Почему в обмен на поддержку Кремль ничего конкретного от Лукашенко не требует?
15.09.2020
Софья Лихутина, Наше мнение

Почему в обмен на поддержку Кремль ничего конкретного от Лукашенко не требует?

Из Сочи с кредитом.

Из встречи со «старшим братом» в Сочи Александр Лукашенко извлек две основные пользы – российскую вакцину от коронавируса и межправительственный кредит в размере 1,5 млрд долларов. За вакцину он благодарил Владимира Путина больше, чем за кредит, что выдавало в нем способность быть вежливым человеком – во всяком случае, в ситуации, когда он говорит с кем-то действительно важным.

Владимир Путин, в свой черед, проявил еще большую вежливость и такт. Он ни на что не намекал и ничего не требовал даже в мягкой форме – ни тебе российской базы в Беларуси, ни подписания 31-й дорожной карты интеграции, ничего – кроме конституционной реформы. В целом он вел себя с Лукашенко так, как если бы разговаривал с больным родственником, при этом слегка подавляя его собственным великодушием.

Видимо, это закономерно в ситуации, когда Лукашенко в принципе нечего предложить в ответ. И он-таки ничего и не предложил в ответ, кроме многочисленных «спасибо», которые он, впрочем, пообещал официально воспроизвести на площадках ЕАЭС и СНГ. Видимо, понимая, что благодарностей недостаточно, Александр Григорьевич попытался было предложить Владимиру Владимировичу усиление военного сотрудничество – еще больше учений на границах с НАТО – но последний аккуратно дал понять, что тех, что запланировано, вполне достаточно.

В своей пространной речи российский президент уделил много внимания различным аспектам российско-белорусского взаимодействия, включая экономические отношения и работу в аспекте усиления интеграции, при этом незаметно давая понять собеседнику, что работа на всех направлениях идет как бы сама собой, на автомате, и нет необходимости туда особенно вмешиваться. Эти рассуждения можно было прочесть и таким образом, что для развития российско-белорусских отношений фигура Александра Лукашенко не принципиальна, и если последний так это читал, то ему должно было быть обидно. Вероятно, его также могли насторожить фразы «общенациональный диалог», «ОБСЕ» и другие, которые в устах Путина применительно к перспективе изменений в Конституцию Беларуси звучали так, как будто ничего особенного не происходит.

В этом, однако, и Александр Лукашенко постарался убедить своего собеседника. Рассказывая о протестах в Беларуси, он заверил, что на самом деле все «не так видится, как в средствах массовой информации», при этом не указав, в каких именно средствах массовой информации создается «не такая» картинка происходящего.

С другой стороны, Лукашенко всячески старался драматизировать исторический момент, зачем-то сравниваю ситуацию в Беларуси с Чечней, а также рассказывая о том, как враги «лязгают гусеницами» у границ Союзного государства. Похоже, он так и не определился с тем, является ли данный исторический момент сложным, или же он является простым и предсказуемым. В целом Владимир Путин пытался воздействовать на своего собеседника терапевтически, содержанием и интонацией своих речей, убеждая его не принимать все так трагически.

Пока сложно делать выводы о том, насколько судьбоносной и практически полезной для Лукашенко была встреча со «старшим братом». 1,5 млрд долларов – это разумеется, неплохо, эта сумма поможет рефинансировать долги, оплатить счета по газу и даже еще немного останется на частичную стабилизацию финансовой системы. Большая это сумма в принципе или недостаточная в текущей ситуации – ответ на этот вопрос зависит от поведения экономических агентов. Вакцина от вируса – здесь, как говорят, дареному коню в зубы не смотрят. В этом ряду также следует упомянуть пропагандистов, которыми российское руководство укрепило информационный фронт «ябатек» еще ранее.

Таким образом, поддержка со стороны Кремля вполне очевидна. Иной вопрос – почему в обмен на эту поддержку Кремль ничего конкретного от Лукашенко не требует? Словно от того уже ничего не зависит и от него ничего больше не нужно.

Последнее в рубрике