Почему людям и государству — всем выгодно, чтобы в Беларуси развивались общественные организации
15.06.2020

Почему людям и государству — всем выгодно, чтобы в Беларуси развивались общественные организации

Ольга Смолянко, юрист, директор Центра правовой трансформации, эксперт по правовому регулированию некоммерческих организаций (НКО) — о роли третьего сектора в жизни общества, новинках в законодательстве и о том, что нужно сделать, чтобы помочь развиваться третьему сектору в Беларуси.

27 августа вступит в силу Декрет № 3, который устанавливает правила получения спонсорской помощи из-за рубежа. Новый декрет вызвал недовольство со стороны НКО. Сейчас многим нашим некоммерческим организациям приходится существовать на иностранные средства, так как система помощи внутри страны развита слабо.

Такая схема характерна не только для Беларуси, но и для многих стран с тяжелым экономическим положением — когда внутренние финансовые ресурсы жестко ограничены, а жить и развиваться третьему сектору как-то надо.

Принятие нового декрета еще больше усложнит жизнь некоммерческих организаций. Хотя им и до этого было не сладко. Нынешние законы запрещают ряду НКО самостоятельно зарабатывать деньги на собственное существование. А привлеченные средства от крупных компаний и ИП нельзя тратить на развитие таких организаций.

Что же получается? Арендовать офисы, платить коммуналку и зарплаты сотрудникам НКО могут только с пожертвований людей. Но вызванный пандемией экономический кризис показал, что их ресурсы тоже не бесконечны.

Некоммерческие организации создаются, чтобы объединить людей с общими взглядами, идеями и проблемами. Когда о проблеме говорит один человек, его никто не слышит. А когда больную тему поднимает целая группа людей, то она звучит довольно громко. Объединив усилия, уязвимым группам проще донести свою точку зрения до властей. НКО становятся своеобразным посредником между гражданским обществом и государством. Благодаря третьему сектору простой человек со своими проблемами может быть услышан.

А еще некоммерческие организации способны молниеносно действовать в экстремальных ситуациях, чего не скажешь о государстве. К примеру, возьмем актуальную историю с пандемией. Государство фактически закрывает глаза на существующие проблемы. Раньше нас пытались убедить, что вируса нет. Сейчас повторяют, что средств защиты в больницах достаточно. В итоге еще в самом начале эпидемии люди самоорганизовались, появилось множество волонтерских инициатив, которые днями и ночами до сих пор помогают больницам. Функцию помощи медикам и уязвимым группам взял на себя именно третий сектор, хотя это задача государства.

Как видим, в трудных ситуациях первыми подставляют плечо людям и государству именно некоммерческие организации. И многие страны это понимают, принимают и всеми силами стараются поддерживать третий сектор. В таких странах общественные организации расценивают как помощника, а не как врага. Возьмем ту же Европу: там в несколько раз больше самих НКО, да и участие в них граждан гораздо выше, чем у нас. Государство и третий сектор там дополняют друг друга, а не враждуют.   

У нас — все наоборот. Еще с середины 90-х годов и до сих пор государство пытается всеми силами подавить деятельность и развитие некоммерческих организаций. Удивительно, но еще сразу после распада Советского Союза Беларусь была флагманом по развитию третьего сектора на постсоветском пространстве. У нас одних из первых появился Закон «Об общественных объединениях». Но потом, как говорится, что-то пошло не так.

Что нужно делать прямо сейчас, чтобы третий сектор у нас в стране рос и развивался и чтобы еще больше людей могли получать помощь?

Боюсь, что без определенных действий, в том числе переписывания законодательства, здесь не обойтись.

Во-первых, НКО должны получить доступ к финансовым ресурсам внутри страны. А для этого нужно создать условия, чтобы они могли самостоятельно зарабатывать деньги на свои общехозяйственные расходы (аренду офиса, оплату коммуналки, выплату зарплаты сотрудникам и т. д.). К примеру, сегодня общественные объединения даже не могут заниматься предпринимательской деятельностью. Вопрос: на какие средства им существовать?

