Почему в стране, «победившей» коронавирус, запрещены партнерские роды
21.07.2020
Татьяна Гусева, Салiдарнасць, фото CityDog.by

Почему в стране, «победившей» коронавирус, запрещены партнерские роды

Что делать тем, кто сейчас ждет ребенка и хочет рожать с партнером?

Во время эпидемии COVID-19 белоруски лишились возможности рожать с партнером на неопределенный срок. Что делать тем, кто сейчас ждет ребенка и хочет рожать с партнером?

В рамках спецпроекта «Уязвимые Х2» Вероника Завьялова — основательница проекта «Радзіны», эксперт по правам и потребностям женщин в беременности и родам, мама двоих детей — рассказывает в интервью «Салідарнасці» о том, как запрет партнерских родов нарушает право женщины в родах, и является ли это адекватной мерой.

«Радзіны» — информационно-образовательный проект, созданный для поддержки женщин в получении положительного опыта беременности и родов, поиске и создании условий для «нормальных» физиологичных родов, поддержка в материнстве, опираясь на ценности прав человека.

— С 17 марта партнерские роды были отменены в Минске «с целью предотвращения заболевания женского населения инфекцией COVID-19» по решению регионального Комитета здравоохранения.

Постепенно партнерские роды отменялись и в других регионах и с 6 апреля были отменены по всей Беларуси уже на основании Инструкции Минздрава об организации медпомощи беременным, роженицам, родильницам в связи с COVID-19.

Если в первых решениях Комитета здравоохранения Минска был указан срок отмены — до 6 апреля, до 20 апреля, то позже от этих попыток, определить предельный срок запрета отказались. Срока нет — «до улучшения эпидемиологической обстановки»… И ограничения до сих пор действуют, несмотря на бодрые «рапорты» медицинской системы, из которых можно сделать вывод, что «все под контролем» и последствия не столь серьезны.

— В начале апреля «Радзіны» написали петицию о снятии ограничений с партнерских родов. В обращении, которое подписали 390 человек, вы просили поддерживать партнерские роды при наличии свободных палат и возможности соблюдения конфиденциальности в рода. Министерство здравоохранения не ответило на обращение в установленный законом срок. Получали ли вы ответ Минздрава позже?

—  Мы отправили петицию в Минздрав со всеми аргументами в поддержку партнерских родов. Но там, не объяснив причины, посчитали, что наше обращение должен рассматривать Комитет здравоохранения Минска и в ответе, полученном 4 мая не объяснили, почему отвечали на него дольше предусмотренных Законом 15 дней.

И мы не получили ответа по существу предъявленных нами аргументов. Комитет написал, что отменили в целях предотвращения заболевания коронавирусной инфекцией и снимут ограничения, когда «улучшится эпидемиологическая обстановка в стране».

То есть не указаны объективные критерии для снятия ограничения. И по официальным отчетам мы видим, что эпидемиологическая обстановка все лучше и лучше, а ограничения не сняты…

По сути наше обращение оставили без ответа, не предоставив встречных обоснованных аргументов или анализа и ответа на наши.

Такой ответ в целом иллюстрирует наш уровень правовой культуры и отношение к правам человека, к партнерским родам. Партнерские роды ведь отменили у нас по сути превентивно — как что-то необязательное, ненужное. Наш уровень партнерских родов — 10-15% в обычное время в лучших обстоятельствах, уже сам по себе это показывает.

Но с другой стороны, доступными правовыми средствами гражданам всегда нужно реагировать на действия госслужащих, искать возможности для требования подотчетности.

— Применяются ли подобные меры в странах-соседях? Как по-твоему, почему отмена партнерских родов в стране не является адекватной мерой во время эпидемии?

— Партнерские роды были отменены и в соседних странах: России, Украине, Польше, странах Балтии, в других Европейских странах и на других континентах.  Можно в этом усмотреть и оправдание ограничениям в Беларуси.  Но партнерские роды все же отменили не везде и везде по-разному.  

