Получит ли Беларусь коммерческую выгоду от запуска БелАЭС?
18.11.2020
Татьяна Манёнок, Белрынок, фото: Василий Семашко, TUT.by

Получит ли Беларусь коммерческую выгоду от запуска БелАЭС?

Ввод БелАЭС позволит снизить валютную нагрузку на бюджет страны на 500 млн долларов в год, заявило Минэнерго Беларуси. Пока неясно, когда это случится. Тем более, учитывая кредитную нагрузку на масштабную новостройку и связанные с ней инфраструктурные проекты, за которые придется долго расплачиваться.

«Ежегодно на БелАЭС будут производить порядка 18 млрд кВт⋅ч. Валютная нагрузка на бюджет снизится более чем на 500 млн долларов. Выбросы парниковых газов будут уменьшаться более чем на 7 млн тонн в год. Срок эксплуатации станции — 60 лет с возможностью продления до 100 лет», – рассказал министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич во время энергетического пуска первого блока БелАЭС 7 ноября.

Оценка по снижению валютной нагрузки сделана, вероятно, исходя из того, что запуск атомной станции позволит стране снизить ежегодный импорт российского газа на 4,5 млрд куб. м с нынешних 20 млрд куб. м, который страна пока покупает по cогласованной с РФ цене 127 долларов за тыс. куб. м (фактическая цена расчетов – 130-131 долларов за тыс. куб. м).

Отметим, что в 2019 году Беларусь снизила затраты на покупку газа на 2% по сравнению с 2018 годом до 2,637 млрд долларов. При этом закупки газа уменьшились лишь на 0,3% до 20,260 млрд куб. м. Средняя цена российского газа для Беларуси в 2019 году снизилась на 1,6% в сравнении с 2018 годом до 130,180 долларов за тыс. куб. м.

Очевидно, что расчеты Минэнерго о коммерческой выгоде в 500 млн долларов сделаны с учетом полного запуска БелАЭС, который запланирован на 2023 год. Но, во-первых, пока неясно, сколько будет стоить российский газ для Беларуси через два года, – белорусские власти настаивают на снижении цены – вплоть до сближения ее с российской. Во-вторых, уже с 2023 года Беларусь должна начать выплачивать российский кредит за атомную новостройку. Оба этих фактора скорректируют ожидаемую валютную выгоду от атомного проекта.

Также следует учитывать, что Беларусь, еще не запустив в эксплуатацию даже первый энергоблок БелАЭС, уже теряет валютную выручку от экспорта электроэнергии из-за ее бойкота странами Балтии, а также отказа Украины в ее покупке. Всего в 2019 году Беларусь экспортировала через Литву и в Украину 2,370 млрд кВт⋅ч электроэнергии – в 2,27 раза больше, чем в 2018 году, на 123,563 млн долларов – в 2,26 раза больше, чем годом ранее. Таким образом, при оценке коммерческой выгоды атомного проекта следует учитывать и эти потенциальные потери.

Обратим также внимание, что в рамках интеграции БелАЭС в энергосистему страны необходимо ввести в эксплуатацию 800 МВт пиково-резервных мощностей и 836 МВт мощностей на электрокотлах. Резерв мощности необходим, чтобы сбалансировать производство и потребление электроэнергии после запуска БелАЭС. По оценкам Минэнерго Беларуси, интеграция БелАЭС в энергосистему страны потребует около 700 млн долларов.

Кроме того, нужно также учесть затраты на реализацию проекта выдачи мощности и связи БелАЭС с энергосистемой, который включал строительство воздушных линий электропередачи 330 кВ протяженностью 1,033 тыс. км на территории Гродненской, Минской и Витебской области; реконструкцию ЛЭП, строительство новой подстанции 330 кВ «Поставы» и т. д. Этот проект был реализован в рамках контакта между РУП «Гродноэнерго» и ООО «Северокитайская электроэнергетическая проектная компания при китайской электроэнергетической инженерно-консультационной корпорации». Его стоимость – 340,86 млн долларов, при этом на 95% проект профинансирован за счет средств льготного кредита Экспортно-импортного банка Китая и лишь на 5% — за счет собственных средств «Гродноэнерго».

Этот кредит тоже придется возвращать.

