Протесты на территории Беларуси: наши предки терпели, молили, но если не помогало — брали вилы
05.10.2020
Сергей Трефилов, Комсомольская правда в Белоруссии, фото: Фото: Книга «Беларусы ў здымках Ісака Сербава»

Протесты на территории Беларуси: наши предки терпели, молили, но если не помогало — брали вилы

Судя по белорусской истории, «можа, так і трэба» — совсем не о белорусах. Узнали, как деды и прадеды выходили протестовать из-за хлеба, закрытия церквей и насилия помещиков.

— В традиционной картине мира белорусский крестьянин был внизу социальной иерархии, зависимым от панов, священников и торговцев, — объясняет кандидат исторических наук Сергей Грунтов. — Правда, зависимость - прежде всего финансовая — воспринималась как данная Богом. А вот злоупотребление этой зависимостью могло вызвать открытый протест.

— И в чем протест мог выражаться?

— Крестьяне отводили душу в символическом насилии — рассказах, где им удавалось перехитрить, унизить, а то и побить арендатора, священника или пана. Но в острые моменты толпой шли к пану, падали на колени, молили одолжить хлеб для посевной в голодный год. Если не помогало, нередко брали вилы и шли громить и даже сжигать имение. К тому моменту люди понимали: терять нечего — после неповиновения пришлют войска, многих ждет каторга. Так что протест у предков — это опыт пересечения тонкой границы терпения, которое кажется безграничным.

— Часто ли протесты выходили за пределы деревень?

— Если добиться чего-то у помещика не удавалось, крестьяне шли за правдой в ближайшие города с волостным или уездным правлением. Например, в 1861-м ходили слухи, что царский Манифест об отмене крепостного права обнародован не полностью. Это вызвало волнения, во время одного из них крестьяне собрались в уездных Пружанах, требуя обнародования тайной части манифеста. В город даже прибыл вице-губернатор объяснять документ и то, что дополнений к нему нет.

— Но порой локальные протесты перерастали в целые восстания…

— Известный пример — Кричевское восстание 1743-1744 годов, где погибло несколько сот крестьян, шли погромы, поджоги, разграбляли имения. В этих краях арендаторы, стремившиеся получить максимальный доход, довели полученных с землей крестьян до полного обнищания, был и физический произвол. Так, одного из будущих лидеров восстания, Василя Ващилу, который вез жалобу владельцу имения, схватили люди арендатора на дороге, избили и бросили в острог. Ну а вскоре крестьяне уже штурмовали ближайший город…

— Но чаще в основе недовольства крестьян все же лежало ущемление их экономических интересов?

— Как правило. Но значение имел и религиозный фактор. Скажем, при ликвидации униатства в 1839 году на наши земли даже вводили допформирования военных, брали под особый контроль Полоцк, Жировичи и Вильно. В ряде небольших приходов крестьяне не хотели идти в православные церкви, принуждая священника служить по-старому. Их усмиряли казаки, применяли и физические наказания. В СССР в деревнях верующие нередко отстаивали у местных властей церкви, которые подлежали сносу, устраивая дежурства, не подпуская технику. В целом конфликт с религиозным сообществом всегда был одним из самых бесперспективных для любой власти.

Большое значение имеет фактор ущемленного чувства справедливости - зачастую в паре с экономической составляющей. Так, в Борисове в 1932 году произошли хлебные бунты. Тогда сократили нормы выдачи хлеба находившимся на иждивении - в том числе детям. Время было голодное, и эти крохи для многих стали вопросом выживания. Люди собирались у хлебных лавок, а ночью вламывались в них и грабили. Это был протест отчаяния. Даже часть милиционеров, тоже голодных, помогала раздавать добытый грабежом хлеб женщинам в толпе — для детей.

Другой пример - массовые беспорядки в Слуцке в 1967 году. Там возмущенные несправедливым, по их мнению, процессом горожане блокировали суд, сопротивлялись милиции и военным, наконец, сожгли само здание, где погибло несколько человек. Событие выделяется на фоне идиллических 1960-х в БССР.

