Почему люди с психическими заболеваниями работают, но не получают за это ни копейки
27.05.2019
Наталья Колесниченко, Завтра твоей страны

Почему люди с психическими заболеваниями работают, но не получают за это ни копейки

Закон не позволяет тысячам белорусов трудиться и получать доход.

Лишение дееспособности людей в Беларуси автоматически ведет к тому, что они не имеют права трудиться, зарабатывать деньги и тратить их на свое усмотрение. Но в последние годы в психоневрологических домах-интернатах и организациях, работающих с людьми с инвалидностью, которые проживают дома, создаются центры трудовой реабилитации. В них обучают тому, что могло бы стать источником дохода для людей, лишенных дееспособности.

Реабилитация или полноценная работа

Например, подопечные Психоневрологического дома-интерната для престарелых и инвалидов №1 в трудовых мастерских собирают настенные часы, детали игрушек, тротуарной плитки.

Желающих трудиться в мастерских немало. Но ни помещение, ни количество работы не позволяют занять всех.

— Хотелось бы двигаться дальше и расширяться. Но есть препятствия, которые пока преодолеть не удалось. Выйти на рынок мы можем только за счет снижения цены изделия и повышения его качества. Для этого нужны соответствующее профессиональное оборудование, площади и оплата труда, — рассказал представитель дома-интерната Валерий Сивцов на конференции «Деинституализация и проблемы психического здоровья в Беларуси: перспективы, вызовы и успехи».

Оплата за труд подопечных идет на внебюджетный счет дома-интерната. Ее распределением занимается специальная комиссия. Вот только сами работники не имеют права распоряжаться заработанными деньгами.

Директор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский говорит, что по Трудовому кодексу наниматели не могут заключать трудовые контракты с людьми, лишенными дееспособности, а значит, и платить за работу тоже.

Любая трудовая активность лишенных дееспособности людей оформляется как трудовая реабилитация. Дееспособности лишены все проживающие в домах-интернатах – это главное условие попадания в такое учреждение, и немало людей с инвалидностью, особенностями психофизического развития и психическими нарушениями, которые живут дома.

Но как минимум половина подопечных учреждений вполне могли бы жить вне их стен, а значит, трудиться (самостоятельно или с сопровождением) и зарабатывать себе на жизнь.

— Многие согласны с метлой убирать двор, только бы не сидеть в четырех стенах. Что, кстати, нередко и делают, но это не считается трудом, — говорит Сергей Дроздовский.

«Не стоит из-под палки заставлять принимать на работу людей с инвалидностью»

Без права работать

Казалось бы, выход появился с закреплением в белорусском законодательстве понятия частичного лишения дееспособности. Впрочем, это изменение позволяет людям распоряжаться своим доходом, но упускает предшествующий ему шаг – право работать.

Представитель инициативы «Другое Дело» Ольга Доминикевич считает, что назрели масштабные системные изменения, которые не наступят, пока не будет достаточно инициатив НГО, которые показывали бы практический путь.

Рост направленных на труд проектов общественных организаций в определенный момент может привести к тому, что у государства уже не получится игнорировать эту проблему. Так было с развитием услуги сопровождаемого проживания.

Но расширяя предложения для людей с ментальными особенностями, подчеркивает Ольга Доминикевич, важно учитывать их возможности: адаптировать условия труда, внедрять процессы сопровождаемого трудоустройства, но только в рамках их возможностей и желания.

— Выпускник проекта, который мне довелось вести, работает уборщиком в одном из спортклубов Минска. Клиенты говорят, что такой чистоты и порядка там не было никогда, — приводит пример Ольга Доминикевич.

Действующая редакция Кодекса об образовании в рамках профессионального обучения дает некоторые возможности для обучения людей с инвалидностью. Но нет акторов, которые могли бы предложить такое обучение, кроме государственных структур.

— Для изучения и предложения своих услуг здесь у НГО поле непаханое. Возможно, их поддержало бы государство в рамках социального заказа, — считает Ольга Доминикевич.

Валерий Сивцов замечает, что давать людям возможность трудиться, не создавая доступные для них рабочие места, не имеет большого смысла.

В целом ситуация с правом на труд и на получение дохода возвращает к устаревшей практике лишения людей дееспособности, а решение все еще принимается в зависимости от заключения судебно-психиатрической экспертизы, опирающейся не на возможности человека, а на ограничения.

В Беларуси в год лишают дееспособности около 2 тысяч человек. И далеко не всегда в процессе принятия такого решения присутствует сам человек, которого это касается, отмечает Сергей Дроздовский.

Юрист считает, что в отношении отнятия у людей права на труд, заработок, семью вместе с лишением его дееспособности государство могло бы предпринять более прогрессивные шаги. Тем более есть очевидный запрос и от учреждений, и от самих людей.

Почему «частичная дееспособность» не дает людям с психическими заболеваниями больше прав

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

Последнее в рубрике