Британская акушерка рассказывала весной об опыте Великобритании, где партнерские роды продолжали практиковать: если в обычное время женщина могла пригласить двух партнеров на роды, то во время пандемии на роды можно было взять только одного партнера, и он должен был быть с женщиной до конца родов, не могли меняться партнеры; в защите были акушерки во время родов, а не женщина в родах в маске…

В Нью-Йорке ввели ограничения, но помощница-консультант в родах привлекла внимание к проблеме общество и СМИ, несколько миллионов человек подписали петицию и представили аргументы о том, что присутствие и поддержка партнера в родах важны для здоровья матери и ребенка, а в родильных отделениях в целом есть ресурс их осуществлять или нужно его поддерживать. Эти аргументы были приняты мэром Нью-Йорка, который снял ограничения для партнерских родов.

Стоит учитывать и то, что в каждой стране свой контекст и ограничения вводятся по-разному.

Для Беларуси характерно в первую очередь — нарушение нашего права на информацию. Подзаконные нормативные акты не публикуют. Госслужащие медсистемы не берут на себя труд обосновать введенные ограничения.

Упоминание о том, что «партнерские роды отменены, потому что эпидемия» — это недостаточное обоснование.

Почему ограничения введены? Почему сейчас? У нас не хватает отдельных палат, роддома переполнены? У нас не хватает средств защиты для медработников?

Как медсистема при этом обеспечивает безопасность здоровых матери и новорожденного ребенка? Любая ли кандидатура партнера нежелательна? Почему?

Ответов не было, опубликованных нормативных актов не было. Публиковали приказы и инструкции Минздрава мы на сайте «Радзины» и в соцсетях, а медработники, которые ими делились, просили не говорить, что дали их нам… Это непостижимо и незаконно.

В то же время Беларусь как наследница советской системы здравоохранения все еще обладает ресурсом брать под контроль инфекционные болезни и эпидемии. Для того и создавалась 100 лет назад.

В некоторых странах партнерские роды отменяли, потому что они как раз не обеспечены инфекционными больницами и отделениями, достаточным количеством койко-мест, у них нет централизованной системы, которая способна мобилизоваться для решения проблем эпидемии.

Если в Австрии, Италии больницы были переполнены инфицированными людьми, которым требовалось место и интенсивная терапия, родильные отделения в этих больницах лишались ресурса обслуживать не только партнерские, но любые роды в принципе… Они и действовали в условиях ограниченных ресурсов, ограничивая партнерские роды. И справлялись как могли. В России, Украине ограничения в первую очередь касались государственных роддомов.

Я получала подтверждения, что в большинстве наших роддомов в течение срока ограничения, и уж тем более в первый месяц с момента введения ограничений, ресурса достаточно. Партнерских родов у нас в среднем всего 10-15 %.

Договора на индивидуальное ведение родов с предоставлением отдельной платы продолжали с женщинами заключать. Но рожали они там без партнерской поддержки. И партнерские роды у нас, за редким исключением, и входят в пакет «платных родов», которые продолжали осуществлять, но без партнера.

Конечно, среди аргументов и у нас, и в других странах, было и то, что партнер в родах —  это якобы дополнительные риски для медперсонала и других беременных, рожениц, родильниц. Но здесь есть проблема с таким аргументом:

- присутствие партнера в родах во все времена у нас допускается при отсутствии у него инфекционного заболевания (медсправка и отсутствие признаков, симптомов), партнер должен быть за свой счет обеспечен средствами защиты (в чистой сменной одежде, обуви, халате, головном уборе, маске и бахилах).

- Женщина как правило находится с партнером в родах в тесном личном контакте до родов и можно с высокой вероятностью полагать, что у них одинаковый инфекционный статус к моменту родов. Никаких дополнительных рисков.

- Медработники должны быть обеспечены средствами защиты — это защита для роженицы и их защита от роженицы (и партнера).

- Медицинский персонал в родах в контакте по большому счету с женщиной в родах, а не с партнером.