Остановка спустя три дня после запуска

Первый ток в единую энергосистему Беларуси энергоблок выдал 3 ноября 2020 года, после чего началось постепенное увеличение мощности реактора до 50% от номинальной. На 7 ноября, за трое суток с момента включения в объединенную энергосистему, с БелАЭС было отпущено 22 млн кВт⋅ч электроэнергии. Что, как заявлялось, позволило Беларуси сэкономить 6,4 млн куб. м природного газа на сумму около 1 млн долларов.

7 ноября электрическая мощность первого энергоблока БелАЭС была увеличена до 400 МВт (реактор первого энергоблока в это время работал на мощности 40%). Согласно программе испытаний, мощность первого энергоблока должна была поэтапно повышаться до проектной – 1190 МВт, а запуск его в промышленную эксплуатацию был запланирован на первый квартал 2021 года.

Однако уже 10 ноября работа БелАЭС была приостановлена в связи с выходом из строя трансформаторов. Хотя Минэнерго отрицает аварийный характер приостановки, называет ее «плановой», тем не менее, подобного рода ситуации бросают тень на стандарты безопасности станции.

Срок запуска БелАЭС пока неясен

В законопроектах о ратификации поправок в соглашения с РФ о сотрудничестве в области строительства БелАЭС, принятых Палатой представителей Национального собрания Беларуси 28 октября, сказано, что первый энергоблок БелАЭС планируется ввести в промышленную эксплуатацию в феврале 2021 года, второй – в мае 2022 года.

В то же время главный инженер БелАЭС Анатолий Бондарь в начале ноября отметил, что первый энергоблок БелАЭС готовится к вводу в эксплуатацию в соответствии с графиком – в конце февраля 2021 года, но этот срок может быть перенесен.

«У нас в графиках стоит конец февраля 2021 год (ввода в промышленную эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС – ред). Но это уже освоение стопроцентной мощности и процедурная, как положено по всей нормативно-правовой документации, сдача в промышленную эксплуатацию с проведением комплексных испытаний. Но я бы хотел назвать срок – конец третьего квартала», – сказал Бондарь в интервью белорусскому гостелеканалу СТВ.

Если срок запуска в эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС будет смещен на конец третьего квартала 2021 года, заметно сэкономить на закупке российского газа Беларусь в следующем году не сможет.

В Беларуси после ввода в строй БелАЭС «складировать» электроэнергию не будут

Изначально БелАЭС должна была не только замещать внутреннюю выработку ТЭС страны, но и работать на экспорт. Однако ни страны Балтии, ни Украина покупать белорусскую электроэнергию не планируют. Россия пока тоже не собирается этого делать – по крайней мере, ни один из сценариев Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики РФ до 2035 года не предполагает импорта электроэнергии из Беларуси.

В этой связи министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич в интервью телеканалу «Беларусь 1» 8 ноября заявил, что БелАЭС строится в первую очередь для нужд Беларуси, но «в то же время белорусская энергосистема готова обеспечить поставку электрической энергии и за пределы страны по конкурентным ценам».

После ввода двух блоков БелАЭС на полную мощность энергосистема Беларуси будет способна вырабатывать на 18 млрд кВт⋅ч электроэнергии в год больше. Это при том, что в 2019 году потребление электроэнергии в Беларуси увеличилось всего лишь на 0,4% по сравнению с 2018 годом до 37,9 млрд кВт.ч.

«Складирования электрической энергии» после ввода в строй БелАЭС не будет», – заявил Каранкевич 8 ноября. По его словам, «это (производство и потребление электроэнергии – ред.) – неразрывный процесс: произвели ровно столько, сколько потребили».

Если не будет экспорта, то производство электроэнергии в стране и после запуска БелАЭС можно увеличить только одним способом – за счет роста внутреннего спроса на электроэнергию.

Правительство Беларуси спрогнозировало, как может вырасти внутренний спрос. Постановлением Совмина от 6 октября 2020 г. № 582 изложен в новой редакции межотраслевой комплекс мер по увеличению потребления электроэнергии до 2025 года c учетом ввода БелАЭС. Предыдущая редакция документа предполагала увеличение электропотребления в стране на 2,713 млрд кВт⋅ч в год, нынешняя – на 2,796 млрд кВт⋅ч в год. То есть за последнее время удалось найти дополнительные резервы внутреннего спроса всего примерно на 800 млн кВт⋅ч.

Документ включает реализацию 178 инвестпроектов на ведущих белорусских предприятиях, реализация которых потребует увеличения энергопотребления (предыдущая редакция документа включала 148 проектов). Это проекты по электрификации участков железных дорог в Беларуси, а также все ключевые проекты предприятий Минпрома и других профильных министерств и ведомств.

