Почему рекордно упал рубль и чего ожидать. Объясняет финансовый аналитик
10.03.2020

Почему рекордно упал рубль и чего ожидать. Объясняет финансовый аналитик

Председатель Клуба финансовых директоров Андрей Карпунин определил основные причины падения белорусского рубля.

9 марта российский рубль опустился до четырехлетнего минимума после падения цен на нефть в результате разрыва переговоров между лидерами стран — экспортеров нефти (OPEC), Саудовской Аравии и Россией. Если еще на прошлой неделе нефть торговалась недалеко от 50 долларов за баррель, то сейчас она приближается к 30 долларов.

Как отметил Андрей Карпунин в комментарии для Свободы, «истерия с нефтью» должна вскоре завершиться — на урегулирование конфликта он дает максимум неделю:

— Нервную ситуацию подстегивают проблемы на уровне OPEC – Россия, окончание отопительного сезона, сокращение транспортных потоков и задействование во многих странах стратегических запасов топливных ресурсов. Ну и, конечно, общее падение ВВП. Все вместе вызвало резкое падение спроса на сырье. На этом фоне несогласованности действий между Россией и странами картеля этот момент ведет к определенному ценовому дисбалансу. То есть, стечение всех обстоятельств плюс реальная игра на понижение, чтобы исключить кого-то из слабых игроков, сделать ему больнее. Но думаю, это на пару дней, максимум на неделю.

По словам собеседника, после этого ситуация стабилизируется, нефть может начать постепенное возвращение потерянных позиций.

Свой негативный вклад в сокращение спроса на нефть сделала эпидемия коронавируса, которая парализовала экономику целых стран, продолжает Андрей Карпунин.

—Только транспортные потоки на перемещение людей в некоторых европейских городах сократились почти до нуля, — говорит аналитик. — Скажем, в связи с закрытием на карантин Венеции и Милана, понятно, что вокруг транспорт уже не летает, не ездит, не плавает. В Китае изолировали целые провинции. Плюс общий страх — сиди дома, не играй — тоже сказывается на активности.

Проседания в ряде отраслей, которые мы мониторим по Европе, доходит до 15%. При этом опускаем туризм и транспорт, касательно которых можно готовиться к самому серьезному падению со времен Второй мировой войны, говорим о традиционных сферах.

Расширение географии проникновения коронавируса на другие континенты не прибавляет особого упования на рост спроса, но на самом деле ситуация будет зависеть от того, на каких условиях страны OPEC сумеют договориться с руководством России.

На новости об обвале российской валюты продолжает терять позиции и белорусский рубль. Председатель Клуба финансовых директоров Андрей Карпунин объясняет это прямой зависимостью двух экономик. Несмотря на усиление конфликта с Россией, эта страна продолжает оставаться основным торговым партнером. Отсюда и 50-процентная доля, которая приходится на российский рубль в валютной корзине Нацбанке. Доллар и евро имеют, соответственно, по 25%.

— В валютной корзине мы имеем российский рубль, который вплотную завязан на нефть. И чем ниже цена нефти, тем больший шок для России. Понятно, почему резкое падение вызвало такую ​​панику, хотя российское правительство и надувает щеки, что якобы просчитывался критический вариант по 20 долларов за баррель. Не думаю, так как доходы бюджета рассчитаны абсолютно из других показателей: доходы от нефти из расчета 42 доллара за баррель. Поскольку российский рубль превалирует в валютной корзине, когда падает он, то тянет за собой и белорусского «коллегу».

Аналитик напоминает, что доходная часть белорусского бюджета так же сильно зависит от нефти. Однако уже более двух месяцев страна не получает прежних сверхприбылей от переработки сырья и экспорта нефтепродуктов, в результате чего образовалась неспрогнозированная «дыра в казне».

После того, как не удалось договориться с Москвой о новых нефтяные контракты, руководство Беларуси заговорила о необходимости диверсификации. Александр Лукашенко приказал снизить долю российской нефти до трети от общего объема, заменив остальную часть альтернативной. Реально после этого минимизировать зависимость от валюты, которая напрямую влияет на образование курса?

—Валютная корзина рассчитан из того, сколько мы получаем — не в теории, а на практике, так как платят нам за то, что мы экспортируем, — объясняет Андрей Карпунин. — Если будем 50% товаров отправлять не в Россию, а в Китай, в нашей корзине в перспективе может появиться юань. Повторюсь, корзина составлена из валют, которые получаем от экспорта. Безусловно, нивелировать нужно, задействовать резерв для критических отклонений. Нацбанк способен это делать, я верю в их команду и возможность оперативного вмешательства — в отличие от предыдущих составов. По крайней мере, никаких тройных дефолтов не будет, а плавные корректировки, которым подвержен наш регион, — это нормально.

Последнее в рубрике