Медицинский персонал (акушерки, врачи) не может проводить с женщиной 100% своего времени и оказывать постоянную поддержку, которая необходима для безопасности в родах и наилучших исходов для здоровья женщины и новорожденного.

У каждой женщины есть право на партнерскую поддержку в родах как составляющая права на здоровье женщины и ребенка — говорится в международных стандартах ухода в родах (меньше кесарева, меньше родовых травм, выше оценки по шкале Апгар для ребенка и пр.)

Партнерские роды проходят в отдельных палатах — значит, они безопасны или не создают дополнительных рисков и для остальных пациенток и медработников в роддоме.

— Проект «Радзіны» рекомендует женщинам писать личные электронные обращения в поддержку партнерских родов (в роддом и вышестоящие организации), чтобы реализовать свое право рожать с партнером. Были ли прецеденты, когда женщины обращались в роддома с этим вопросом?

Как реагировали учреждения здравоохранения? Может быть, кому-то дали разрешение на партнерские роды? Возможно, кто-то обращался в суд?

— Официальные личные обращения в нашей стране — в целом работающий инструмент. Это доступный вариант активности. Если капля капает на камень, он со временем поддается — точится.

Это может повлиять на то, что будет поддерживаться актуальность темы, возможно, снятие ограничений произойдет раньше, чем если не предъявлять требований в систему.

И к тому же, партнерские роды — это право и для женщины и для будущего отца как законного представителя ребенка, который должен родиться, нужно требовать соблюдения своих прав каждому, кто хочет их реализовать.

К сожалению, в нашей правовой культуре граждане реже обращаются в суды, чем нарушаются их права. Даже по такой категории дел, как трудовые споры, где есть все условия защищать и восстанавливать свои права, где адвокатская помощь в суде первой инстанции бесплатна по закону, не так уж часто люди защищаются.

А в процессе беременности и родов — я не знаю таких прецедентов, хотя разъясняю женщинам эту возможность. Это вдвойне может быть непросто — и с культурной, и с физической стороны — обращение в суд до или после родов. Это очень уязвимый период.

Я знаю, что женщины в публичных обсуждениях, которые мы затевали, поддерживали идею личных обращений в медсистему, но я не знаю результата.

Тут надо понимать, что та централизованная медсистема, что помогает бороться с эпидемиями, в меньшей степени способствует защите прав на низовых уровнях при определенной сверху политике. При общем запрете возможности изменить практику на уровне роддома невелики.

—  Как, по-твоему, можно оценить последствия ограничения партнерских родов? В чем они проявляются?

— Хочется напомнить, что в марте 2020 года Международная конфедерация акушерок (ICM) заявила: «Права женщин в родах должны соблюдаться и во время пандемии коронавируса». Речь в том числе и о праве на партнерские роды.

Как я уже говорила, партнерские роды обеспечивают лучшие исходы для жизни и здоровья женщины и ребенка, больший уровень удовлетворенности родами женщины — и это тоже речь и о ее здоровье и ресурсе выполнять труд матери, и решении в дальнейшем иметь детей.

Об этом говорят рекомендации из авторитетных источников и современные данные исследований по уходу за беременными женщинами и детьми. Мы не сможет получить данные об уровне причиненного ущерба, но можем его с достаточной достоверностью предполагать.

Во время пандемии должны соблюдаться права женщин в родах:

- на уважение выбора и решения женщин,

- защиту личного достоинства,

- принятие информированных решений женщинами,

- право на партнерские роды,

- поддержка более безопасных во время пандемии, по сравнению с больницами, родов дома или родильном центре,

- кормящих женщин не следует разлучать с новорожденными,

- мать и ребенок имеют право оставаться вместе с ее информированного согласия.

Все это обоснованно рекомендует Международная конфедерация акушерок.

Женщинам нужно защищать свои права в родах. Вместе с акушерками. Я надеюсь, что и в нашем обществе они станут со временем более значимы для всех.

Последнее в рубрике