Но эти проекты еще предстоит реализовать, что может стать проблемой в нынешней экономической ситуации. Но даже в лучшем случае реализация данных мероприятий позволит лишь на треть восполнить спрос на электроэнергию, которая могла бы появиться в энергобалансе страны после запуска БелАЭС.

Массово выводить из эксплуатации мощности ГРЭС и ТЭС также не будут

Получается, что открытие БелАЭС создает ситуацию перепроизводства электроэнергии в стране при отсутствии ее экспорта и чрезвычайно низкого роста внутреннего спроса на нее. Понятно, что в такой ситуации интегрировать в энергосистему страны дополнительные 18 млрд кВт⋅ч от АЭС невозможно, – ведь энергию на склад действительно не положишь.

Логично предположить, что в сложившейся ситуации белорусским энергетикам придется ограничивать выработку электроэнергии уже действующими энергоисточниками. Сейчас в энергосистеме Беларуси есть энергоблоки, которые работают полвека, однако многие из них за последние годы были модернизированы, в том числе за счет китайских кредитов.

Министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич в июне рассказал журналистам, что модернизация белорусской энергосистемы позволила снизить потребление газа в 2011-2019 годах на 6 млрд куб. м или на 900 млн долларов. За это время проведена реконструкция 25 электростанций, построено и модернизировано около 3 тыс. МВт, или около 30% всех генерирующих мощностей страны. Благодаря в том числе и этим мерам тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей снизились в 1,4 раза. С 2018 года Беларусь полностью отказалась от импорта электроэнергии, заместив ее выработкой на собственных энергоисточниках с меньшими затратами, также укрепила свой экспортный потенциал.

Очевидно, что выводить из эксплуатации недавно модернизированные генерирующие мощности экономически не оправдано.

Первый заместитель генерального директора — главный инженер «Белэнерго» Владимир Бобров на пресс-конференции в июле 2020 года заявил, что в Беларуси после запуска БелАЭС в массовом масштабе выводить из эксплуатации мощности ГРЭС и ТЭС и сокращать на них персонал не будут.

«Мы не будем в большом количестве демонтировать оборудование и сокращать персонал. После запуска (первого энергоблока – ред.) БелАЭС должно быть готово к работе и находиться в резерве 1200 МВт мощностей. Если потребуется плановый ремонт одного блока АЭС или второго блока, то у нас в резерве должно быть 2400 МВт. Таким образом, пока не будет отработана фактическая модель нового оборудования, никаких действий по выводу оборудования из энергосистемы, естественно, не будет», – подчеркнул Бобров.

Вместе с тем, в июне 2019 года в интервью ведомственной газете «Энергетика Беларуси» Бобров называл проблемы, с которыми столкнется белорусская энергосистема после запуска БелАЭС. По его словам, «достаточно сложным» является обеспечение устойчивой работы АЭС при одновременной надежности энергосистемы в целом. Это обусловлено особенностями белорусской энергосистемы, в которой теплоэлектроцентрали и конденсационные электростанции по установленной мощности делятся в соотношении примерно 50/50.

«Сегодня мы видим, что после ввода АЭС в эксплуатацию в зимний период у нас будут работать ТЭЦ, а блоки крупных конденсационных станций будут из работы выводиться. В летний период ситуация будет противоположной – в работе в основном будут находиться конденсационные станции», – отмечал Бобров.

Ранее он указывал на проблемы, которые могут возникнуть в этой связи. «В ближайшем будущем более 50% от общего объема электропотребления будут обеспечиваться за счет Белорусской АЭС. В такой ситуации электростанции, работающие на органическом топливе, будут выполнять вспомогательные функции по обеспечению электроснабжения», – заявил Бобров.

Как следствие, новая ситуация после ввода БелАЭС приведет к ухудшению экономики областных энергообъединений. «С вводом в эксплуатацию Белорусской АЭС изменятся не только режимы работы, но и объемы отпускаемой потребителям товарной продукции. Следовательно, снизятся и доходы областных энергосистем. Постоянная затратная составляющая при этом не изменится – оборудование есть, амортизационные отчисления остаются, персонал продолжает работать», – рассказал Бобров.

Таким образом, нельзя исключить, что в перспективе действующим ГРЭС и ТЭС в режиме полного функционирования БелАЭС может потребоваться господдержка. Поэтому говорить о существенной коммерческой выгоде атомного проекта для Беларуси пока не приходится.

Последнее в рубрике