Почему инфляция в планах правительства одна, в статистике — вторая, а по ощущениям — третья?

Почему инфляция в планах правительства одна, в статистике — вторая, а по ощущениям — третья?

Дорожает жизнь или дешевеет? Белорусы запутались. А мы попытались разобраться. Коротко и понятно объясняет старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.

Напомните, какие там цифры?

В 2020-м году инфляция с переменным успехом росла с сентября. В декабре этот показатель составил 7,4%. В итоге годовые прогнозы получились выше планируемых — 7,4% вместо «не более 5%».

На 2021 правительство снова предусмотрело инфляцию в 5%. Хотя уже по результатам января (7,7%) и февраля (8,7%) совершенно очевидно, что и новые планы невыполнимы.

Интересно, что сами белорусы, согласно опросам, в ноябре 2002 года полагали, что инфляция превышает 10%, а на будущий год прогнозировали ее в районе 11%. Новые данные по ощущаемой и ожидаемой инфляции ожидаются по итогам марта, и остается только гадать, какие цифры теперь назовут респонденты.  

Почему прогнозные показатели по инфляции в 2021-м году так расходятся с реальностью?

Главная причина — в самом механизме планирования. Планы на следующий год начинают готовиться приблизительно в начале лета, проходят согласование во всех инстанциях и ближе к концу года принимают вид подписанных документов.

Обычно речь идет о двух документах: «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь» (на будущий год) и «Об утверждении Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь». Они утверждаются указами президента. А вот механизмов корректировки этих документов нет.

— И даже когда становится очевидным, что заложенные цифры выполнить невозможно, чиновник из Совета Министров или Нацбанка не может сказать, что теперь план надо пересмотреть. Мол, кто он такой, чтобы пересматривать планы, утвержденные указом президента?» — говорит Вадим Иосуб.

Во многих странах мира, включая наших ближайших соседей, все это работает иначе. Например, в России или Украине нет единого прогноза. Свой прогноз и свое видение может быть у Центрального банка, Минэкономики, Минфина. Они не только в незначительной степени отличаются, но и регулярно пересматриваются.

— Так делается во всем мире: условия динамично меняются, меняются и прогнозы. У нас же прогнозы никак не реагируют на изменение ситуации на протяжении полутора лет, — отмечает экономист.

Будет ли правительство удерживать инфляцию и какими механизмами?

Стараться соответствовать своим же прогнозам правительство будет, но «плохо и неправильно», уверен эксперт. В качестве примера он приводит постановление о замораживании цен.

Результатом этой попытки может быть с одной стороны дефицит отдельных товаров из регулируемого списка, а с другой — более быстрый рост цен на товары, которые в этот список не попали. Не исключено, что для отчетности полученные средние цифры вполне сгодятся, но недовольство населения при этом будет расти. 

Чего ждать? Оптимистичный и пессимистичный прогнозы

По мнению экономиста, при самых оптимистичных прогнозах инфляция по итогам года может быть порядка 7-8%.

— Это самый оптимистичный сценарий, — подчеркивает Вадим Иосуб. — Для этого надо прежде всего ограничить директивное кредитование и работу печатного станка.

В случае ошибок со стороны правительства инфляция может быть значительно выше. И верхнего потолка тут нет.

Значит, станок пока еще не включили?

Пока нет. Это легко отслеживается по ежемесячной статистике Нацбанка о величине денежной массы.

— В первые два месяца этого года денежная масса росла даже медленнее, чем в январе-феврале прошлого года. Это значит, что Нацбанк пытается противостоять «включению станка». Но если поступит прямое указание начать эмиссию, то оно будет выполнено. Так что будущее, мягко говоря, не определено», — заключает эксперт.

Для спланированного бюджета здесь тоже есть риски?

Да. Инфляция также учитывается при формировании бюджета, но он, в отличие от выше названных документов, постоянно корректируется. Так что в случае роста инфляции, корректируется и расходная часть бюджета. А вот как возросшие расходы будут покрываться — за счет увеличения госдолга или эмиссии денег — уже другой вопрос.

Чем чреват для белорусов такой разрыв между планируемой и реальной инфляцией? 

— Населению нет дела до какого-то разрыва и плановых показателей. На качество жизни влияет фактическая инфляция, и если точнее — реальные доходы населения. Это номинальные доходы с поправкой на инфляцию. На примере прошлого года можно отметить один интересный момент. В 2020-м году инфляция выросла больше запланированной — на 7,4%, при этом номинальные доходы росли еще быстрее. В итоге реальные доходы населения выросли на 4%. Получается, что «в среднем по больнице» народ стал жить лучше. Но это совсем не значит, что каждый может сказать, что стал жить лучше. И даже не значит, что большинство может так сказать про себя. У каждого свое соотношение личных доходов и инфляции, — резюмирует Вадим Иосуб. 

Тогда почему в магазине кажется, что все гораздо хуже, чем на бумаге?

В Беларуси регулярно проводятся исследования по ожидаемой и ощущаемой инфляции — по мнению населения. И как правило, цифры получаются выше официальной статистики.

— Это не значит, что Белстат неправильно считает инфляцию. Это говорит о том, что у нас десятилетиями складывалось недоверие к официальной статистике, — говорит экономист. — Второй момент чисто психологический. Человек обычно субъективно воспринимает изменение уровня цен. Если какой-то товар подешевел, мы можем этого не заметить, а если подорожал — мы заострим на этом внимание. Плюс если колбаса завтра подорожает в два раза и мы это заметим, у нас возникнет ощущение, что это вся жизнь подорожала в два раза. Хотя в потребительской корзине эта колбаса может занимать 1%.

И все же данные по ощущаемой и ожидаемой инфляции очень важны. Потому что при всей их искаженности и субъективности люди действуют на рынке, исходя из этих цифр. Например, если банк предлагает депозит под 10%, а человек полагает, что инфляция составляет 20%, он не положит деньги на таких условиях.

— То есть высокая ощущаемая и ожидаемая инфляция говорит о недоверии населения к кредитно-денежной политике государства и национальной валюте. Все это влияет на финансовые ресурсы банков и всю экономику в целом, — заключает эксперт.

Последнее в рубрике