Также, чтобы упростить доступ к внутренним ресурсам для НКО, нужно внести поправки (а в идеале вообще отменить) в Указ № 300 «О безвозмездной спонсорской помощи», который регулирует поступление помощи от белорусских компаний и ИП. Например, в Указе прописано, что НКО могут укреплять материально-техническую базу за счет юридических лиц и ИП. Однако в документе не сказано, что именно относится к материально-технической базе. В ответе на запрос просветительскому Центру правовой трансформации, где я работаю, Министерство экономики пояснило, что аренда офиса, коммунальные платежи и выплата зарплаты сотрудникам к такой цели не относятся.

Во-вторых, стоит упростить процедуру получения безвозмездной помощи из-за рубежа. Нововведения Декрета № 3, наоборот, усложнят и без того непростую жизнь НКО. Им придется платить налог с той части иностранной помощи, которая идет на общехозяйственные расходы организации. Если раньше эта часть помощи и так обычно не освобождалась от налогов, то сейчас эта норма будет закреплена на законодательном уровне.

Кроме того, со вступлением нового декрета в силу НКО будут платить еще и за регистрацию иностранной безвозмездной помощи — 0,5% от суммы, не освобожденной от налогов. Эта сумма пойдет в том числе и на оплату труда сотрудников Департамента по гуманитарной деятельности, который регистрирует помощь из-за рубежа. Получается, за иностранных доноров уже решили, что их помощь пойдет, кроме определенного проекта, еще и на поддержку государства. 

Новый декрет сократил до невозможности и без того узкий перечень целей, на которые может быть израсходована безвозмездная помощь из-за границы. К примеру, сейчас организации в сфере культуры могут получить иностранную помощь на проведение культурных мероприятий, развитие народного творчества и ремесел, искусств, проведение выставок. Со вступлением в силу нового Декрета эти цели ликвидируются, а останется только поддержка музеев и библиотек.

То же и в сфере экологии. Сейчас есть довольно широкая цель — охрана окружающей среды, и многие экологические организации являются получателями такой помощи. А в новом декрете прописана конкретная цель в этой области — установка очистных сооружений, создание объектов по использованию отходов и внедрение альтернативных источников энергии.

То есть донор и получатель не могут по собственному желанию решить, на что пойдет помощь. А еще более узкий список целей уменьшает вероятность регистрации денег.

А еще новый декрет ориентирован на получение иностранной помощи именно госструктурами. Документ предусматривает цель — укрепление материально-технической базы государственных учреждений. И такая цель, направленная исключительно на госорганизации, не одна. НКО в данном контексте рассматриваются лишь как посредники в получении иностранной помощи уязвимыми группами, будто им не надо укреплять свою базу и на какие-то средства существовать.

В-третьих, пора бы уже начать государству вести диалог с третьим сектором. Да, НКО участвуют в обсуждении проектов новых законов. Но как показывает практика, к их мнению редко прислушиваются. НКО, к примеру, вносили свои пожелания и предложения в новый Декрет № 3, но на выходе он получился совершенно непредсказуемым для неправительственного сектора.

А начать ведь можно с малого — хотя бы убрать негативную риторику и непозволительные эпитеты по отношению к НКО из государственных СМИ, разрешить деятельность союзов, объединений, организаций и партий без обязательной в наше время государственной регистрации, ввести льготы для третьего сектора.

В-четвертых, очень важно, чтобы некоммерческие организации укрепляли внутренние отношения и росли как сектор. Перенимали опыт друг друга, объединялись для решения общих проблем, помогали новичкам в организации НКО. Только объединившись, сектор сможет полноценно развиваться.  

Мы живем в очень непростое время. Нахлынуло все разом — и пандемия, и экономический кризис, и новинки в законах, и выборы. Конечно, все это отразится на развитии третьего сектора. Возможно, появятся новые гражданские инициативы, не обязательно зарегистрированные, и другие форматы, люди перейдут в онлайн. То есть неправительственный сектор, как всегда, будет трансформироваться, но я уверена, люди ни за что не перестанут объединяться.

Белорусы считают общественные организации полезными, но почти ничего не знают о них

Последнее в рубрике