Подогрев или перегрев? Десять американских экономистов — о вероятности долларовой инфляции
12.04.2021
Борис Сумароков, Office life

Подогрев или перегрев? Десять американских экономистов — о вероятности долларовой инфляции

Приняв антипандемический «план Байдена» на 1,9 трлн долларов и готовясь принять еще два (инфраструктурный и социальный) суммарно на 3–4 трлн долларов, Америка с начала 2021 года только и говорит о том, грозит ли ей инфляция.

Официальная точка зрения на этот вопрос сводится к двум пунктам: 1) инфляции не будет; 2) если инфляция будет, то недолго и бояться ее не стоит. А что думают по этому поводу экономисты?

The New York Times (NYT) провела опрос среди 10 экономистов, попросив их поделиться инфляционными (или антиинфляционными) прогнозами и аргументами.

NYT — это самый что ни на есть американский мейнстрим, еще пару десятилетий назад издание считалось «золотым стандартом» англоязычных СМИ. И сейчас газета еще держит марку: публикация результатов опроса сопровождена краткими пояснениями используемой терминологии, которые мы опустим ради экономии объема. Вопрос, заданный NYT экономистам, сводится к тому, какой уровень инфляции в течение какого периода времени или какие иные события (колебания на рынках облигаций или валютных рынках) сигнализируют об опасности для экономики — о том, что СМИ сейчас называют «перегревом». Office Life в сокращении воспроизводит девять мнений опрошенных NYT экспертов — точке зрения десятого, экс-министра финансов США Ларри Саммерса, заварившего всю эту кашу, будет посвящена отдельная публикация.

Оливье Бланшар, старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона, бывший главный экономист МВФ:

— Я понятия не имею, что происходит с инфляцией и ставками, потому что они находятся в той части пространства, в которой мы очень долго отсутствовали. Неопределенность в отношении мультипликаторов, неопределенность в отношении мягкотелости ФРС, неопределенность в отношении того, какая часть пакета в размере 1,9 трлн долларов окажется постоянной, неопределенность в отношении размера и финансирования инфраструктурного плана. Все, что я знаю, — это то, что с любой из этих составляющих что-то может пойти не так.

Джулия Коронадо, президент MacroPolicy Perspectives, экс-экономист ФРС:

—Мы должны увидеть предпочтительный показатель базовой инфляции ФРС, поддерживаемый на уровне выше 3% в течение нескольких лет и, что важно, согласованный с ростом зарплаты, с ростом инфляционных ожиданий, прежде чем начать беспокоиться о том, что ФРС потеряет контроль над своим мандатом на стабильные цены. При этом сценарии доходность долговых облигаций должна была бы поддерживаться на уровне значительно выше 4%. Странно, что в течение многих лет экономисты жаждали лучшего сочетания денежно-кредитной и фискальной политики, а теперь, когда оно достигнуто, среди некоторых экспертов бытует мнение, что она должна закончиться катастрофой. Я более оптимистично смотрю на макроэкономические перспективы, чем когда-либо за долгое время, и гораздо больше сосредоточена на оздоровлении рынка труда, чем на любой угрозе инфляции.

Брэд Делонг, Калифорнийский университет, Беркли:

— ...Если бы ФРС достигла своей цели по инфляции (2% в год. — Прим. ред.), уровень цен был бы на 9,6% выше, чем сейчас. Когда совокупное превышение базовой инфляции более 2,5% в год составит 9,6%, вот тогда приходите и спрашивайте меня о том, является ли политика ФРС чрезмерно инфляционной... У нас есть другие, гораздо более важные экономические проблемы, заслуживающие беспокойства, чем риски чрезмерной и разрушительной инфляции.

Венди Эдельберг, директор проекта Гамильтона в Брукингском институте, бывший главный экономист Бюджетного управления Конгресса США:

— Думаю, существует консенсус насчет того, что экономика будет сильно расти начиная с IV квартала 2021 года и инфляция будет расти. Я тоже считаю (хотя здесь нет единого мнения), что степень экономической активности временно поднимется выше своего устойчивого уровня на некоторое время, а инфляция превысит целевой показатель ФРС. Если вы хотите назвать это перегревом, я думаю, что это не проблематично... Компенсация некоторой потерянной экономической активности выгодна.

...Нет достоверного прогноза временного перегрева или инфляционного давления, который бы беспокоил меня. Например, я думаю, что мы можем поднять занятость намного выше ее среднего уровня в течение нескольких кварталов. То же самое и с использованием производственных мощностей. Я не думаю, что кто-то будет слишком удивлен, увидев массовую инфляцию цен на авиабилеты. Вместо этого я беспокоюсь, если мы начинаем видеть признаки того, что люди, бизнес и финансовые рынки реагируют на уровень перегрева, оценивая его как постоянный...

