Пристрелочный залп новых санкций
25.08.2021
Феликс Мирский, Белорусы и рынок

Пристрелочный залп новых санкций

Санкционное давление Запада, которое, несмотря на бодрые реляции некоторых товарищей, пока практически не ощущается, в ближайшей перспективе могут почувствовать многие белорусы.

Потому что даже первый пакет санкций США, который нужно рассматривать как пристрелочный залп, способен нанести белорусской экономике непоправимый урон.

Ниже ватерлинии

Самые очевидные потери, те, которые проще всего просчитать, понесет, конечно, экспорт калийных удобрений — один из краеугольных камней белорусского внешнеторгового благополучия. Для экспортеров калия прошлый год был не очень удачным: эпидемия коронавируса обвалила цены. И тем не менее продажа калийных удобрений принесла Беларуси 2,4 млрд долларов. В этом году цены выше, а значит, и ущерб будет больше.

С учетом предоставленной 120-дневной отсрочки санкции США вряд ли затронут текущие контракты с Китаем (320 млн в ценах прошлого года) и Индией (224 млн с учетом цен и объемов уже этого года).

Но по значимости на первом месте для «Беларуськалия» не Китай и не Индия, а рынок Бразилии (550 млн за прошлый год). Здесь заключаются не долгосрочные, а разовые контракты. Именно по таким контрактам идет на экспорт большая часть белорусского калия. И эти контракты уже сейчас оказываются под угрозой, потому что 120 дней достаточно для завершения действующих отношений, но если заводить новые, их может не хватить. И отсутствие в санкционном списке Белорусской калийной компании просто дает партнерам дополнительное время, чтобы закончить эти отношения должным образом.

Конечно, даже полное введение американских санкций на белорусские калийные удобрения не будет означать немедленного и стопроцентного прекращения экспорта. Всегда найдутся покупатели, готовые рискнуть в обмен на хорошую скидку, и всегда можно придумать схемы, которые хотя бы на некоторое время могут ввести в заблуждение минфин США. Но все эти схемы потеряют смысл, если Литва исполнит свою угрозу о запрете с декабря транзита белорусского калия.

Уязвимый транзит

Иронично, что прекращением транзита белорусские власти много месяцев пугали Литву как оружием Судного дня. Но, по самым пессимистическим оценкам, литовские потери от прекращения транзита составят десятки миллионов долларов. И это, конечно, не идет ни в какое сравнение с миллиардами потерь, которые грозят белорусской экономике. Потому что из 10 млн тонн калийного экспорта 9,6—9,8 млн тонн проходят через Клайпедский порт.

Можно много и разнообразно рассказывать по телевизору об альтернативных транзитных маршрутах. Телевизор не ответит и все стерпит. Но реальность заключается в том, что альтернативные перспективы доставки белорусского калия очень сомнительны. И не из-за того, что калий будет дороже. Проблема в том, что есть существенные проблемы с альтернативными маршрутами доставки. В российских портах на Балтике просто нет мощностей для перевалки дополнительных объемов калийных удобрений. Из-за этого, кстати, в прошлом году до 30 % собственного российского экспорта калия шло через порты стран Балтии. Российские власти обещают, конечно, расширить возможности портов, но не раньше 2025 года. А до этого «Беларуськалию», видимо, придется делать стратегические запасы или изобрести альтернативные законы физики. Что-нибудь про неэвклидову геометрию или параллельные пространства.

Есть еще, конечно, альтернатива в виде Северного морского пути с доставкой калия из Мурманского порта. Но тут тоже есть маленькие сложности. За прошлый год перевалка грузов через Северный Ледовитый океан составила 33 млн тонн. А экспорт белорусского калия — 10 млн.

Ну и нельзя не учитывать, что зимой Северный Ледовитый океан покрывается льдом, а достаточного количества ледоколов, чтобы их хватило на регулярное сопровождение всех грузов, в России пока не построили. Опять же, обещают, но опять к 2025 году. Да и экономическую целесообразность доставка грузов по Северному морскому пути имеет только в том случае, если доставлять не дальше, чем в Северный Китай, Корею или Японию, и желательно из северных регионов России.