Шляхта шла на восстания, потому что мирного протеста не было

— Такое ощущение, что наши предки не особо интересовались политикой…

— Ну почему, основным мотивом того же восстания Калиновского 1863-1864 годов было получение политических свобод и восстановление государственности. Наверное, потому мы так часто вспоминаем его, хотя повстанцы, по сути, почти ничего не добились, если сравнить, скажем, со значимостью для истории и современности Беларуси более позднюю по времени борьбу рабочего движения.

Но и в случае с восстанием Калиновского имел большое значение и экономический фактор, о котором редко упоминают. Давайте сравним ситуации. После полного раздела Речи Посполитой в 1795 году практически не было заметных выступлений. Но изменение цен на зерно на мировых рынках в конце первой декады XIX века привело к ухудшению дел помещиков. В результате многие шляхтичи присоединились к наполеоновским войскам, выступив против власти Петербурга. А поскольку шляхта — это военное сословие, то основная форма протеста в ее среде — вооруженное выступление. Впрочем, система того времени других вариантов (кроме жалоб на имя императора) и не предполагала. Этот исторический нюанс — хорошее напоминание о том, как важна возможность мирного протеста в принципе. Иначе единственным способом остается путь насилия и революции, чем существование Российской империи и закончилось.

Правда, с появлением политических партий митинги и демонстрации стали основной формой протеста гражданского населения. Но даже самые мирные вызывали страх у властей.

— И как отвечали власти на протесты?

— Применяли силу. Так, 3 февраля 1927-го в местечке Коссово (нынешний Ивацевичский район) собралась большая демонстрация крестьян из окрестных деревень, которые в том числе митинговали против запрета Белорусской крестьянско-рабочей громады - самой массовой национальной партии своего времени в Западной Беларуси. К ним примкнули местные коммунисты с красными флагами. В ответ польские власти открыли огонь, убив 6 человек и ранив несколько десятков.

31 октября 1905-го на современной Привокзальной площади в Минске около 20 тысяч человек собрались на мирную демонстрацию, требуя гражданских свобод и освобождения политзаключенных. Жандармский полковник Вальдемар-Кольман предложил губернатору Курлову расстрелять митинг. Тот согласился, хотя потом все отрицал. В результате Курловского расстрела погибло более ста человек, около трехсот было ранено. А назавтра на предприятиях Минска началась всеобщая забастовка.

— А что еще известно о забастовках в Беларуси в прежние времена?

— Забастовки возникли с интенсивным развитием индустриализации в последней трети XIX века. Требования выдвигались почти всегда экономические: например, повышение зарплаты или сокращение рабочего дня. В ту пору рабочий день длился 12 - 13 часов (а у текстильщиков все 16!), никаких социальных гарантий не было, а всеобщего избирательного права не существовало. И по тому, что мы имеем сегодня, ясно, сколь многим мы обязаны людям, боровшимся за свои права в то время.

Что касается новейшей истории Беларуси, то наиболее массовыми были забастовки 1991 года, к которым присоединилось большинство минских предприятий, а площадь Независимости собирала стотысячные митинги. В основе недовольства - снова экономическая ситуация. Хотя и требования политических перемен воспринимались как шанс выйти из охватившего СССР кризиса.

«Даць гарбуза» жениху — тоже форма протеста?

— А как у предков выражался протест в семье, в личных отношениях?

— Женщина, которую бьет муж, могла забрать детей и уйти к родителям. Еще по судебным делам XIX века известны случаи, когда причиной личного протеста становилось и ущемленное чувство собственного достоинства. Например, прилюдная порка иногда приводила наказанного к попытке самоубийства. Это можно трактовать как форму протеста, вспоминая более близкие нам по времени самосожжения в Чехословакии после Пражской весны. А вот «даванне гарбуза» — отказ нежеланному жениху — едва ли можно воспринимать как форму протеста в традиционной культуре. Хотя такое действие в современном мире уже стало политическим перформансом.

Последнее в рубрике