Я бы беспокоился о буме жилищного строительства или буме коммерческой недвижимости. Я бы беспокоился о значительном увеличении левериджа по всей экономике... С другой стороны, если финансовые рынки начнут рассматривать перегрев как постоянно нарастающий, мы можем увидеть, как инфляционные ожидания поднимутся до тревожных уровней — намного выше цели ФРС. Я бы беспокоился о доверии ФРС, если бы долгосрочные ожидания упрямо оставались выше значения 2019 года, скажем, на половину процентного пункта.

Остан Гулсби, экономист школы бизнеса Бута Чикагского университета, экс-председатель Совета экономических консультантов Белого дома:

— Наиболее очевидный показатель перегретой экономики — устойчивая и растущая инфляция. Вы должны увидеть, что цены быстро растут, и рост должен начать ускоряться. Это должно отражаться на зарплате и ценах и не должно носить временный характер: сперва 3%, потом 4%, потом 5% и т. д. В основном предсказывают повторение 1970-х гг., поэтому просто посмотрите, как инфляция ускорилась в 1970-х.

Джейсон Фурман, гарвардский экономист, экс-председатель Совета экономических консультантов Белого дома:

— В конечном счете нас беспокоит результат в реальной экономике, заключающийся в быстром росте в 2021 году, за которым следует значительный разворот в 2022–2023 гг. с чем-то вроде рецессии, отрицательного роста или значительного увеличения уровня безработицы...

Инфляция в размере 2–2,5% во II полугодии 2021 года или в четырех кварталах 2022-го в годовом исчислении была бы желательной... Инфляция выше 3,5% создала бы значительный риск макроэкономических реакций, провоцирующих нестабильность и проблемы в экономике.

Десятилетняя номинальная процентная ставка, поднимающаяся выше 3% в 2021 году, должна дать нам некоторую паузу, а ее повышение выше 4% — увеличить вероятность существенной коррекции курса фискальной политики. Наконец, не ближайшая мера, а общие опасения заключаются в том, что перегрев может произойти без значительного снижения уровня безработицы. Если, например, люди не возвращаются быстро на рынок труда и безработным требуется некоторое время, чтобы найти работу, то вы можете перегреться даже при уровне безработицы 4,5–5%. Это было бы худшим сценарием.

Грегори Мэнкив, гарвардский экономист, экс-председатель Совета экономических советников Белого дома.

— Я бы сказал, что экономика перегревается, если бы ВВП поднялся выше потенциального ВВП, а базовая инфляция (ИПЦ без учета продуктов питания и энергии) — выше 3% за 12-месячный период. Инфляция не нарушала этот порог уже четверть века. Такой перегрев может быть временным.

Клаудия Сам, старший научный сотрудник Института семьи Джейн, экс-экономист ФРС:

— Чтобы ощутить перегрев, вам нужно войти в инфляционную спираль. Нет никакого магического числа! Дело не в том, что если инфляция превысила 5%, то вы перегреваетесь. Для меня перегрев — это инфляция, которая начинает и продолжает расти. Инфляция — это медленная динамика... Обычно вы видите, что она поднимается на пару десятых процента, затем еще на пару десятых, а затем начинает подниматься на полпроцента, если ситуация действительно начинает выходить из-под контроля. Когда это продолжается по нарастающей, вы перегреваетесь.

...Если к концу 2022 года мы увидим показатель инфляции в размере 3%, и процесс пошел — сейчас мы находимся на уровне 1,5% инфляции, — если к концу 2021 года показатель поднялся до 2,6%, а затем продолжил расти и приблизился к 3% к концу 2022 года, притом что уровень безработицы полностью восстановился, — вот тогда да, возможно, мы слишком сильно толкаем экономику. Пора сбавить скорость и нажать на тормоза.

Майкл Штамм, директор по экономической политике Американского института предпринимательства:

— У меня есть отдельный взгляд на то, что было бы хорошо для экономики и на то, что ФРС могла бы терпеть. Трендовая инфляция в размере 2,5–3% была бы политической победой... Но если это среднее значение начнет подниматься выше 3%, то я начну беспокоиться — независимо от поведения рынков. Если рыночные инфляционные ожидания на пятилетней безубыточности поднимутся выше 3%, а ожидания, основанные на пятилетнем форварде, превысят 2,5%, я начну беспокоиться, независимо от поведения фактической ценовой инфляции. Меня больше всего волнует, что ФРС не сможет твердо держаться в рамках, описанных выше, особенно при наличии пузырей на финансовом рынке».

Вывод

Таким образом, цвет американской экономической мысли начнет нервничать насчет перегрева экономики лишь при инфляции более 3%, нарастающей на протяжении нескольких ближайших лет, при доходности долговых облигаций выше 4%, на фоне сохранения проблем с занятостью и пузырей на фондовых рынках.

Последнее в рубрике