Торговали — веселились

Так что в перспективе потери от американских санкций только на экспорте калийных удобрений могут составить до 2 млрд долларов. Потери для компаний, попавших в санкционный список, тоже будут велики. Но оценить их эффект для экономики в целом сейчас, конечно, невозможно.

Зато очень просто посчитать потери от британских санкций против белорусской нефтепереработки. За прошлый год Беларусь экспортировала в Великобританию топлива на 700 млн долларов. После принятия Евросоюзом санкций против белорусской нефтянки Британия оставалась единственным для белорусских НПЗ окном в Европу. Теперь это окно закрывается, и для выпадающих объемов экспорта нужно искать новые рынки.

Можно, конечно, попробовать поискать покупателей среди африканских друзей, но с учетом плеча доставки и всех отягчающих санкционных обстоятельств белорусские бензин и дизель в этом случае много потеряют в смысле премиальности. А что до украинского рынка, то при текущем уровне политических отношений в Беларуси нужно скорее думать о том, чтобы сохранить уже имеющиеся объемы. А перспективы увеличения поставок в Украину в нынешних обстоятельствах выглядят очень сомнительными.

В общем, оценка общих потерь белорусской экономики от уже введенных санкций не меньше чем в 3 млрд долларов не выглядит слишком смелой. Скорее даже наоборот. И надо понимать, что 3 млрд калийного и топливного экспорта — это лучшие 3 млрд в экспорте Беларуси, потому что это миллиарды с высоким уровнем чистой прибыли. В отличие от экспорта, например, тракторов, где на каждый экспортный доллар нужно вкладывать 50 центов государственных дотаций.

Косвенные последствия

Но, как водится, самый болезненный эффект имеют не прямые, а косвенные последствия санкций. В том числе и потому, что эти последствия трудно предугадать, а значит, к ним невозможно подготовиться.

Еще в июле Raiffeisen Bank прекратил проведение международных переводов для Беларусбанка из-за санкций Евросоюза, хотя содержание санкций прекращения международных переводов не требовало. Но Raiffeisen Bank решил подстраховаться, что довольно разумно, учитывая все меньшую предсказуемость белорусского политического курса. Ведь, имея дело с белорусскими партнерами, нельзя быть уверенным в том, куда пойдет очередной платеж. И если вдруг обнаружится, что деньги пошли на оказание туристических услуг гражданам ближневосточных стран, никому не захочется стать фигурантом уголовного дела о содействии нелегальной миграции. Даже в качестве свидетеля.

Оказалось, что Raiffeisen Bank был просто первой ласточкой. В августе проблемы при проведении международных платежей через систему SWIFT приобрели уже регулярный характер. Причем появились эти проблемы и у попавшего под санкции государственного Беларусбанка, и у вполне себе частного Альфа-банка. В общем, без всякого отключения SWIFT белорусская финансовая система уже начала испытывать проблемы, которые это отключение могло бы ей принести.

Получается, что сотрудничество с белорусскими банками и компаниями несет их иностранным партнерам все больше рисков. Значит, нужны дополнительные протоколы безопасности. А Беларусь, при всем к ней уважении, не играет ключевой роли в системе мировых экономических отношений. Так что проще отказаться от партнерства, чем принимать на себя дополнительные и непредсказуемые риски.

Еще большая проблема состоит в том, что нынешний пакет санкций был всего лишь пристрелочным залпом. Неопределенность формулировок указа Байдена о будущих санкциях против белорусских властей открывает очень широкие возможности для самых разнообразных толкований, потому что, исходя из текста указа, санкции могут быть введены против кого угодно. Начиная с Купаловского театра и заканчивая Национальным банком.

А учитывая репутацию белорусских властей и актуальные политические тренды, можно не сомневаться, что толкования будут точно не в пользу белорусской экономики. По мере того как белорусский кризис превращается в региональную проблему, все больше будет появляться компаний, которые предпочтут на всякий случай минимизировать риски и откажутся от всяких совместных дел с белорусскими партнерами.

Последнее в рубрике