Почему власти не могут возвратить белорусское общество в прежнее состояние
30.11.2020
Константин Скуратович, Белрынок, фото: ИТАР-ТАСС

Почему власти не могут возвратить белорусское общество в прежнее состояние

Люди воспринимают мир в понятиях, знаках и символах. Причем все они трактуются очень произвольно, хоть в индивидуальном мировосприятии, хоть в общественном сознании. Истинные или ложные, они существуют до той поры, пока удовлетворяют реальные потребности реальной жизни.

Правда, иногда случаются перекосы, а вслед за ними – разного рода пертурбации.

Например, по весне вместе с пандемией коронавируса пертурбации начались в Беларуси. Ее власти на угрожающую ситуацию отреагировали не просто, а очень просто. Заявили, что никакого вируса нет, а есть вселенский психоз по этому поводу. Мол, мир, к сожалению, сходит с ума, но белорусам, людям бедным, безумствовать нет ни причин, ни поводов. Они всегда лечились трудотерапией и народными средствами. Власти по инерции обязали общество, как бы это сделала любая агрохунта любой страны, без потерь и вовремя убрать урожай, который традиционно ожидался самым весомым в истории.

Отмахнувшись таким образом от пандемии, сконцентрировав ресурсы на полях и фермах, власти вполне традиционно отнеслись и к предстоящим перевыборам самих себя на предстоящий срок, которые на самом деле уже традиционно превратились в рутинное мероприятие, которое чуть ли не автоматически подтверждало их легитимность и открывало необозримые перспективы в будущем.

В общем, никакого специального меморандума не готовили, в обычном режиме содержали свои политтехнологические и прочие подсобные силы в казармах, избегая публичной демонстрации на самом деле накопленных ими специальных средств. Штатные идеологи на предприятиях, в вертикальных структурах и в государственных СМИ, правда, постоянно тиражировали сталинский классический миф о том, что при его власти народу стало жить и легче, и веселей. Что касается собственно перевыборов, то сам Лукашенко не уставал черпать из наследства самого великого из советских вождей.

Лукашенко, разумеется, не Сталин, не подходит, что называется, ни по количеству, ни по качеству, но по диктаторской своей природе – вполне. В своих конституционно-выборных заявлениях он постоянно цитирует вождя. Возьмем для примера речь Сталина 11 декабря 1937 года перед избирателями. В ней он очень высоко оценил власть и самого лично, поблагодарил за доверие и рассказал, чем советские выборы отличаются от остальных. По его мнению, предстоящие выборы в ВС СССР будут не только всеобщими, равными, тайными и прямыми, что имеет большое значение, но они будут проведены как наиболее свободные выборы и наиболее демократическими в сравнении с выборами любой другой страны мира.

Дословно: «Всеобщие выборы проходят и в некоторых капиталистических странах, так называемых демократических. Но в какой обстановке там происходят выборы? В обстановке классовых столкновений, в обстановке классовой вражды, в обстановке давления на избирателей со стороны капиталистов, помещиков, банкиров и прочих акул капитализма».

Что называется, против лома нет приема: «Нельзя назвать такие выборы, даже если они всеобщие, равные, тайные и прямые, вполне свободными и вполне демократическими».

Этот тезис чаще всего эксплуатируется Лукашенко. В его развитие утверждается, что в его Беларуси, наоборот, выборы проходят в совершенно другой обстановке, поелику «у нас нет ни капиталистов, ни помещиков, стало быть, и нет давления со стороны имущих классов на неимущих».

Незатейливо, но со вкусом. Правда, эта искусственная мыследеятельная конструкция разваливается, если классовые принципы применить к номенклатуре Лукашенко, к нему самому, к его семейству. Со временем она должна была развалиться и развалилась. Неожиданно для всех, что и показали выборы. В стране давно нет независимой социологии, поэтому власти не могли определиться со своими рейтингами, противники тоже блуждали в потемках – одни привычно призывали избирателей к бойкоту, иные традиционно готовились к спойлерству, но нашлись и такие, кто серьезно отнесся к процессу и увидел в нем шансы на успех.

Что объединяло всех – это вера, что предстоящие выборы не будут честными.

 

Например, еще в марте текущего года БДИПЧ ОБСЕ опубликовало финальный отчет по результатам наблюдения за парламентскими выборами в ноябре 2019 года в Беларуси, в котором содержались 32 рекомендации по совершенствованию избирательного процесса в стране. По мнению авторов документа, это помогло бы привести процедуру выборов «в полное соответствие с требованиями ОБСЕ и другими международными обязательствами демократических выборов».

В качестве первоочередных для выполнения назывались 9 рекомендаций. В частности, властям рекомендовалось гарантировать кандидатам, избирателям и наблюдателям реализацию их гражданских и политических прав, не опасаясь наказаний, мер административного и воздействия и запугивания. А в случае нарушений прав участником процесса властям рекомендовалось оперативно расследовать заявления о подобных фактах и реагировать на них.

Многие понимали, что Лукашенко не хочет и не может принять рекомендации БДИПЧ. С одной стороны, налаженный им процесс казался совершенным, с другой стороны, он не поддавался модернизации вообще, поскольку уступка избирателем даже в мелочи способно была породить брожение.

В общем, сделалось, как хотелось, а получилось абсолютное не то. В результате власти не могут возвратить общество в прежнее состояние, не могут провести новые «честные выборы», не имеют возможностей изменить ситуацию в свою пользу.

Проблематично, что общество удовлетворится от них полной политкорректной капитуляцией.

Последнее в рубрике