Поверили, что невероятные. Как изменились белорусы за прошедший год?
18.05.2021
Богдана Александровская, DW

Поверили, что невероятные. Как изменились белорусы за прошедший год?

Президентские выборы и последующие протесты помогли жителям Беларуси увидеть себя как нацию, привели к появлению новых политических лидеров и децентрализации культурных инициатив.

Когда в мае 2020 года года белорусский ЦИК объявил о старте президентской кампании, мало кто в Беларуси мог предположить, что она станет настолько знаковой для страны. За прошедший год в Беларуси появились новые лидеры, выросла солидарность в обществе, а ранее безразличные к политике граждане на протяжении нескольких месяцев выходили на массовые акции протеста.

Сейчас в стране часто говорят, что электоральный период и последующие протесты стали причиной кардинальных изменений в белорусском обществе, и как раньше уже не будет.

Так ли это — DW выясняла с белорусскими экспертами.

Появление новых лидеров в Беларуси

Многие изменения в белорусском обществе произошли еще до начала избирательной кампании, просто раньше мы не осознавали их масштаб, говорит социолог белорусского Центра европейской трансформации Оксана Шелест:

— Кампания обнажила эти изменения. Активность, солидарность, креативность, которая вышла на поверхность в тот период, она ведь не появилась за день или два — это результат долгого процесса, который раньше был не так заметен и не касался политических вопросов.

По ее словам, на протяжении десятилетия в стране наблюдалось развитие частного сектора, гражданского общества, альтернативной культуры:

— Мы это видели, но это были отдельные островки, которые не пересекались между собой. Предвидеть, что они смогут мобилизоваться, объединиться и заняться политикой, было довольно сложно, — считает Шелест.

Взрывом и поводом для политической мобилизации стало появление новых персон и лидеров.

—Перед выборами главным вопросом был: если не он, то кто? Учитывая, что политическое поле у нас постоянно зачищалось, появление ярких фигур вроде Бабарико, Цепкало и Тихановского позволило всему разнородному потенциалу соединиться и выйти на поверхность, — поясняет социолог.

О важности новичков в белорусской политике говорит и политолог, член Координационного совета Андрей Егоров:

— Еще одним чудом кампании стала воля команд на объединение и складывание всего социального капитала вместе, этого общество ждало всегда. Символически это выразилось в женском триумвирате, причем важно, что они не были политиками и выступали с минималистичной программой, обещая только восстановление справедливости — идеально пустой сосуд, который вмещал в себя мечты любой социальной группы.

Белорусы поверили, что они невероятные

В целом, по словам Егорова, сейчас общество перешло из состояния социальной атомизации, где все по отдельности противостояли государству и решали вопросы, к социальной мобилизации и росту доверия.

— На протяжении всего 2020 года мы видели проявление массовой солидарности — не только политической, но и социальной в ответ на пандемию. Появились инициативы, люди стали собирать деньги, создавать независимые профсоюзы — люди приняли ответственность за то, что является их общим делом, это феноменальный процесс, — говорит Егоров и отмечает, что государство такую активность старается подавить.

Кроме того, предвыборную кампанию и ситуацию после можно благодарить за то, что она поменяла представления людей друг о друге, и белорусы увидели себя во всей красе, полагает социолог Шелест:

— Белорусов, правда, завел мем про «невероятных» (известное высказывание Марии Колесниковой. - Ред.) — впервые кто-то с высокой трибуны сказал, что вы не «забитые» или «народец», а назвал невероятными, и всем захотелось в это поверить. Белорусы увидели друг друга как нацию, как людей талантливых, красивых и на многое способных.

Поддерживая мысль Шелест, Егоров говорит, что на массовое сознание очень влияет появление новых современных героев.

— Например, Нина Багинская: весь 2020 год она делала ровно то, что и всю свою жизнь — ходила с флагом и никого не боялась, но сейчас она стала символом протеста. Этот опыт невозможно забыть, он является маркером нового самоощущения, — поясняет политолог.

Белорусы и культурное несогласие

Культуролог и медиааналитик Максим Жбанков, наоборот, считает, что после пережитого травматического опыта для всей нации принципиальных открытий не произошло:

— Каждый остался вровень со своими моральными барьерами и ценностями — садисты остались садистами, мягкотелые замерли в ожидании, кто победит, а те, кто были творческими и независимыми, продолжили ими быть, пусть для многих из них это означало эмиграцию.

В целом, по словам Жбанкова, в прошлом году речь шла не столько о политической активизации людей, сколько о практиках культурного сопротивления и несогласия.

— Летом произошло культурное столкновение: новой европейской модели существования, стиля одежды, симпатий и ценностей с той грубой фальсификацией и предельно уродливой политической активностью, которую демонстрировала система, — считает культуролог.

Однако говорить о появлении нового культурного режима в белорусском обществе нельзя.

— Фишка в том, что единственного на всех культурного режима нет, наоборот, происходит размывание авторитарной догматической централизованной модели управления культурой. Это означает, что наша новая культурная реальность становится все более многослойной и мозаичной — это и есть высшее проявление свободы культуры, — говорит Жбанков.

Этот всплеск, по словам культуролога, не может, да и не должен закончится единым большим стилем, ведь сейчас скорее идет процесс разрушения монолитного квазисоветского культурного канона, который белорусам 26 лет вбивали в головы.

Как раньше в Беларуси уже не будет

Отвечая на вопрос, может ли белорусское общество в своем развитии откатиться назад в довыборные времена, политолог Егоров говорит, что у людей изменилось представление о себе, они приобрели новый опыт, и он никуда не денется.

— С другой стороны, люди могут вернуться в состояние политической пассивности, решив, что они проиграли — да, мы классные, но нас покорили и завоевали. Сейчас не получилось, но в следующий раз может быть другой всплеск с другим результатом, — отмечает Андрей Егоров.

Социолог Шелест также считает, что белорусы не смогут вернуться в состояние начала 2020 года и забыть все, что с ними происходило. Кроме того, у властей тоже нет возможности вернуться в то состояние, ведь система идет по пути репрессий, который невозвратен.

— Мы слишком далеко зашли в этом процессе. Когда в стране 370 политзаключенных, тысячи уголовных дел, связанных с протестами и репрессивные законы, откатиться назад невозможно. Но каким будет движение вперед и будет ли путь светлым — это другой вопрос, ответа на который пока нет, — резюмирует Оксана Шелест.

Последнее в рубрике