUT.BY) фактически перманентных политических акций, связанных с недопуском кандидатов на выборы. Это беспрецедентно. Эта гражданская активность связана с темой справедливости, неуважения гражданских прав. В этом смысле это абсолютно уникальная история, и она будет продолжаться, — сказал Кынев.

Доктор экономических наук, политолог, автор книги «Несовременная страна. Россия в мире XXI века» Владислав Иноземцев в интервью «Радио Свобода» разъяснил, что массовый протест в Москве 27 июля был «подготовлен» всеми предшествующими событиями.

— Мы видели уже политизацию в Москве на протяжении нескольких лет. Масштаб его, конечно, превышал те размеры, которые власть ожидала и который многие эксперты ожидали. В этом отношении это не очень хороший знак, что, с одной стороны, протест со стороны граждан был абсолютно мирным, здесь не было никаких попыток насильственных действий в отношении полиции. С другой стороны, Москва и Санкт-Петербург — политизированные города, мы видели в Питере очень много выступлений в связи с нерегистрацией кандидатов на муниципальных выборах в прошлом месяце.

То есть я думаю, что это вполне ожидаемые явления. Вопрос заключается фундаментальный в том, насколько оно примет еще большие масштабы в ближайшее время, сможет ли эта база протеста расшириться и последуют ли подобного рода выступления, допустим, в ближайшую неделю или в какой-то обозримой перспективе, — сказал Иноземцев.

3. Почему этих пару человек вообще не хотят регистрировать? Их же все равно меньшинство

В интервью изданию «Ведомости» близкий к Кремлю источник говорит, что отправной точкой для решения о нерегистрации оппозиционных кандидатов в Мосгордуму стал отрицательный опыт, полученный властями, когда внутриполитическим блоком Кремля руководил нынешний председатель Госдумы Вячеслав Володин. Тогда господствовала концепция, что оппозиционеров к выборам допускать можно.

 «С одной стороны, допуск должен был снять претензии оппозиции к легитимности выборов, с другой — оппозиционеры не должны были набрать много голосов и это их политически похоронило бы», — напоминает собеседник издания.

Но в 2013 году Алексей Навальный набрал на выборах мэра Москвы более 27% голосов, что позволило ему перейти на другой морально-политический уровень и превратило в федерального политика; затем многие оппозиционеры избрались в Москве муниципальными депутатами — это повысило и их статус.

И если бы сейчас оппозиционерам позволили баллотироваться, они могли повысить свой статус самим фактом участия в выборах, а в 2021 году — претендовать на места в Госдуме, продолжает собеседник «Ведомостей»: «Нельзя было пустить их сейчас, чтобы не пришлось потом с еще большими издержками блокировать через два года». Уверенности в поражении оппозиционеров на выборах в Мосгордуму у властей не было, признается он: избиратели стали малопредсказуемы.

4. Что будет дальше?

После митинга в субботу независимые кандидаты призвали россиян выйти на очередную акцию 3 августа. А уже через два дня кандидатов стали арестовывать на «сутки».

30 июля Либертарианская партия, выступающая организатором митинга за свободные выборы 3 августа, сходила на переговоры в мэрию Москвы, чтобы получить разрешение на акцию. Но мэрия отказалась согласовать митинг на трех предложенных организаторами площадках — на Новом Арбате, у здания ФСБ на Лубянке и у мэрии Москвы на Тверской, пишет «Медуза».

Организаторы, в свою очередь, отказались митинговать на проспекте Сахарова, где предлагала мэрия, и отозвали свою заявку на проведение акции.

Одного из лидеров партии, Михаила Светова, сразу после выхода с переговоров задержали.

Александр Кынев считает, что если власть не пойдет на диалог, не будет никаких попыток создать «механизм выхлопа пара», чтобы люди почувствовали, что их хоть как-то пытаются услышать и учесть их мнение, протесты будут продолжаться.

— Думаю, будет продолжаться это и в августе. Если во власти есть умные люди, они должны были понять, что любая попытка какого-то давления в условиях политизации, будет вызывать ответную политизацию и новые формы, — сказал «Эху» политолог.

По мнению Кынева, волна протестов может перекинуться и на регионы во время парламентских и губернаторских выборов.

— Те, кто сейчас это делает [власти], защищая честь мундира и говоря, что не хотят видеть Иванова и Сидорова в некоем избирательном органе, создают себе на порядок более сложные, долгоиграющие проблемы, которые аукнутся в этом году, следующем, 2021 и 2024-м, — говорит Кынев.

По мнению Владислава Иноземцева, «до дна еще очень далеко» и российская власть действовала, хотя и жестко, но в рамках каких-то понятных ей парадигм, то есть в данном случае никаких экстраординарных случаев насилия не происходило. При этом политолог не считает, что протест выйдет за рамки столицы.

— Общество, скорее всего, пока еще далеко не готово присоединиться к митингующим в Москве. Мне кажется, что движение 2011−12 годов было более массовым, с одной стороны, с другой стороны, оно накладывалось на какой-то общий позитивный, по крайней мере более нейтральный, скажем мягко, фон, чем сегодня. Потому что вектор развития при краткосрочном президентстве Медведева все-таки шел на большую открытость и большую демократизацию, власть быстро пошла на уступки после первой Болотной. Но сейчас ситуация совершенно другая, вектор направлен в противоположную сторону.

Я думаю, что протест будет наталкиваться на все более и более жесткое сопротивление со стороны властей. Поэтому где установится равновесие, к чему это приведет, сейчас сказать, конечно, очень сложно. Но то, что такой массовый протест стал поражением власти, не мэрии, безусловно, Кремля в первую очередь, — это очевидный факт. Каким-то образом власть должна на это реагировать. Если она попытается сделать вид, что ничего вообще не было, — это, конечно, будет самым глупым шагом с ее стороны, — рассказал «Свободе» Иноземцев.

Последнее в рубрике