Почему в приоритете снова госпредприятия, а не бизнес?
06.05.2020
Ирина Мурина, Ежедневник

Почему в приоритете снова госпредприятия, а не бизнес?

В Беларуси в очередной раз основная помощь будет оказана не бизнесу, а госпредприятиям. С учетом доли государства в экономике страны, это может быть оправдано, но лишь отчасти.

Белорусский бизнес столкнулся с серьезным вызовом. Из-за разворачивающегося в экономике кризиса, вызванного коронавирусом, бизнес уже несколько месяцев несет немалые потери.

Какие бизнесы погубит коронакризис

Логично предположить, что предприниматели ждали от государства хоть какой-то поддержки. Однако их расчеты не оправдались.

Так, по мнению экономиста Леонида Фридкина, вышедший 24 апреля Указ «О поддержке экономики», которого с нетерпением ждало все бизнес-сообщество, можно охарактеризовать как набор рекомендаций и полумер, по сути ничего не поменявших в сложившейся ситуации.

«Основной лейтмотив указа: выкручивайтесь, как хотите», – заявил экономист в интервью «Еврорадио».

Да и если вспомнить неоднократные высказывания президента по данному вопросу, уже можно было предположить, что в приоритете у руководства страны и на сей раз окажется вовсе не бизнес, а госпредприятия.

Почему снова в приоритете госсектор?

Ряд экономистов объясняет это тем, что белорусскому правительству понятнее и привычнее поддерживать госпредприятия: когда есть годами отработанные пути, как и что делать, там продолжают это делать и дальше.

Глава инвестиционной компании «Юнитер» Роман Осипов, к примеру, считает, что логика правительства может быть в какой-то мере оправдана, если взглянуть на оказание государственной помощи через отраслевой аспект.

«Если посмотреть на отраслевую структуру соотношения частного и государственного сектора в разных отраслях, то госпредприятия располагаются в традиционно «тяжелых» отраслях, таких как машиностроение, нефтянка, металлургия, – рассказал в интервью «Ежедневнику» Роман Осипов. – Эти сектора создают большую добавленную стоимость, чем многие другие. Также на некоторых госпредприятиях завязано еще несколько смежных отраслей, в которых работают и частные, и госпредприятия».

Коронакризис: Почему белорусы пессимистичнее жителей других стран оценивают будущее экономики

Он также пояснил, что есть коэффициенты (мультипликаторы) межотраслевого баланса, отражающие, в какой степени определенная отрасль связана с другими, смежными отраслями.

Осипов привел в пример нефтехимическую отрасль, для которой мультипликатор составляет 5-7. Это означает, что если, к примеру, нефтехимический завод с пятью тысячами рабочих прекратит свое существование, то эффект в целом для экономики с точки зрения занятости составит сокращение в размере пять тысяч умножить на 5-7. Как результат, пострадают еще дополнительно 25-35 тысяч рабочих мест.

«Соответственно государство, прежде всего, и с большим объемом помогает таким предприятиям тяжелой промышленности, нежели частному бизнесу, который часто вовлечен, к примеру, в оптово-розничную торговлю. Потому что если в нефтехимической отрасли коэффициент, о котором я говорил, равен 5-7, то в торговле он равен 1-1,5», – пояснил он.

Карягин: Чтобы поддержать отечественный бизнес, надо 7-8 млрд долларов

Однако, подчеркнул глава «Юнитер», если в определенной отрасли, которой оказывается помощь от лица государства, работают одновременно частные и государственные предприятия, то частный бизнес должен иметь возможность претендовать на такие же параметры поддержки, что и госсектор (за вычетом соцнагрузки госсектора).

Какой бизнес нужно поддерживать?

Роман Осипов придерживается мнения, что прежде всего необходимо поддержать тот бизнес, который будет конкурентоспособен в новых экономических условиях, который сможет выжить и, возможно, даже и окрепнуть после завершения эпидемии.

«Сейчас такому бизнесу надо дать возможность прожить два, три или шесть месяцев в зависимости от ситуации», – уверен эксперт.

При этом он напомнил, что предпринимательство – это всегда риск. И в ситуации с сегодняшним кризисом есть те бизнесы, у которых нет перспектив, которые в любом случае «умрут», например, по причине того, что продаваемый ими товар не будет иметь спроса в ближайшие два года.

«И, наверное, нет смысла такой бизнес поддерживать», – считает Роман Осипов.

Но при этом, за любым бизнесом стоят люди, которые там работают. И если бизнес закроется, люди эти останутся без работы.

«Таким людям нужно оказывать поддержку, но это должна быть не поддержка ради поддержки, а поддержка ради переквалификации. Нельзя просто давать деньги и чтобы человек ничего не делал. Нужны стимулирующие механизмы, чтобы человеку мог переучиться, получить новую квалификацию, а не ждал, что все вернется на круги своя», – заключил эксперт.

Затянуть пояса и бороться с COVID-19. Какие резервы есть у Беларуси на «черный» день?

Последнее в рубрике